Природа как воплощение божества

ПАНТЕИЗМ

ПАНТЕИЗМ — (от греч. pan всё и theos бог) филос. и религиозное учение о Боге и мире, объединяющее их в единое целое. Впервые слово «пантеист» было использовано англ. деистом Дж. Толандом в 1705. Оппонент Толанда нидер. богослов Й. Фай ввел сам термин «П.»,… … Философская энциклопедия

пантеизм — Пантеизм (всебожие) есть такое мировоззрение, которое все существующее, как духовное, так и материальное, сводит к феноменальным видоизменениям самостоятельной субстанции, которую называет он божеством. По учению философа Спинозы, еврея по… … Справочник по ересям, сектам и расколам

Пантеизм — Пантеизм ♦ Panthéisme Вера в такого Бога, который является всем сущим, или в сущее, которое является Богом. Таким образом, Бог предстает миром (стоики) или природой (Спиноза: «Deus sive Natura»), и другого Бога нет и быть не может. Отсюда… … Философский словарь Спонвиля

пантеизм — а, м. panthéisme m. Философское идеалистическое учение, отождествляющее бога с природой. БАС 1. Спиноза был глубокомысленный философ и ревностный почитатель Божества. от пантеизма и атеизма равно удаленной. Карамз. ПРП 2 89. Ученики Вольфа… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

ПАНТЕИЗМ — (от пан. и греч. theos бог) религиозные и философские учения, отождествляющие Бога и мировое целое. Пантеистические тенденции проявляются в еретической мистике средних веков. Характерен для натурфилософии Возрождения и материалистической… … Большой Энциклопедический словарь

Пантеизм — (греч. pantheion pan – все + theos – бог) религиозно философское учение, максимально сближающее понятия «бог» и «природа» с тенденцией к их отождествлению. Пантеизм растворяет природу в боге. Большой толковый словарь по культурологии.. Кононенко… … Энциклопедия культурологии

Пантеизм — (гр. рan – бәрі + theos – құдай) – құдай мен табиғатты теңдестіретін толып жатқан ілімдер мен көзқарастар. Пантеистік пікірлер көне заманда –ертедегі үнді және ертедегі грек философияларында пайда болды. Натуралистік (табиғаттық) пантеизм әсіресе … Философиялық терминдердің сөздігі

ПАНТЕИЗМ — (от пан. и греческого theos бог), религиозные и философские учения, отождествляющие Бога и мировое целое. Пантеистические тенденции проявляются в еретической мистике средних веков. Характерен для натурфилософии Возрождения и Б. Спинозы… … Современная энциклопедия

ПАНТЕИЗМ — (греч. pan все и theos Бог) философское учение, согласно которому Бог и природа рассматриваются как близкие или тождественные понятия. В П. Бог находится не за пределами природы, а растворяется в ней. П., согласно Шопенгауэру, это прежде всего… … Новейший философский словарь

ПАНТЕИЗМ — [тэ], пантеизма, мн. нет, муж. (от греч. pan всё и theos бог). Религиозное идеалистическое мировоззрение, согласно которому в основе мира лежит не материя в движении, а некоторое божественное духовное начало, существующее в единстве с природой… … Толковый словарь Ушакова

Источник



Религиозно-философское учение, отождествляющее Бога с природой и рассматривающее природу как воплощение Божества

Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков Значение слова в словаре Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков
(тэ), пантеизма, мн. нет, м. (от греч. pan — всё и theos — бог). Религиозное идеалистическое мировоззрение, согласно к-рому в основе мира лежит не материя в движении, а некоторое божественное духовное начало, существующее в единстве с природой (филос.).

Большая Советская Энциклопедия Значение слова в словаре Большая Советская Энциклопедия
(от пан. и греч. theós ≈ бог), философское учение, отождествляющее бога и мир. Термин «пантеист» был введён английским философом Дж. Толандом (1705), а термин «П.»≈ его противником нидерландским теологом И. Фаем (1709). В пантеистических концепциях нередко.

