Quot Все к этому идет quot коренные народы Севера могут рассориться из за еды

Древние традиции камчатской рыбалки

Люди появились на полуострове примерно 15 тысяч лет назад. Сейчас коренные жители Камчатки – это ительмены, коряки, эвены и чукчи.

Коряки живут на севере Камчатки в национальном Корякском округе. Их насчитывается меньше 7000 человек. Чукчи – прирожденные мореходы, они выходили в море для охоты и рыбалки на больших байдарах, куда помещалось до 30 человек. Их по данным 2010 года живет на Камчатке всего полторы тысячи человек. Эвенов меньше 2000 человек. Ительменов сейчас всего около 2500 человек, свой язык знает только старшее поколение.

У ительменов рыболовство всегда было главным занятием, большое значение оно имело и для остальных аборигенов. Археологические раскопки показали, что в основном ловили рыбу лососевых пород. Для ловли использовали сети, которые плели из крапивы, ловушки-запоры, также били рыбу острогами. На плетение одной сети требовалось около двух лет, а использовать ее можно было только год.

Первооткрыватель Камчатки Крашенинников писал, что рыба – практически единственная пища местных жителей и их верных помощников, собак. Даже летние месяцы называли по видам рыб, которые идут в это время на нерест.

Для хранения рыбу вялили, квасили, солили, коптили и, конечно, замораживали. Чаще всего рыбу квасили, такая рыба называлась «кислой». В яму, обложенную травой, помещали свежую рыбу, сверху, поверх травы засыпали землей. Через месяц блюдо считалось готовым. Такой способ заготовки был в ходу до XX века. Запах у этого блюда был нестерпим для непривычного человека. Из всех видов лососей, но чаще из кеты и кижуча, делали вяленую рыбу, юколу. Рыбу разделывали, потом развешивали на воздухе на специальных сушилах. Ительмены вялили также мойву, корюшку.

Лососевую икру в основном сушили. Сушеная икра была самой удобной и сытной пищей в путешествии. Из сушеной рыбы также делали порошок – порсу, которую обычно ели, смешивая с местными ягодами: брусникой, голубикой, морошкой.

Боги, обряды и приметы

Ительмены почитали хозяина моря Утлейгана, считалось, что рыбу-основной продукт питания, в реках поселил дух Митг; в честь него устраивали праздник очищения в ноябре. Камчатское божество Хантай – полурыба, получеловек, что-то вроде русалки. Считалось, что он оберегал ительменов от невзгод. Каждый год проводился обряд очищения, для которого делали нового Хантая. Его 3 раза обносили вокруг ритуального костра, с песнями и танцами. Поставив затем на землю, фигуру украшали и подносили рыбу, ягоды, грибы. Во время праздников исполнялись ритуальные танцы, в которых отражалась вся жизнь: охота на медведя, рыбалка, жизнь чавычи, которая приходит с моря в свою реку, чтобы оставить в ней потомство.

Ительмены считались весьма любвеобильным народом, исследователи считают, что это связано с их рыбной «диетой».

Чтобы летом в реке было много рыбы, коряки весной «вызывали» ее из моря. Первую пойманную кету тащили вдоль берега, приговаривая при этом: «Появись много кеты!». Так же поступали и с чавычой, кижучем, горбушей.

Чтобы рыба не исчезла навсегда, нельзя было бросать ее с одного берега реки на другой.

Еще примета: если кижуч не зайдет в реку до 25 августа, то в этом году его уже не будет.

Коряки и чукчи поклонялись «хозяину моря», полуморжу-получеловеку.

Как жить дальше

Современная жизнь и прогресс – не всегда благо для коренных народностей Камчатки.

