Рефлекторная теория Сеченова и программа развития отечественных экспериментально психологических исследований

СЕЧЕНОВ, ИВАН МИХАЙЛОВИЧ

СЕЧЕНОВ, ИВАН МИХАЙЛОВИЧ (1829–1905), русский физиолог, создатель первой в России физиологической школы, основоположник учения о психической регуляции поведения и новой психологии. Член-корреспондент Петербургской академии наук (1869).

Родился 1 (13) августа 1829 в селе Теплый Стан Симбирской губернии (ныне Сеченово, Нижегородской обл.). Младший ребенок в семье дворянина, его мать была из крестьянок. Получил домашнее начальное образование.

В 1843 поступил в Главное инженерное училище в Санкт-Петербурге. Окончил в 1848. Недолго состоял на военной службе, и, выйдя в отставку, в 1850 поступил в Московский университет на медицинский факультет. На 4 курсе стал серьезно заниматься физиологией у Ивана Тимофеевича Глебова (1806–1884), ученого, оказавшего значительное влияние на развитие русской медицинской науки и образование русских ученых, вице-президента санкт-петербургской медико-хирургической академии (1857). В это же время Сеченов заинтересовался психологией. Попытки физиологии исследовать мозг в то время считались бесперспективными, но Сеченов уже тогда мечтал создать особую «медицинскую» психологию на стыке философии, психологии и медицины, основанную на опыте и учитывающую функции мозговой системы.

НЕРВНАЯ СИСТЕМА

Серьезная учеба в студенческие годы не истощала всего запаса кипучей энергии молодого Сеченова. Он сблизился с литературным кружком Аполлона Григорьева, который, кроме поэтических чтений, славился своими веселыми кутежами. В конечном счете для Сеченова участие в этих пирушках не прошло даром, он заинтересовался проблемой воздействия алкоголя на человеческих организм и уже на младших курсах написал исследовательскую работу о физиологии алкогольного опьянения и роли водки в жизни русских людей. Впоследствии эта тема была разработана в его докторской диссертации. Окончив университет в 1856, он на четыре года за свой счет уехал в Германию, где тогда была самая прогрессивная физико-химическая школа в физиологии, и там подготовил докторскую диссертацию Материалы для будущей физиологии алкогольного опьянения. Защитил ее в 1860 в Медико-хирургической (впоследствии Военно-медицинской) академии.

С 1860 работал на кафедре физиологии Медико-хирургической академии в Петербурге, организовал там одну из первых в России физиологических лабораторий, где проводились не только физиологические исследования, но также работы в области фармакологии, токсикологии и клинической медицины. Его экспериментальная деятельность охватывала широкий круг проблем, в частности он исследовал закономерности растворения, связывания и переноса углекислого газа кровью; изучение газообмена позволило ему объяснить гибель аэронавтов на воздушном шаре и положить начало авиационной физиологии. Ввел в практику метод демонстрации эксперимента.

В 1871–1876 заведовал кафедрой физиологии в Новороссийском университете (Одесса). В 1876 вернулся в Санкт-Петербург, где также организовал лабораторию. Был одним из основателей Бестужевских высших женских курсов.

В 1888 переехал из Санкт-Петербурга в Москву, где обвенчался со своей гражданской женой М.А.Боковой. С 1889 приват-доцент, с 1891 профессор физиологии Московского университета вплоть до отставки в 1901.

В 1889 был избран одним из почетных председателей I Международного психологического конгресса в Париже.

Читал лекции в клубе врачей на Большой Дмитровке, в Физиологическом институте и публичные лекции на Пречистенских курсах для рабочих.

Его экспериментальные исследования положили начало современному учению о рефлекторной природе психических процессов. В своей ставшей классической работе Рефлексы головного мозга (1866) обосновал рефлекторную природу сознательной и бессознательной деятельности. Сеченов показал, что, поскольку рефлексы невозможны без внешнего раздражителя, то психическая деятельность стимулируется раздражителями, воздействующими на органы чувств. При этом Сеченов пополнил учение о рефлексах существенным дополнением, рассмотрев влияние прежних воздействий, а не только непосредственно действующих.