Энциклопедический словарь, 1998 г. Значение слова в словаре Энциклопедический словарь, 1998 г.
ПАНТЕИЗМ (от пан. и греч. theos — бог) религиозные и философские учения, отождествляющие Бога и мировое целое. Пантеистические тенденции проявляются в еретической мистике средних веков. Характерен для натурфилософии Возрождения и материалистической системы.

Примеры употребления слова пантеизм в литературе.

С другой стороны, аристотелизм одобрялся и принимался неоплатоновским пантеизмом, который противоречил церковной христианской теологии.

Таким образом, в трактате Лоренцо Пизано теория любви совмещает явные противоположности: схоластику с античным материализмом, дуализм воли и интеллекта с пантеизмом, признание чувственной любви с идеей подчинения ее интеллекту.

Но телеологический пантеизм — это религия, где человек учится приспосабливаться к различным точкам зрения.

Я спросил: — Это говорит та Сьюзен, которая исповедует телеологический пантеизм?

У меня пока что было только весьма слабое представление насчет того, что именно было сутью или ядром телеологического пантеизма.

Источник

ПРИРОДА (NATURE)

Мы не воспринимаем Библию как «книгу по природоведению», тем не менее, вопрос, несомненно, можно поставить именно так. Библейский мир со всеми происходящими в нем человеческими делами преимущественно природный. Читатели Библии от начала до конца видят мир неба и моря, дождя и ветра, гор и полей. За исключением сюжетных линий и характерных персонажей, ни к одной теме в этом словаре не относится столько статей, как к теме природы. В число основных библейских архетипов природы (не считая второстепенных) входят буря, вода, горы, деревья, дождь, жатва, животные, засуха, звезды, зерно, луна, море, облака, овцы, пастбища, погода, птицы, пустыня, пшеница, равнина, растения, река, сельская местность, рыбы, сад, солнце, трава, снег, фрукты и цветы.

Артистизм и романтика природы. Природа представляет собой источник художественной красоты, и образы, которые библейские авторы связывают с ней, часто носят отпечаток мира искусства. В рассказе о сотворении мира природа показана произведением Божьей творческой деятельности, во многом сходной с тем, как художник наполняет холст пейзажами и образами. В самом рассказе о сотворении оценка различных сторон природы, что они «хороши», служит косвенным подтверждением их красоты как объектов художественного созерцания и восхищения сначала в глазах Бога, а затем людей. Псалмопевец говорит о небесах как о деле перстов Божьих ( Пс. 8:4 ), а персонифицированная Премудрость заявляет, что горы были «водружены» ( Притч.8:25 ). Другие библейские авторы при описании художественных достоинств природы пользуются архитектурными метафорами: у земли есть основания ( Иов 38:4 ; Пс. 101:26; 103:5 ; Притч.8:29 ; Ис. 48:13 ) и краеугольный камень ( Иов 38:6 ), а ее создание было задумано и совершено Богом с использованием таких строительных инструментов, как мера, шнур, разметка и весы ( Иов 38:5–6 ; Притч.8:27–29 ; Ис. 40:12 ).

Предназначение художественной красоты – доставлять удовольствие, поэтому в Библии с природой связаны образы восхищения. Деревья в раю были «приятными на вид» ( Быт. 2:9 ). Высшими примерами красоты природы показаны бесподобные зеленые пажити и тихие воды в Пс. 22:2–3 . В Пс. 18 поэт придает обыденному характер чуда, связывая восход солнца с возбуждением и радостью во время свадьбы или бега ( Пс. 18:6 ). Хотя в Пс. 103 отношение к природе в основном утилитарное, поэт включает в него радостные образы пения птиц ( Пс. 103:12 ), «вина, которое веселит сердце человека», и «елея, от которого блистает лицо его» ( Пс. 103:15 ). В этом же псалме заявляется, что Бог создал море отчасти как спортивную площадку, на которой может «играть» левиафан ( Пс. 103:26 ; в NIV «резвиться»; см. МИФИЧЕСКИЕ ЖИВОТНЫЕ). По словам голоса из бури в Иове 38:7, сотворение Богом земли сопровождалось общим ликованием утренних звезд и радостными восклицаниями сынов Божиих.