Веками налаженный образ жизни, включающий оленеводство, охоту и рыбалку, оказывается под угрозой, людей лишают пастбищ и морских угодий, пусть и для потребностей государства. Современные аборигены, как встарь, преимущественно питаются рыбой: сушеной, копченой, свежей, вяленой. Участки для рыболовства коренным жителям дают не всегда хорошие, они часто попадают под общие мероприятия по борьбе с браконьерством, хотя для них добыча рыбы и икры – не предмет наживы, а жизненная необходимость. К тому же, люди нуждаются и в других продуктах питания, а цены на них очень высокие, даже на хлеб из-за удаленности большинства поселений, безработица высокая, а зарплаты низкие.

Вот о чем пишет житель Камчатки в письме Президенту, его письмо размещено на сайте express-kamchatka.com. «При Советской власти были созданы национальные предприятия для коренных народностей, где они могли зарабатывать и кормить свои семьи, сейчас рыбокомбинаты работают по три месяца в году, местное население не имеет постоянной работы, массово спивается. Квоты на вылов рыбы предоставляются в недостаточном объеме: камбала и навага по 10 килограммов в год на человека».

В Государственную программу Камчатского края «Реализация государственной национальной политики и укреп­ление гражданского единства в Камчатском крае на 2014-2018 годы»включена подпрограмма «Устойчивое развитие коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, прожи­вающих в Камчатском крае».

В официальном документе сказано: «Целью подпрограммы является создание условий для устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего востока (КМНС), проживающих в Камчатском крае, на основе укрепления их социально-экономического потенциала при сохранении исконной среды обитания, традиционного образа жизни и культурных ценностей этих народов.

Задачи Подпрограммы: развитие традиционных форм жизнеобеспечения (промыслов) КМНС; … обеспечение укрепления здоровья КМНС; сохранение культурного наследия КМНС. Общий объем бюджетных ассигнований на реализацию Подпрограммы 276857,73080 тыс. рублей».

Будем надеяться, что эта подпрограмма будет выполнена и выделенные государством средства позволят аборигенам Камчатки успешно заниматься своими традиционными промыслами и ремеслами, и у малых народов будет большое будущее.

Источник



Как северные народы ловили рыбу?

В традиционном хозяйстве большинства северных народов большое значение занимает рыболовство. Ещё в третьем тысячелетии до нашей эры оно было одним из основных занятий коренных народов. Их материальная культура в значительной степени зависела от данного промысла.

Это напрямую касалось коренных жителей Амура и Оби, Камчатско – Охотского региона и острова Сахалин. Рыба была основной пищей и кормом для упряжных собак. Кроме того, одежду и обувь шили из рыбьей кожи. Ведя оседлый и полуоседлый образ жизни, народы, занимающиеся рыболовством, в летний период совершали переселения. Добываемую во время сезонного лова рыбу коренные северные народы заготавливали на зиму в виде юколы. А на корм собакам шли отходы.

В период палеолита (20 -25 тысяч лет назад) рыболовными орудиями были костяные крючки и наконечники гарпунов. Среди простейших рыболовных орудий были остроги, сачки, силки. Острогой, являющейся ударным или метательным орудием, били мелкую частиковую рыбу. А с помощью сачков чукчи с байдар добывали навагу. Корюшку таким образом добывали нивхи, негидальцы и ульчи. Что касается чукчей и шорцев, стоит отметить, что они пользовались силками. А из лука рыбу били лесные ненцы, ханты, манси, селькупы, эвенки. У хантов были специальные стрелы для щук, сначала с костяными, а затем с железными наконечниками. Жившие на Амуре коренные народы пользовались примитивными удочками – махалками, имевшими короткое удилище и крючок, насаженный на грузило.

Во время зимнего подлёдного лова с удочкой над прорубью устанавливали укрытие. Использовались самоловные орудия – перемёты и самоловы, которые заимствовали у русских. К длинной верёвке «хребтине» привязывали несколько десятков крючков, привязанных на «поводках». Всю конструкцию протягивали по воде или под водой. А саамы укрепляли к шесту леску с крючком, вбивая сам шест в дно реки или озера.