Экспериментальное подтверждение гипотезы о влиянии центров головного мозга на двигательную активность было получено им еще в 1862 в Париже, в лаборатории К.Бернара. Сеченов обнаружил, что химическое раздражение продолговатого мозга и зрительных бугров кристалликами поваренной соли задерживало рефлекторную двигательную реакцию конечности лягушки. Таламический центр торможения рефлекторной реакции впоследствии был назван «сеченовским центром», а феномен центрального торможения – сеченовским торможением. Его главное открытие центрального торможения (т.е. задерживающего влияния центров мозга на рефлексы) было вдохновлено идеей объяснения механизмов сознания и воли.

Волевого человека определяет способность противостоять нежелательным импульсам и действовать по собственной программе. А это, по Сеченову, возможно, когда включаются тормозные центры. Задержанное этими центрами действие как бы уходит вглубь мозга и сохраняется там в форме мысли. Сохранение следов в центральной нервной системе выступает как основа памяти, торможение – как механизм избирательной направленности поведения, работа «усиливающего механизма мозга» – как субстрат мотивации.

Сеченов предложил план построения новой объективной психологии. До этого считалось, что психологические (или душевные) явления можно познать только изнутри. Согласно Сеченову, внутренний план поведения человека можно познать с помощью таких же методов, какими наука познает другие формы жизнедеятельности. Он отклонил версию о познании как непосредственном опыте субъекта, ведь также, как и законы движения, законы, порождающие переживания, не даны человеку непосредственно. Иллюзия неподвижности земли, которая ощущается человеком непосредственно – того же рода, что и восприятие психических явлений – одно дело их прямое переживание, а другое – законы, порождающие эти переживания. Их можно открыть только косвенным путем, как в физике или астрономии ученые высчитывают траектории движения атомов или планет. Это предположение шло вразрез с общепринятой в то время версией психической жизни, что именно непосредственность ее сознания (или переживания) служит той границей, которая отделяет эту сферу от других аспектов бытия. Сеченов полагал, что иллюзия непосредственности психики возникает как результат позднего развития субъекта. Этой фазе предшествует освоение ребенком окружающего мира. Психически регулируемые действия напоминают рефлексы тем, что в их основе и их первопричиной являются прямые контакты с окружающим миром. Таковы умение смотреть, слышать, управлять движениями и т.д. Но, кроме того, у ребенка есть и мышление, сперва предметное, т.е. ребенок воспринимает предметы, мыслит о них, устанавливает взаимоотношения и делает выводы (умозаключения). Из внешних, объективно наблюдаемых, они благодаря механизму торможения «уходят внутрь», сохраняясь в головном мозгу, чтобы потом вновь проявиться в подобных ситуациях. Так же формируется личность: сначала ребенок действует по приказанию взрослых; потом формирует представления о себе как о внутреннем центре, откуда теперь исходят команды. Это было новаторское представление о соотношении внешних действий человека и его внутренних психических актах. Этот процесс преобразования внешнего во внутреннее получил название интериоризации.

К 1863–1868 относится окончательное формирование физиологической школы Сеченова. Ряд лет он со своими учениками занимался физиологией межцентральных отношений. Наиболее существенные результаты этих исследований опубликованы в его работе Физиология нервной системы (1866).

В 1871–1872 под его редакцией в России был опубликован перевод труда Ч.Дарвина Происхождение человека, что послужило развитию эволюционной физиологии в России.

Сеченов был поглощен анализом коренных проблем методологии научного познания. Своеобразие его позиции заключалось в том, что он не шел традиционным путем от представлений о научной мысли к естественно научным представлениям, вырабатываемым на ее основе, т.е. теориям, гипотезам и др., а в противоположном направлении, используя экспериментально полученные факты, касающиеся психофизиологического аппарата человека использовал для объяснения устройства и функционирования мышления. Результатом огромного эмпирического материала и новаторского метода был труд Элементы мысли, опубликованный еще в Петербурге в 1878 в журнале «Вестник Европы» (2 изд., 1903).

В 1904 Сеченов закончил свои Автобиографические записки.

Умер 2 (15) ноября 1905 в Москве.

Другие сочинения: Избранные труды, М., 1935; Избранные философские и психологические произведения. М., 1947; Физиология нервных центров. Из лекций, читанных в Собрании врачей в Москве в 1889–1990 гг. М., 1952.