Красоту природы выражает также суть показанного Иисусом образа «полевых лилий», превосходящих великолепие одежды Соломона ( Мф. 6:28–29 ). Имеет значение и побуждение Иисуса «смотреть» на полевые лилии – отчасти это призыв к эстетическому созерцанию красоты природы.

В наиболее концентрированном виде образы красоты природы присутствуют в Песни песней. Любовная поэзия наполнена красотами природы в расчете, по-видимому, на то, что наши чувства к природе перерастут в романтические. Пасторальный мир Песни – это мир с образами виноградников в цвету, цветов, пастбищ, весеннего распускания растительности, плодоносных смоковниц и пышных садов – всего по-настоящему прекрасного, с идеальными возлюбленными в идеальном цветущем саду и на фоне плодоносного пейзажа.

Утилитарные образы. К. С. Льюис характеризует восхищение евреями природой как одновременно «утилитарное и поэтическое». В Библии функциональное отношение к природе преобладает над чисто эстетическим. Тем самым ветхозаветные авторы демонстрируют свою принадлежность к народу крестьян: люди «рассматривали Природу с точки зрения садовников и крестьян». Наиболее ясный пример – Пс. 103 , где природа показана пригодной для разных надобностей (иными словами, полезной). Поэт размышляет, как различные силы природы способствуют поддержанию существования творения – вода для животных, деревья для птиц, трава для скота, растения для возделывания человеком и так далее.

Аналогичный взгляд прослеживается в пасторальной истории Книги Руфь, где целью жатвы показано обеспечение общины питанием. Деревья в раю были не только «приятными на вид», но и «хорошими для пищи» ( Быт. 2:9 ). В аграрном обществе, в котором почти каждый зависел от земли и природы, нельзя было позволить себе роскошь абстрактного любования природой. За исключением царской беседки в Песни песней, в Библии даже сады показаны местами не прогулок, а занятия земледелием – неоднократно говорится, что люди разводят сады и едят плоды из них ( Ам. 9:14 ; ср. Иер. 29:5 ).

Из этого проистекают два конкретных образа природы. Первый – постоянная забота о посевах и урожаях. Второй – наблюдение за погодой, а не любование пейзажем ( Пс. 64:10–14; 103:10–18 , где Бог как вселенский садовник и смотритель орошает Свое творение). По словам Льюиса, псалмопевцы показывают нам как бы «вкусовые качества погоды – почти как плода, который можно попробовать».

Природа исполняет также роль нравственного учителя. Иисус побуждал нас смотреть на полевые лилии не только из-за их красоты, но и для того, чтобы усвоить наглядный урок бессмысленности заботиться о физических потребностях в пище и одежде ( Мф. 6:28–31 ). В Ветхом Завете мудрец советует ленивому «пойти к муравью», чтобы получить урок трудолюбия, исходящего от внутренней мотивации ( Притч.6:6–8 ).

Величие. В оценке красоты природы веками существовало два основных подхода. Самый распространенный из них часто называют «живописным». Библейские образы природы тяготеют к другому подходу, известному как «величие». Библейское воображение склонно видеть громадные и грозные образы природы. Так, есть песнь о грозе ( Пс. 28 ), но не о закате солнца. В богоявлениях псалмов ( Пс. 17:8–16; 76:17– 19; 96:2–5 ) показаны образы колыхающейся земли, содрогающихся гор, густой тьмы, града, грома и молний. Известный образ величественной природы в Библии включает в себя описание бегемота (по-видимому, гиппопотама) и левиафана (приукрашенного или мифического крокодила), рассказ о которых голос из бури использует, чтобы принудить Иова к молчанию и смирению ( Иов 40:10–27 ).

Образы природы в Библии чаще грозные, а не спокойные. Например, в Библии природа склонна к таким крайним проявлениям, как засуха и наводнение. Когда псалмопевцу необходимо показать образы ужаса, в котором верующие уповают на Бога, его воображение обращается к образам бурных вод и землетрясений ( Пс. 45:3–4 ). В псалмах больше упоминаний о горах и небе, чем о цветах и садах. Ту же тенденцию мы видим в перечне природных явлений, которые Бог представляет Иову ( Иов 38 – 39 ).