Источник

"Все к этому идет": коренные народы Севера могут рассориться из-за еды

МОСКВА, 19 мая — РИА Новости, Мария Марикян. Представители малочисленных коренных народов Севера отстаивают право на добычу рыбы на Колыме на льготных условиях. Раньше для этого требовалось только разрешение местного отделения Росрыболовства. Теперь многое изменилось. Одно из спорных нововведений — заниматься традиционным промыслом могут только пять национальностей. Кому и какие это создает проблемы — в материале РИА Новости.

Новые правила

В апреле вступили в силу приказы Минсельхоза и Росрыболовства, касающиеся новых правил традиционного промысла. Представители малочисленных коренных народов Севера (КМНС) Магаданской области переменам не рады.

Официально область населена ительменами, коряками, чуванцами, эвенами (ламутами), юкагирами. Они живут в Хасынском, Северо-Эвенском, Ольском, Омсукчанском, Среднеканском и Тенькинском городских округах — традиционных для коренных народов. Перечень утвержден распоряжением правительства № 631-р в 2009-м.

«По документам у нас во всей области — пять национальностей. На деле — 15, всего — 6,3 тысячи человек. Причем живут люди не только на территориях, перечисленных в распоряжении 631-р», — объясняет Станислав Манига, председатель общественной Ассоциации коренных малочисленных народов и этнических групп Севера.

Теперь те, кого нет в официальных списках, не смогут рыбачить на льготных условиях. Около двух тысяч человек лишились работы, которой занимались испокон веков.

«Я и мои близкие в том числе, — возмущается Манига. — Ситуация абсурдная. Мы хоть и эвены, но ни на что рассчитывать не можем, ведь живем в Магадане — городе, который не входит в список традиционных мест обитания малочисленных народов».

"Там ни души"

Прежде чем выйти на промысел, представитель КМНС должен получить разрешение. Процедура довольно простая: нужно явиться с паспортом в территориальное Росрыболовство.

«Документы приносим не по отдельности, а сразу от родовых общин — их по всей области шестнадцать. Раньше не было привязки ни к конкретным национальностям, ни к месту жительства, — говорит Манига. — Каждой весной в нашем Охотском территориальном управлении проводят комиссию на предоставление доступа к водным биоресурсам. Устанавливают квоты для коренных народов. На промысел выходим в конце июня — на специально отведенные участки».

Заявку подают за год до начала сезона. Документы оформляют на ловлю лососевых, морских зверей (ларгу, лахтака, кольчатую нерпу), морские виды рыб (корюшку, мойву, камбалу). На 2021-й одобрили промысел только последних — на каждого члена семьи около трехсот килограммов.

Причем определили гораздо меньше мест традиционного проживания — от каждого муниципального образования всего один-два поселка. Например, от Тенькинского городского округа — только село Оротук.

«Но чиновники не учитывают, что сейчас там ни души, — рассказывает Станислав. — В прошлом году Оротук полностью расселили. Людей отправили в Усть-Омчуг, а его в перечне нет».

Местные жители и администрация с 2009-го борются за расширение списка мест традиционного проживания КМНС. Станислав признается — запрет на промысел сильно бьет по качеству жизни. Сам он зарабатывает на резьбе по кости, старший сын — оленевод.

«Рыба — основа нашего рациона. А возможность покупать ее в магазине есть не у всех», — добавляет Манига.

Угроза конфликта

Местные уверены, что сложившаяся ситуация не только негативно скажется на здоровье людей, но и приведет к межнациональной розни. «Я из орочей и с родней оказалась за бортом. Рыбу мы коптим, солим, заготавливаем икру из поколения в поколение. Где справедливость?» — разводит руками Ирина из Ольского городского округа.

Люди писали в инстанции, в Сети опубликовали петицию — сейчас под ней уже около двух тысяч подписей. На стороне КМНС и региональные власти. Правительство Магаданской области обратилось в Федеральное агентство по делам национальностей с инициативой дополнить список меньшинств, живущих на Колыме, включив в него чукчей, орочей, камчадалов и эскимосов.