Источник

Рефлекторная теория Сеченова и программа развития отечественных экспериментально-психологических исследований

Программа развития отечественных экспериментально-психологических исследований.

1) Исходной своей естественнонаучной предпосылкой рефлекторная теория И. М. Сеченова имеет положение о единстве организма и среды, об активном взаимодействии организма с внешним миром.

Это положение составило первую общебиологическую предпосылку открытия Сеченовым рефлексов головного мозга.

Основные ее положения следующие:

1. Рефлекс — это своеобразная универсальная форма взаимодействия организма и среды, опирающаяся на эволюционную биологию. Сеченов выделял два рода рефлексов: постоянные, врожденные , которые осуществляются низшими отделами нервной системы («чистые» рефлексы);

изменчивые, приобретаемые в индивидуальной жизни , которые он считал одновременно и физиологическими, и психическими явлениями.

2. Деятельность нервных центров представляется как непрерывная динамика процессов возбуждения и торможения.

3. Центры головного мозга могут задерживать или усиливать рефлексы спинного мозга.

4. Сеченов вводит понятие «физиологического состояния нервного центра», которое непосредственно связано с биологическими потребностями. Состояние центра представляет собой нервный субстрат потребности.

5. Вводится понятие «ассоциации рефлексов», которое лежит в основе обучения человека и животных.

2) Однако у Сеченова не хватало экспериментальных подтверждений своих «гениальных догадок». Экспериментально подтвердил и дополнил идеи Сеченова Павлов. Он подкрепил идеи Сеченова научной концепцией условного рефлекса, ввел ее в строгие рамки лабораторного опыта.

Итак, основные принципы рефлекторной теории Павлова-Сеченова следующие:

1. Принцип детерминизма (причинности). Этот принцип означает, что любая рефлекторная реакция причинно обусловлена, то есть нет действия без причины. Всякая деятельность организма, каждый акт нервной деятельности вызван определенным воздействием из внешней или внутренней среды.

2. Принцип структурности. Согласно этому принципу каждая рефлекторная реакция осуществляется при помощи определенных структур мозга. В мозге нет процессов, которые не имели бы материальной основы. Каждый физиологический акт нервной деятельности приурочен к какой-либо структуре.

3. Принцип анализа и синтеза раздражителей. Нервная система постоянно анализирует (различает) с помощьюрецепторов все действующие на организм внешние и внутренние раздражители, и на основе этого анализа формирует целостную ответную реакцию — синтез. В мозге эти процессы анализа и синтеза происходят непрерывно и постоянно. В результате организм извлекает из среды нужную для себя информацию, перерабатывает ее, фиксирует в памяти и формирует ответные действия в соответствии с обстоятельствами и потребностями.

3) О значении эксперимента как метода объективного исследования психических явлений указывал В.М. Бехтерев уже в одной из своих первых психологических работ «Сознание и его границы» (1888).

Последовательными сторонниками экспериментального метода как условия объективного исследования психики являлись руководители первой московской психологической лаборатории С.С. Корсаков и А.А. Токарский, что нашло свое выражение в их выступлениях и в практической деятельности — организации экспериментальных исследований. Большой вклад в распространение и развитие экспериментальных методов в психологии внесли также руководители других экспериментально-психологических лабораторий: А.П. Нечаев, В.Ф. Чиж, И.А. Сикорский и др.

Идею экспериментального пути развития психологии последовательно отстаивал Н.Н. Ланге, связывающий с этим совершенствование психологии, превращение ее в точную, «положительную» науку. Ланге не только теоретически обосновывал продуктивность использования эксперимента в целях объективного исследования психики, но и блестяще подтвердил это на примере собственных экспериментальных исследований. Так, предложенная им моторная теория внимания основывается на экспериментальном анализе непроизвольных колебаний внимания при зрительном и слуховом восприятии (Ланге Н.Н., 1893).

Заслуживает внимания и оценка возможностей экспериментального метода, данная А.Ф. Лазурским на основе его сопоставления с методом «чистого самонаблюдения». Лазурский выделил ряд преимуществ эксперимента:

1) При экспериментальном исследовании есть экспериментатор — лицо, которое должно решать известные психологические вопросы, вырабатывать методы постановки для решения этого вопроса и ставить самый эксперимент; от него совершенно отделено другое лицо — испытуемый, который только должен отвечать на поставленные ему вопросы. 2) при экспериментальном методе исследования мы можем пользоваться подсчетом.