Величие природы легко становится образом таинственности. Опять же, здесь, в первую очередь, можно привести примеры вопросов, которые Бог задает Иову, чтобы принудить его к смиренному молчанию. Вопросы Бога в Иов 38 – 39 пробуждают двоякое чувство человеческой ограниченности – недостаток человеческих знаний о том, как природные существа делают то, что они делают, и физическая незначительность и слабость человека по сравнению с таинственной силой, которой обладают многие создания. Даже происхождение природы – тайна для человеческого ума ( Иов 38:4–7 ).

Невинность и падение. Некоторые образы природы в Библии представляют собой взаимодополняющие противоположности, одна из которых – невинность и падшее состояние природы. Идеологическими рамками этого образа служит существование до и после грехопадения. Только что сотворенный мир ( Быт. 1 ) и Едемский сад – высшие библейские образы невинности природы. Здесь природа показана мирной и дающей пропитание как Божье обеспечение потребностей человеческого рода (см. АДАМ). Невинная природа вновь появляется в пророчествах о «золотом веке» восстановленного народа, у которого пустыни превратятся в сад ( Ис. 51:3 ) и который будет разводить сады и есть плоды их ( Иер. 29:5 ). В отличие от неистовства падшей природы, «волк будет жить вместе с ягненком» и «корова будет пастись с медведицею» ( Ис. 11:6–9 ). В тысячелетнем царстве «вместо терновника вырастет кипарис; вместо крапивы возрастет мирт» ( Ис. 55:13 ). Итак, природа предстает одним из основных образов невинности и искупления. Даже в своем падшем состоянии она выглядит объектом укрепляющего душу созерцания; показательным примером в Библии служит Исаак, вышедший вечером «в поле поразмыслить», что стало прелюдией его первой встречи со своей женой Ревеккой ( Быт. 24:63 ).

Но в саду природа пала вместе с человеком. Самыми известными образами изменения статуса природы служат «терние и волчцы», ставшие проклятием земли ( Быт. 3:18 ). Еще один библейский образ падшей природы – хищные животные: пустыня, через которую проходили израильтяне, была «великой и страшной», населенной «змеями, василисками, скорпионами» и изобиловавшей «местами сухими, на которых нет воды» ( Втор. 8:15 ). В выразительной персонификации Павла «вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» ( Рим. 8:22 ).

Падшее состояние природы выражается также в ее тенденции к разложению. В Библии природа представлена не только мощной, но и хрупкой. Самый распространенный образ, которым библейские авторы пользуются в этом отношении, – «трава полевая», всегда изображаемая в Библии на грани погибели (напр., Пс. 89:6 ; Мф. 6:30 ). Изменения присущи самой природе земли ( Пс. 45:3 , здесь, вероятно, имеется в виду эрозия земли), и Павел пишет, что творение подвержено «суете» и «рабству тлению» ( Рим. 8:20–21 ).

Еще одна особенность падшего состояния природы заключается в ее разрушительной силе. Положительная сторона этого выражается в демонстрации силы и славы Бога ( Пс. 28 ). Негативная же сторона проявляется в том, что люди уязвимы перед лицом разбушевавшейся природы. Яркий пример тому – наводнение, уносящее людей ( Пс. 68:3, 16; 87:18; 123:4 ). Соответственно, один из выразительных образов Божьих искупительных дел в жизни человека – спасение его из вод ( Пс. 17:17; 68:15; 143:7 ). Пророческое видение времени, когда хищники «не будут делать зла и вреда» ( Ис. 11:9 ), напоминает нам, что животные в падшем мире часто символизируют ужас.