В конце апреля губернатор Магаданской области Сергей Носов на встрече с замминистра сельского хозяйства Максимом Увайдовым объяснил, что нововведения ощутимо ударили по коренным жителям Колымы. «Нашим людям нужна стабильность, чтобы планировать, строить будущее, развиваться», — подчеркнул он.

Руководитель управления нацполитики Министерства внутренней, информационной и молодежной политики Магаданской области Наталья Штумпф в комментарии РИА Новости сообщила, что областное правительство добивается разрешения на промысел для людей независимо от того, в какой части области они проживают. Обращения с просьбой рассмотреть это предложение направили в Минсельхоз и Росрыболовство.

«Хотелось бы получить доступ к биоресурсам и ессейским якутам. Они не относятся к малочисленным народам, поскольку в стране их больше 50 тысяч. Однако на уровне области их к таковым причислили — люди поколениями ведут здесь традиционный образ жизни», — объясняет Штумпф.

Единый реестр

В пресс-службе Росрыболовства заявили, что стараются упростить процедуру получения разрешения. К примеру, по новым правилам, прежде чем подавать заявку, надо заверить копии документов у нотариуса. Этот пункт вызвал недовольство у рыбаков — многим не по силам оплачивать такие услуги. В ведомстве отметили, что подготовили поправки в приказ Минсельхоза для исключения этого требования.

Кроме того, уже скоро отпадет необходимость обращаться с заявлением в местное отделение Росрыболовства: в 2022-м заработает единый реестр КМНС. Постановление о его создании в сентябре подписал премьер-министр Михаил Мишустин. Пользоваться льготами смогут все, кто есть в перечне. По данным Федерального агентства по делам национальностей, это более 250 тысяч человек.

«Надеемся, до лета все вернется на места, — говорит Станислав Манига. — Регион нас очень поддерживает. Важно, чтобы и федеральные власти среагировали».

Он уверен — если проблему не решить оперативно, прокормиться и свести концы с концами будет крайне сложно.

Источник

"Все к этому идет": коренные народы Севера могут рассориться из-за еды

МОСКВА, 19 мая — РИА Новости, Мария Марикян. Представители малочисленных коренных народов Севера отстаивают право на добычу рыбы на Колыме на льготных условиях. Раньше для этого требовалось только разрешение местного отделения Росрыболовства. Теперь многое изменилось. Одно из спорных нововведений — заниматься традиционным промыслом могут только пять национальностей. Кому и какие это создает проблемы — в материале РИА Новости.

Новые правила

В апреле вступили в силу приказы Минсельхоза и Росрыболовства, касающиеся новых правил традиционного промысла. Представители малочисленных коренных народов Севера (КМНС) Магаданской области переменам не рады.

Официально область населена ительменами, коряками, чуванцами, эвенами (ламутами), юкагирами. Они живут в Хасынском, Северо-Эвенском, Ольском, Омсукчанском, Среднеканском и Тенькинском городских округах — традиционных для коренных народов. Перечень утвержден распоряжением правительства № 631-р в 2009-м.

«По документам у нас во всей области — пять национальностей. На деле — 15, всего — 6,3 тысячи человек. Причем живут люди не только на территориях, перечисленных в распоряжении 631-р», — объясняет Станислав Манига, председатель общественной Ассоциации коренных малочисленных народов и этнических групп Севера.

Теперь те, кого нет в официальных списках, не смогут рыбачить на льготных условиях. Около двух тысяч человек лишились работы, которой занимались испокон веков.

«Я и мои близкие в том числе, — возмущается Манига. — Ситуация абсурдная. Мы хоть и эвены, но ни на что рассчитывать не можем, ведь живем в Магадане — городе, который не входит в список традиционных мест обитания малочисленных народов».

"Там ни души"

Прежде чем выйти на промысел, представитель КМНС должен получить разрешение. Процедура довольно простая: нужно явиться с паспортом в территориальное Росрыболовство.