Эксперимент в психологии в конце XIX в. становится реальностью, он проникает в разные области психологии, реализуется в многочисленных исследованиях ученых-экспериментаторов, организационно оформляется в деятельности первых экспериментальных психофизиологических лабораторий.

Особое место в истории развития понятия о рефлексе принадлежит прежде всего чешскому ученому И. Прохаске. С него начинается переход от механического декартовского к биологическому пониманию рефлекса. Вместе с тем у Прохаски наметились и первые шаги к преодолению дуалистического декартовского противопоставления рефлекторных и психологических (сознательных) актов.

В последующий период на основе работ Ч. Белла, Ф. Мажанди и других, в трудах М. Холла и И. Мюллера, сосредоточивших свое внимание на изучении структурных, анатомических особенностей нервной системы, малоподвинутом во времена Прохаски, складывается тот анатомический подход к деятельности нервной системы, который критиковал И. М. Сеченов, противопоставляя ему свой функциональный, физиологический подход к изучению нервной системы, в это время создается представление об анатомической локализации нервных дуг. Особенно заостренно дуализм выразился в холловской концепции, согласно которой деятельность организма оказалась расколотой на два совершенно разнородных вида, локализирующихся один в спинном, другой в головном мозгу. Э. Пфлюгер принимает как нечто непреложное сложившееся к тому времени анатомическое понятие о рефлексе как акте, определяемом морфологически фиксированной рефлекторной дугой, заранее предуготованным сцеплением чувствительных и двигательных нервов. Отметив непригодность этого механизма для осуществления приспособительных актов организма к среде, Пфлюгер отвергает сведение закономерности актов не только головного, но и спинного мозга к механизму рефлекса. И. М. Сеченов то же исторически сложившееся понятие разрешает другим, в известном смысле противоположным пфлюгеровскому, путем. Он отвергает не рефлекторную природу приспособительных реакций, как Пфлюгер, а сложившуюся к тому времени в физиологии анатомическую концепцию рефлекса, которая для Пфлюгера остается неприкосновенной, и распространяет преобразованную — уже не анатомическую, а функциональную — концепцию рефлекса на головной мозг. Характеристика деятельности головного мозга как рефлекторной означает у И. М. Сеченова прежде всего то, что это деятельность закономерная, детерминированная. Исходной своей естественнонаучной предпосылкой рефлекторная теория И. М. Сеченова имеет положение о единстве организма и среды, об активном взаимодействии организма с внешним миром. Это положение составило первую общебиологическую предпосылку открытия Сеченовым рефлексов головного мозга. Обусловленная внешними воздействиями, рефлекторная деятельность мозга — это тот «механизм», посредством которого осуществляется связь с внешним миром организма, обладающего нервной системой. Второй — физиологической — предпосылкой рефлекторной теории явилось открытие Сеченовым центрального торможения. Оно стало первым шагом к открытию внутренних закономерностей деятельности мозга, а открытие этих последних было необходимой предпосылкой для преодоления механистического понимания рефлекторной деятельности по схеме стимул — реакция, согласно механистической теории причины как внешнего толчка, якобы однозначно определяющего эффект реакции.

Особенности развития отечественных экспериментально-психологических исследований. Что же характерно было для развития экспериментально-психологических исследований в России в конце XIX — нач. XX в.? Прежде всего необходимо отметить отличающую данный подход последовательную борьбу с интроспекцией, утверждение взгляда на эксперимент как на метод объективного познания психики. О значении эксперимента как метода объективного исследования психических явлений указывал В.М. Бехтерев уже в одной из своих первых психологических работ «Сознание и его границы» (1888). Анализируя результаты психологических экспериментальных исследований, выполненных в Казанской лаборатории, В.М. Бехтерев отмечал, что «было бы совершенно бесплодно еще раз обращаться в этом вопросе к методу самонаблюдения. Только экспериментальным путем можно достичь возможно точного и обстоятельного решения вопроса» (Бехтерев В.М., 1888. С. 15). Полный цикл его трудов был впоследствии специально посвящен обоснованию роли одного из направлений психологии — объективной психологии (Бехтерев В.М., 1907-1910).