Порядок и неукротимая энергия. Еще одно противопоставление, которому в Библии придается большое значение, заключается в наличии порядка, расчета и контроля, с одной стороны, и неукротимой энергии, излишеств, крайностей и даже хаоса – с другой. Природа как выражение строгого порядка – даже иерархии бытия – показана в Пс. 148 , где поэт как бы спускается по ступенькам природы от «небес» до «земли» и «всех народов». Понятие порядка лежит в основе образа, в котором Бог «затворил море воротами» и «утвердил ему Мое определение», сказав: «Доселе дойдешь, и не перейдешь» ( Иов 38:8, 10–11 ). Еще один памятный образ упорядоченности и расчета в природе – дневное движение солнца. Взаимосвязанный механизм, изображенный в Пс. 103:10–18 , при всем своем разнообразии раскрывает порядок в природе и власть над ней. Дневной цикл и другие библейские «времена» основываются на предсказуемом природном цикле «сеяния и жатвы, холода и зноя, лета и зимы, дня и ночи» ( Быт. 8:22 ).

Но с другой стороны, мы видим в природе некоторые излишества и чрезмерную энергию, которые угрожают потрясти заложенную в ней цель. Само многообразие природных явлений, за которыми надзирает Бог ( Иов 38 – 39 ), создает образ бьющей через край природной энергии. Еще один пример – кишащие живностью воды в рассказе о сотворении мира ( Быт. 1:20–21 ). В библейских картинах природы ничто не остается неподвижным: вода течет, пар поднимается, молнии сверкают, море вздымается. Когда Бог орошает землю, Он делает это «обильно» ( Пс. 64:10; 103:16 ). В распоряжении Бога не просто снег и град – у Него их целые «хранилища» ( Иов 38:22 ). В библейском воображении пажити могут быть такими пышными, что начинает «течь пустыня» ( Пс. 64:13 RSV), и урожай винограда тоже столь обильный, что горы и холмы источают сок ( Ам. 9:13 ), а жатва такая богатая, что жнецы встречаются с людьми, засевающими урожай будущего года ( Ам. 9:13 ).

Мифические образы природы. Примитивное воображение склонно изображать природу в мифическом виде с чертами персонифицированного божества. В Библии есть похожие образы, но они основываются, скорее, на поэтической вольности, чем на действительных представлениях. В Пс. 18:2–5 природа говорит «голосом» Бога. Бог поэтически изображается Богом бури в Пс. 17:8–16; 28; 76:17–19 . В Пс. 138:15 образ таинственного роста зародыша в материнской утробе заимствован из мифа окружающих народов, что все живые существа зародились в центре земли. В Пс. 103 служение природы Богу метафорически изображается как облачение Бога светом, использование Богом облаков как колесницы и ветра как Своих посланников ( Пс. 103:2–4 ); в результате природе придается смысл божественной жизни и цели. Далее в Пс. 103 показана изумительная картина Божьего обеспечения природы всем необходимым средствами самой природы, создающей впечатление природы как единого всеобъемлющего организма наподобие мифического существа.

Персонификация природы создает такое впечатление и в других местах. Холмы и долины «одеваются хлебами», «восклицают и поют» ( Пс. 64:13–14 RSV). Реки «рукоплещут», и горы «ликуют вместе» ( Пс. 97:8 ). В грядущем тысячелетнем царстве горы и холмы «будут петь пред вами песнь, и все дерева в поле рукоплескать вам» ( Ис. 55:12 ; см. МУЗЫКА).

Природа как Божий инструмент. Библейские образы природы придерживаются строго теоцентрического взгляда. Мы редко теряем из виду факт, что природа – Божье творение как по своему происхождению, так и в дальнейшем. Псалмы хвалы, например, представляют собой вариацию на тему сотворения мира ( Быт. 1 ), и в них подчеркивается, что его создал Бог. В то время как романтическая традиция XIX века безразлично относилась к тому, как появилась природа, происхождение природы было поистине навязчивой идеей авторов Библии. Псалмы хвалы казались бы неполными, если бы в них не отмечался факт, что «словом Господа сотворены небеса» ( Пс. 32:6 ) или что Бог сотворил «небо и землю, море и все, что в них» ( Пс. 145:6 ).