«Документы приносим не по отдельности, а сразу от родовых общин — их по всей области шестнадцать. Раньше не было привязки ни к конкретным национальностям, ни к месту жительства, — говорит Манига. — Каждой весной в нашем Охотском территориальном управлении проводят комиссию на предоставление доступа к водным биоресурсам. Устанавливают квоты для коренных народов. На промысел выходим в конце июня — на специально отведенные участки».

Заявку подают за год до начала сезона. Документы оформляют на ловлю лососевых, морских зверей (ларгу, лахтака, кольчатую нерпу), морские виды рыб (корюшку, мойву, камбалу). На 2021-й одобрили промысел только последних — на каждого члена семьи около трехсот килограммов.

Причем определили гораздо меньше мест традиционного проживания — от каждого муниципального образования всего один-два поселка. Например, от Тенькинского городского округа — только село Оротук.

«Но чиновники не учитывают, что сейчас там ни души, — рассказывает Станислав. — В прошлом году Оротук полностью расселили. Людей отправили в Усть-Омчуг, а его в перечне нет».

Местные жители и администрация с 2009-го борются за расширение списка мест традиционного проживания КМНС. Станислав признается — запрет на промысел сильно бьет по качеству жизни. Сам он зарабатывает на резьбе по кости, старший сын — оленевод.

«Рыба — основа нашего рациона. А возможность покупать ее в магазине есть не у всех», — добавляет Манига.

Угроза конфликта

Местные уверены, что сложившаяся ситуация не только негативно скажется на здоровье людей, но и приведет к межнациональной розни. «Я из орочей и с родней оказалась за бортом. Рыбу мы коптим, солим, заготавливаем икру из поколения в поколение. Где справедливость?» — разводит руками Ирина из Ольского городского округа.

Люди писали в инстанции, в Сети опубликовали петицию — сейчас под ней уже около двух тысяч подписей. На стороне КМНС и региональные власти. Правительство Магаданской области обратилось в Федеральное агентство по делам национальностей с инициативой дополнить список меньшинств, живущих на Колыме, включив в него чукчей, орочей, камчадалов и эскимосов.

В конце апреля губернатор Магаданской области Сергей Носов на встрече с замминистра сельского хозяйства Максимом Увайдовым объяснил, что нововведения ощутимо ударили по коренным жителям Колымы. «Нашим людям нужна стабильность, чтобы планировать, строить будущее, развиваться», — подчеркнул он.

Руководитель управления нацполитики Министерства внутренней, информационной и молодежной политики Магаданской области Наталья Штумпф в комментарии РИА Новости сообщила, что областное правительство добивается разрешения на промысел для людей независимо от того, в какой части области они проживают. Обращения с просьбой рассмотреть это предложение направили в Минсельхоз и Росрыболовство.

«Хотелось бы получить доступ к биоресурсам и ессейским якутам. Они не относятся к малочисленным народам, поскольку в стране их больше 50 тысяч. Однако на уровне области их к таковым причислили — люди поколениями ведут здесь традиционный образ жизни», — объясняет Штумпф.

Единый реестр

В пресс-службе Росрыболовства заявили, что стараются упростить процедуру получения разрешения. К примеру, по новым правилам, прежде чем подавать заявку, надо заверить копии документов у нотариуса. Этот пункт вызвал недовольство у рыбаков — многим не по силам оплачивать такие услуги. В ведомстве отметили, что подготовили поправки в приказ Минсельхоза для исключения этого требования.

Кроме того, уже скоро отпадет необходимость обращаться с заявлением в местное отделение Росрыболовства: в 2022-м заработает единый реестр КМНС. Постановление о его создании в сентябре подписал премьер-министр Михаил Мишустин. Пользоваться льготами смогут все, кто есть в перечне. По данным Федерального агентства по делам национальностей, это более 250 тысяч человек.

«Надеемся, до лета все вернется на места, — говорит Станислав Манига. — Регион нас очень поддерживает. Важно, чтобы и федеральные власти среагировали».

Он уверен — если проблему не решить оперативно, прокормиться и свести концы с концами будет крайне сложно.

Источник

Adblock
detector