Последовательными сторонниками экспериментального метода как условия объективного исследования психики являлись руководители первой московской психологической лаборатории С.С. Корсаков и А.А. Токарский, что нашло свое выражение в их выступлениях и в практической деятельности — организации экспериментальных исследований. Большой вклад в распространение и развитие экспериментальных методов в психологии внесли также руководители других экспериментально-психологических лабораторий: А.П. Нечаев, В.Ф. Чиж, И.А. Сикорский и др.

Идею экспериментального пути развития психологии последовательно отстаивал Н.Н. Ланге, связывающий с этим совершенствование психологии, превращение ее в точную, «положительную» науку. Ланге не только теоретически обосновывал продуктивность использования эксперимента в целях объективного исследования психики, но и блестяще подтвердил это на примере собственных экспериментальных исследований. Так, предложенная им моторная теория внимания основывается на экспериментальном анализе непроизвольных колебаний внимания при зрительном и слуховом восприятии (Ланге Н.Н., 1893).

Заслуживает внимания и оценка возможностей экспериментального метода, данная А.Ф. Лазурским на основе его сопоставления с методом «чистого самонаблюдения». Лазурский выделил ряд преимуществ эксперимента. Первое его замечание касается характеристики эксперимента как метода объективного исследования психических явлений. Он указывает, что в условиях «чистого самонаблюдения» субъект является одновременно и наблюдаемым и наблюдателем, а это нередко приводит к неосознанным ошибкам в оценке человеком его собственных переживаний, открывает широкие возможности для произвольных толкований и фальсификаций результатов самонаблюдения, ибо «благодаря тому, что философы руководствовались предвзятой гипотезой, у них были заранее построены теории, и когда они наблюдали себя, чтобы проверять, они невольно впадали в ошибки. Свои наблюдения они подгоняли под теорию» (Лазурский А.Ф., 1912. С. 10-11).

В отличие от этого эксперимент «разделяет исследователя от исследуемого, наблюдателя — от наблюдаемого. При экспериментальном исследовании есть экспериментатор — лицо, которое должно решать известные психологические вопросы, вырабатывать методы постановки для решения этого вопроса и ставить самый эксперимент; от него совершенно отделено другое лицо — испытуемый, который только должен отвечать на поставленные ему вопросы. Вот первое значение эксперимента» (Там же. С.11). Второе важное преимущество эксперимента заключается, по его мнению, в открывающейся в условиях экспериментального изучения явлений возможности их количественного анализа, подсчета и измерения: «. Прежние психологи, пользовавшиеся чистым самосознанием, не могли даже и думать, что в психической жизни можно что-нибудь измерить и подсчитать; между тем. при экспериментальном методе исследования мы можем пользоваться подсчетом» (Там же. С.11). А это, в свою очередь, позволяет не только исследовать те или иные психические процессы, но и определить их особенности у разных испытуемых, то есть открывает путь для развития дифференциально-психологических исследований.

Наконец, в отличие от чистого самонаблюдения, при котором человек «не может изменять своих психических процессов, а должен наблюдать их в том виде, в каком они ему представились, в экспериментальных условиях исследователь может видоизменять явления и этим путем ближе и детальнее изучает их» (Там же. С.11). Это произвольное изменение психических явлений, их целенаправленное создание достигается посредством варьирования условий проведения эксперимента, использования различного стимульного материала. Однако было бы неверным представлять себе, будто утверждение эксперимента в отечественной психологии развивалось беспрепятственно. Активное противодействие оно встречало со стороны традиционно мыслящей университетской профессуры, отвергающей эксперимент как метод познания внутреннего мира и рассматривающей психологию как дисциплину историко-философского цикла с присущими ему абстрактно-логическими методами исследования.

Несмотря на это, эксперимент в психологии в конце XIX в. становится реальностью, он проникает в разные области психологии, реализуется в многочисленных исследованиях ученых-экспериментаторов, организационно оформляется в деятельности первых экспериментальных психофизиологических лабораторий. Не считаться с этим фактом было уже нельзя. В связи с этим в психологии выделяется направление, которое, не отвергая экспериментальный метод, признавая возможность его использования в психологии, в то же время стремилось всемерно ограничить сферу его применения. Такую позицию, в частности, занимали сторонники эмпирического направления в психологии.