Поддержание творения – тоже одна из важнейших библейских тем, связанных с Божьим Провидением. В Пс. 146 продолжающаяся повсюду жизнь природы показана результатом Божьих дел. Кульминацией этой темы служат слова в Пс. 103 , что «все они ожидают, чтобы Ты дал им пищу их в свое время» ( Пс. 103:27 ). Когда Бог открывает Свою руку, творения «насыщаются благом», а когда Бог сокрывает Свое лицо, они «умирают» ( Пс. 103:28–29 ; ср. Пс. 144:15–16 ). Короче, природа в Библии изображается полностью зависимой.

Важное логическое следствие заключается в том, что люди в Библии столь же зависимы, как и природа. Они – часть природы. В ступенчатой картине природы в Пс. 148 мы видим и людей наряду с горами, холмами и снегом. Суть выражается в формулировке в Пс. 35:7 : «Человеков и скотов хранишь Ты, Господи!». Таким образом, интерес библейских поэтов распространяется на стороны природы, которые безразличны человеку или даже открыто враждебны ему (напр., бури и молнии).

Власть Бога над силами природы – еще один образ служения природы Богу. Реки «возвышают волны свои», но «паче шума вод многих, сильных волн морских, силен в вышних Господь» ( Пс. 92:3–4 ). В нескольких из Своих известных чудес Иисус успокоил Галилейское море. В песне бури ( Пс.28 ), пародии на хананейскую поэзию, основанную на мифе о Ваале, Бог восседает на престоле над потопом ( Пс. 28:10 ). Бог владычествует над яростью моря ( Пс. 88:10 ) и превращает «скалу в озеро воды» ( Пс. 113:8 ). Бог «превращает реки в пустыню» и «землю плодородную – в солончатую» ( Пс. 106:33–34 ). В общем, природа в Библии изображается подчиненной Богу. Природа служит также инструментом Божьего заветного благословения и суда. Не следует забывать, что Бог заключил завет и с самой природой. После потопа Бог установил завет не только с Ноем, но и «со всею душою живою» ( Быт. 9:8–17 ), а в грядущем тысячелетнем царстве Бог заключит «союз с полевыми зверями и с птицами небесными и с пресмыкающимися по земле» ( Ос. 2:18 ).

На всем протяжении Ветхого Завета плодородие природы понимается как Божье благословение людей за соблюдение завета, а засуха – как наказание за непослушание. Моисей установил основные правила перед вхождением народа в обетованную землю: Он даст «земле вашей дождь в свое время» и «траву на поле твоем для скота твоего», но если люди проявят неповиновение, Бог «заключит. небо, и не будет дождя, и земля не принесет произведений своих» ( Втор. 11:14–15, 17 ). Один из самых распространенных образов в пророчествах о Божьем суде – использование Богом природных катаклизмов для наказания своевольного народа (сжатое описание см. в Ам. 4:6–10 ). Даже в повествовательных местах отсутствие дождя может быть Божьим средством наказания народа ( 3Цар. 17:1 ), а сильный дождь – средством военного поражения ( Суд. 5:4, 20–21 ).

Природа изображается также как откровение Бога людям. Лейтмотивом звучит заявление Павла, что «вечная сила Его и Божество от создания мира чрез рассматривание творений видимы» ( Рим. 1:20 ). Самый памятный образ прославления природы как откровения показан псалмопевцем в картине небесных тел как «голоса» и «слов», раздающихся «по всей земле» и «до пределов вселенной» ( Пс. 18:2–5 ).

Прежде всего природа есть инструмент Божьего Провидения в мире – в двойном смысле обеспечения творения необходимым и водительства в истории народов и отдельных людей. В псалмах хвалы неоднократно говорится о проявлении заботы через природу как об одном из основных дел Бога. В Пс. 146:8–9 , например, свидетельством Божьей благожелательной заботы показан факт, что Он «приготовляет для земли дождь, произращает на горах траву; дает скоту пищу его». Молясь о Божьем обеспечении своего народа, царь просит, чтобы житницы были полны и чтобы плодились овцы и скот ( Пс. 143:13–14 ). В качестве образа всеобъемлющего обеспечения Бога Иисус выбирает образ, связанный с природой: Бог «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» ( Мф. 5:45 ).