Ярким примером попытки использования эксперимента как сугубо субъективного метода в целях изучения телепатии, медиумизма, ясновидения и т.п. являлась деятельность Русского общества экспериментальной психологии, созданного в 1885 г. и превратившегося в орудие борьбы с объективной экспериментальной психологией.

Таким образом, очевидно, что критерием объективности научного метода, в том числе эксперимента, является, прежде всего, методологическая позиция исследователя, реальная направленность использования данного метода, проявляющаяся и в постановке исследовательской задачи, и в организации эксперимента, и в объяснении полученных в ходе эксперимента результатов. Поэтому важной задачей истории психологии является проведение методологического анализа важнейших направлений отечественной экспериментальной психологии, независимо от их внешних программных заявлений

Источник



Работы Сеченова «Рефлексы головного мозга» 1863г

В своем знаменитом труде “Рефлексы головного мозга” (1863) Сеченов распространил рефлекторный принцип на всю деятельность головного мозга и, тем самым, — на всю психическую деятельность человека. Он показал, что “все акты сознательной и бессознательной жизни по способу своего происхождения суть рефлексы”

Сеченов показал, что все они включены в целостный рефлекторный акт, в целостный ответ организма на воздействие окружающей среды, регулируемый головным мозгом человека. Рефлекторный принцип психической деятельности позволил Сеченову сделать важнейший, для научной психологии вывод о детерминированности, причинной обусловленности всех действий и поступков человека внешними воздействиями.

Именно в этой работе он делит по происхождению все мышечные движения на две группы — невольные и произвольные

Три вида невольных движений:

Рефлексы (в тесном смысле) на обезглавленных животных, движения у человека во время сна и при условиях, когда его головной мозг, как говорят, не действует

Невольные движения, где конец акта ослаблен против начала его более или менее сильно-задержанные невольные движения

Невольные движения И. М Сеченов описывает как простейший механизм: от кожи к спинному мозгу тянутся чувствующие нервные нити, а из спинного мозга выходят к мышцам нервы движения; в самом же спинном мозгу обоего рода нервы связываются между собою при посредстве так называемых нервных клеток. Благодаря этой связи происходят отраженные движения — возбуждение чувствующего нерва отражается на движущем.

Невольные движения всегда целесообразны. Они направлены на выживание (в некоторых из случаев целесообразность доведена до такой степени, что движение перестает казаться наблюдателю автоматичным и начинает принимать характер разумного).

В основе движения не лежит ощутимого чувственного возбуждения

Движения определяются лишь самыми высокими психическими мотивами, самыми отвлеченными представлениями, например, мыслью о благе человеческого рода, любовью к родине и пр.

Учение Павлова о первой и второй сигнальной системе

Сигнальная система — система условно- и безусловнорефлекторных связей высшей нервной системы животных (включая человека) и окружающего мира.

Первая сигнальная система — основа непосредственно отражения действительности в форме ощущений и восприятий.

К первой сигнальной системе Павлов относит ощущения, представления и впечатления человека от окружающей внешней среды, в том числе и социальной, исключая словесные, речевые сигналы.

это совокупность наших органов чувств, дающая простейшее представление об окружающей действительности.

Это форма непосредственного отражения реальности в виде ощущений и восприятий. Она является общей и для животных, и для человека.

Вторая сигнальная система — это система речевых сигналов — специальный тип высшей нервной деятельности человека.

Эта система основанная на условнорефлекторных механизмах, свойственна только высшей нервной деятельности человека, находится в тесном взаимодействии с первой сигнальной системой и играет ведущую роль в его сознательной жизни, дает основу для обобщения и мышления.

Первая сигнальная система развита практически у всех животных, тогда как вторая система присутствует только у человека. Это связано с тем, что только человек способен формировать отвлечённый от обстоятельств образ.

Обе сигнальные системы человека, обладая качественными различиями, функционируют в тесном взаимодействии и единстве.

В зависимости от преобладания одной из сигнальных систем Павлов разделил людей на три типа:

· Художественный тип, к которому он отнес представителей с образным мышлением (у них доминирует первая сигнальная система).

· Мыслительный тип, представители которого обладают высокоразвитым словесным мышлением, математическим складом ума (доминирование второй сигнальной системы).

· Средний тип, у представителей которого обе системы взаимно уравновешены.

Учение о неврозах.

Учение о неврозах исторически характеризуется двумя тенденциями.

1. Одни исследователи исходят из признания того, что существование невротических феноменов полностью детерминировано определенными патологическими механизмами чисто биологической природы, хотя и не отрицают роли психической травмы в качестве пускового механизма и возможного условия возникновения заболевания.

2. вся клиническая картина неврозов может быть выведена из одних лишь личностных психологических механизмов. Сторонники этого направления считают, что информация соматического характера является принципиально несущественной для понимания клиники, генеза и терапии невротических состояний.

Вследствие этого невроз определяется как психогенное (конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека, проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических явлений (Карвасарский Б.Д., 1990; Свядощ А.М., 1997 и др.).

7. Физиология сенсорных систем. (анализаторы)

Сенсорной системой(анализатором) – называют часть нервной системы, состоящую из воспринимающих элементов – сенсорных рецепторов, нервных путей, передающих информацию от рецепторов в мозг и частей мозга, которые перерабатывают и анализируют эту информацию

В сенсорную систему входят 3 части

1. Рецепторы – органы чувств

2. Проводниковый отдел, связывающий рецепторы с мозгом

3. Отдел коры головного мозга, которая воспринимает и обрабатывает информацию.

Рецепторы – периферическое звено, предназначенное для восприятия

Функции сенсорных систем

1.Обнаружение сигналов. Каждая сенсорная система в процессе эволюции приспособилась к восприятию адекватных, присущих для данной системы раздражителей. Сенсорная система, например глаз, может получать разные – адекватные и неадекватные раздражения(свет или удар по глазу). Сенсорные системы воспринимают силу – глаз воспринимает 1 световой фотон(10 в -18 Вт). Удар по глазу(10 в -4 Вт). Электрический ток(10 в -11 Вт)

3.Передача или преобразование сигналов. Любая сенсорная система работает, как преобразователь. Она преобразует одну форму энергию действующего раздражителя в энергию нервного раздражения. Сенсорная система не должна исказить сигнала раздражителя.

Принцип доминанты

Во все моменты жизнедеятельности создаются условия, при которых выполнение какой-либо функции становится более важным, чем выполнение других функций. Выполнение данной функции подавляет другие функции.

Одним из ярких примеров доминанты можно назвать доминанту полового возбуждения у кошки, изолированной от самцов в период течки[2]. Различные раздражители (призыв к миске с едой, стук тарелок накрываемого стола) вызывают в данном случае не мяуканье и оживлённое выпрашивание пищи, а лишь усиление симптомокомплекса течки. Введение даже больших доз бромистых препаратов неспособно стереть эту половую доминанту в центрах.

Ухтомский считал, что доминанта способна трансформироваться в любое «индивидуальное психическое содержание». Однако доминанта не является прерогативой коры головного мозга, это общее свойство всей центральной нервной системы. Он видел разницу между «высшими» и «низшими» доминантами. «Низшие» доминанты носят физиологический характер, «высшие» — возникающие в коре головного мозга — составляют физиологическую основу «акта внимания и предметного мышления».

Многочисленные исследования, проведённые Ухтомским, его коллегами и независимыми учёными свидетельствовали о том, что доминанта играет роль общего рабочего принципа нервных центров.

Для Ухтомского доминанта была тем, что определяет направленность человеческого восприятия. Доминанта служила тем самым фактором, который интегрирует ощущения в целую картинку (здесь можно провести параллель с гештальтом). Ухтомский считал, что все отрасли человеческого опыта, в том числе и наука, подвержены влиянию доминант, при помощи которых подбираются впечатления, образы и убеждения.