Заключение. Природа в Библии многогранна, и она раскрепощает воображение библейских авторов. Она одновременно артистична и полезна, живописна и величественна. В ней может выражаться невинность и падшее состояние, порядок и точный расчет и бьющая через край энергия и избыток. Природа служит Богу – в Провидении, в благословении и суде, в раскрытии Божьей природы.

См. также: БУРЯ, ВОДА, ГОРА, ДЕРЕВО, ДОЖДЬ, ЖАТВА, ЗВЕЗДЫ, ЗЕМЛЯ, ГДЕ ТЕЧЕТ МОЛОКО И МЕД, ЗЕРНО, ЛУНА, МИФИЧЕСКИЕ ЖИВОТНЫЕ, МОРЕ, ОБЛАКО, ОВЦА, ПАСТБИЩЕ, ПЛОД, ПОГОДА, ПСАЛМЫ О ПРИРОДЕ, ПТИЦЫ, ПУСТЫНЯ, ПШЕНИЦА, РАВНИНА, РАСТЕНИЯ, РЕКА, РЫБА, САД, СНЕГ, СОЛНЦЕ, СТРАНА, СУХОСТЬ, ТВОРЕНИЕ, ТРАВА, ЦВЕТЫ.

Библиография: С.S. Lewis, «Natures» /Reflections on the Psalms (New York: Harcourt Brace & World, 1958) chap. 8.

Источник

Религиозно-философское учение, отождествляющее Бога с природой и рассматривающее природу как воплощение Божества

Пантеизм

Пантеизм Пантеи́зм — философское учение, объединяющее и иногда отождествляющее Бога и мир. Слово «пантеизм» происходит от древнегреческих слов παν (пан) — «всё, всякий» и θεός (теос) — «Бог, божество».

Википедия

Более определенно данное мнение было выражено в положении: единственно возможная система разума есть пантеизм , но пантеизм — это неизбежно фатализм.

Еще в тот вечер Федор во все фразы вставлял какое-то мерзкое слово, которому его научил ученик Василий, — слово » пантеизм «; ну например: «Что, нальем еще пантеизму ?» — про вермут, или: «Пантейшно я нынче пивка купил!» Кобот специ ально вышел посмотреть — в энциклопедическом словаре этого слова — нету!

Подлинный поэтический пантеизм должен вытекать из непосредственной повышенной чуткости к явлениям мировой общности, из особенной и непременно живой восприимчивости к всемирному единству.

Соответственно, гилозоизм, пантеизм и антропоморфизм, по мнению Кессиди, представляют собой «как результат сохранения некоторых существенных элементов дофилософских форм сознания, так и продукт специфически античного (космолого-пантеистического, нравственно-правового и художественно-эстетического) воззрения на мир как на космос» [3].

Если, наконец, пантеизм утверждает, что Бог во всем, что Он, как некая таинственная сила, пронизывает каждую каплю, каждый атом мироздания, — то христианство и с этим согласно, хотя оно не ограничивает воздействие Бога только этим пантеистическим всеприсутствием.

Ведь если пантеизм означает не что иное, как учение об имманентности вещей в Боге, то вряд ли можно было бы отрицать, что каждое разумное воззрение должно в том или ином смысле тяготеть к этому учению.

А религией господствующей был своеобразный персонифицированный пантеизм , и гражданам вменялось в обязанность вести себя по возможности так же, как проявлялось вездесущее божество, оно же — субстанция «Х».

Твой давний пантеизм не смог справиться со злокачественным образованием, и поэтому ты присоединилась к секте фанатичных фундаменталистов?

В «Рубайят» сказано, что всемирная история – это спектакль, задуманный, поставленный и созерцаемый Богом; такое наблюдение (терминологически именуемое « пантеизм ») позволяет предположить, что англичанину удалось воссоздать перса, поскольку оба, по сути, были Богом или случайным взглядом Бога.

Это привело к тому, что Высокий Ренессанс стал проповедовать некое единое личностно-материальное бы­тие, не впадая ни в теизм или монотеизм, ни в пантеизм , ни в атеизм.

Источник

Adblock
detector