Работы Сеченова «Рефлексы головного мозга» 1863г

В своем знаменитом труде “Рефлексы головного мозга” (1863) Сеченов распространил рефлекторный принцип на всю деятельность головного мозга и, тем самым, — на всю психическую деятельность человека. Он показал, что “все акты сознательной и бессознательной жизни по способу своего происхождения суть рефлексы”

Сеченов показал, что все они включены в целостный рефлекторный акт, в целостный ответ организма на воздействие окружающей среды, регулируемый головным мозгом человека. Рефлекторный принцип психической деятельности позволил Сеченову сделать важнейший, для научной психологии вывод о детерминированности, причинной обусловленности всех действий и поступков человека внешними воздействиями.

Именно в этой работе он делит по происхождению все мышечные движения на две группы — невольные и произвольные

Три вида невольных движений:

Рефлексы (в тесном смысле) на обезглавленных животных, движения у человека во время сна и при условиях, когда его головной мозг, как говорят, не действует

Невольные движения, где конец акта ослаблен против начала его более или менее сильно-задержанные невольные движения

Невольные движения И. М Сеченов описывает как простейший механизм: от кожи к спинному мозгу тянутся чувствующие нервные нити, а из спинного мозга выходят к мышцам нервы движения; в самом же спинном мозгу обоего рода нервы связываются между собою при посредстве так называемых нервных клеток. Благодаря этой связи происходят отраженные движения — возбуждение чувствующего нерва отражается на движущем.

Невольные движения всегда целесообразны. Они направлены на выживание (в некоторых из случаев целесообразность доведена до такой степени, что движение перестает казаться наблюдателю автоматичным и начинает принимать характер разумного).

В основе движения не лежит ощутимого чувственного возбуждения

Движения определяются лишь самыми высокими психическими мотивами, самыми отвлеченными представлениями, например, мыслью о благе человеческого рода, любовью к родине и пр.

Источник

Сеченов рефлекторная природа головного мозга

Сеченов Иван Михайлович

Николай Михайлович Сеченов — русский физиолог.

Состав и функционирование мозга и нервной системы человека

Психофизиологические эффекты человека

Рефлекторная теория И.М. Сеченова

И.М. Сеченов в работе «Рефлексы головного мозга» доказывал, что все акты сознательной и бессознательной жизни человека рефлекторны по своему механизму:

«Всё бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению — мышечному движению. Смеётся ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создаёт ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге — везде окончательным фактом является мышечное движение.

Чтобы помочь читателю поскорее помириться с этой мыслью, я ему напомню рамку, созданную умом народов и в которую укладываются все вообще проявления мозговой деятельности, рамка это — слово и дело. Под делом народный ум разумеет, без сомнения, всякую внешнюю механическую деятельность человека, которая возможна лишь при посредстве мышц. А под словом уже вы, вследствие вашего развития, должны разуметь, любезный читатель, известное сочетание звуков, которые произведены в гортани и полости рта при посредстве опять тех же мышечных движений.

Итак, все внешние проявления мозговой деятельности действительно могут быть сведены на мышечное движение.

Вопрос чрез это крайне упрощается. В самом деле, миллиарды разнообразных, не имеющих, по-видимому, никакой родственной связи, явлений сводятся на деятельность нескольких десятков мышц (не нужно забывать, что большинство последних органов представляет пары, как по устройству, так и по действию; следовательно, достаточно знать действие одной мышцы, чтобы известна была деятельность её пары).

Кроме того, читателю становиться разом понятно, что все без исключения качества внешних проявлений мозговой деятельности, которые мы характеризуем, например, словами: одушевлённость, страстность, насмешка, печаль, радость и пр., суть не что иное, как результаты большего или меньшего укорочения какой-нибудь группы мышц — акта, как всем известно, чисто механического. С этим не может не согласиться даже самый заклятый спиритуалист.

Да и может ли быть в самом деле иначе, если мы знаем, что рукою музыканта вырываются из бездушного инструмента звуки, полные жизни и страсти, а под рукою скульптора оживает камень. Ведь и у музыканта и у скульптора рука, творящая жизнь, способна делать лишь чисто механические движения, которые, строго говоря, могут быть даже подвергнуты математическому анализу и выражены формулой. Как же могли бы они при этих условиях вкладывать в звуки и образы выражение страсти, если бы это выражение не было актом чисто механическим?».

Сеченов И.М., Рефлексы головного мозга / Элементы мысли, СПб, «Питер», 2001 г., с. 5-6.

Источник

Adblock
detector