От Матфея святое благовествование глава 6 Матфея гл 6

Новый Завет

1 В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской 2 и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное.

3 Ибо он тот, о котором сказал пророк Исаия: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему.

4 Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед.

5 Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему 6 и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои.

7 Увидев же Иоанн многих фарисеев и саддукеев, идущих к нему креститься, сказал им: порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?

8 сотворите же достойный плод покаяния 9 и не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму.

10 Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь.

11 Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем; 12 лопата * Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым.

13 Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него.

14 Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?

15 Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда Иоанн допускает Его.

16 И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды,- и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него.

17 И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение.

Источник



От Матфея святое благовествование, глава 6 Матфея, гл 6

Старайтесь, однако, не выставлять вашу праведность людям напоказ, иначе не получите награды от Отца вашего Небесного.

Поэтому когда ты подаешь милостыню, не труби на весь мир об этом, как это делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы услышать славословия от людей. Уверяю вас: они уже получают награду свою.

У тебя же, когда ты подаешь милостыню, пусть левая рука не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя совершалась тайно, и тогда Отец твой, Который видит тайное, воздаст тебе явно.

И когда молитесь, не подражайте лицемерам, которые предпочитают молиться на виду у людей: в синагогах, или останавливаясь на перекрестках дорог. Уверяю вас: они уже получают награду свою.

Ты же, когда захочешь помолиться, войди в комнату свою и, затворив за собой дверь, тайно помолись Отцу твоему, и тогда Отец твой, Который видит тайное, воздаст тебе явно.

Молясь же, не пустословьте подобно язычникам, которые полагают, будто благодаря многословию своему будут услышаны.

Не уподобляйтесь им, потому что Отец ваш знает, в чем вы нуждаетесь, прежде, чем вы попросите у Него об этом.

Вы же молитесь вот как: Отец наш Небесный! Да прославится имя Твое!

Да наступит Царство Твое! Да свершится воля Твоя как на небе, так и на земле!

Подай же нам ныне хлеб наш насущный, и прости нам прегрешения наши, Как и мы прощаем тем, кто согрешил пред нами, и удержи нас от искушения, и от лукавого нас защити, ибо Твое и Царство, и сила, и слава вовеки. Аминь.

Ибо если вы простите людям прегрешения их, простит и вам Отец ваш Небесный; если же не простите людям прегрешений их, то и Отец ваш не простит прегрешений ваших.

А когда поститесь, не будьте угрюмы, подобно лицемерам, которые, постясь, помрачают лица свои. Уверяю вас: они уже получают награду свою.

Ты же, постясь, умасти голову свою и лицо свое омой, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но тайно пред Отцом твоим, и тогда Отец твой, Который видит тайное, воздаст тебе явно.

Не накапливайте для себя сокровища на земле, где моль и тля поедают, где воры обкрадывают и похищают, но накапливайте для себя сокровища на небесах, где ни моль, ни тля не поедают, и где воры не обкрадывают и не похищают, ибо где сокровище твое, там и сердце твое.

Для тела светильник — око. Поэтому если око твое будет чистым, то и все тело твое будет светлым; если же око твое будет нечистым, то и все тело твое будет темным. Итак, если свет, который в тебе, — это тьма, то какова же в тебе сама тьма!

Никто не может служить двум господам, потому что либо одного возненавидит, а другого возлюбит, либо одному станет служить усердно, а другому — нерадиво. Не можете служить Богу и мамоне.

Вот почему Я и говорю вам: не заботьтесь ни о том, что есть или пить вам для поддержания жизни вашей, ни о том, что надеть вам, чтобы прикрыть тело ваше. Разве душа не более важна, чем пища, а тело — чем одежда?

Взгляните на птиц небесных: они не сеют, не жнут, не собирают в житницы, а Отец ваш Небесный кормит их. А вы намного ли отличаетесь от них?

Кто из вас, заботясь, сможет увеличить свой рост хотя бы на один локоть?

А зачем вы заботитесь об одежде? Посмотрите, как растут полевые лилии: они не трудятся, не прядут, но говорю вам, что и Соломон в величии своей славы не одевался так, как любая из них.

Если же Бог наряжает так полевые цветы, которые сегодня есть, а завтра будут брошены в печь, не гораздо лучше ли вас, маловеры?

Итак, не заботьтесь и не спрашивайте: что мы будем есть, пить или что станем надевать?

Всего этого ищут язычники, тогда как Отец ваш Небесный знает, что вы нуждаетесь во всем этом.

Вы же ищите прежде правды Божьей и Царства Его, а все это будет дано вам.

Так что не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам позаботится о себе, достаточно для сего дня и своих хлопот.

Источник

Взгляните на птиц небесных. Посмотрите на полевые лилии. (Мф. 6:26–30)

Смотрите, как Господь печется о Своих созданиях: ВЗГЛЯНИТЕ, – говорит Он, – НА ПТИЦ НЕБЕСНЫХ, которые так беззаботно летают в воздушных пространствах: ОНИ НИ СЕЮТ, НИ ЖНУТ, НИ СОБИРАЮТ В ЖИТНИЦЫ; И, однако же, не умирают с голоду, ибо ОТЕЦ ВАШ НЕБЕСНЫЙ ПИТАЕТ ИХ. Если же Бог так печется о низших, неразумных тварях, то ВЫ, дети Его, НЕ ГОРАЗДО ЛИ ЛУЧШЕ ИХ? Ваша жизнь в очах Божиих дороже жизни птиц; ваша душа носит на себе образ Божий; она разумна и безсмертна; ужели Бог забудет вас? Ужели не даст вам того, в чем вы имеете нужду? «Не сказал Спаситель, – замечает святитель Иоанн Златоуст, – смотрите на птиц, они летают, а это человеку невозможно; но сказал: смотрите, они питаются без заботы. А это и нам, если захотим, легко исполнить. Это доказали те, которые самым делом все исполнили. Тем более дивись мудрости Законодателя, Который мог привести в пример людей и указать на Илию, Моисея, Иоанна и подобных, не заботившихся о пище; но дабы сильнее поразить слушателей, упомянул о безсловесных. Если бы Он указал на тех праведников, то слушатели могли бы сказать Ему, что мы еще не сделались подобными им. А теперь, когда Он умолчал о них и привел в пример птиц небесных, то пресек всякий случай к извинению. Итак, если Бог имеет толикое попечение о вещах, сотворенных для нас, то кольми паче о нас самих; если печется о рабах, то кольми паче о самом господине». Да ничего человек и не может достигнуть одним своим суетным попечением. Вот тому доказательство. Бог каждому из нас даровал душу и тело; душа пребывает всегда одинакова, а тело растет ежедневно. ДА И КТО ИЗ ВАС, ЗАБОТЯСЬ (одними своими заботами), МОЖЕТ ПРИБАВИТЬ СЕБЕ РОСТУ ХОТЯ НА ОДИН ЛОКОТЬ? Или кто может одними своими попечениями, без Божией помощи, продлить жизнь свою хотя бы на один час? Все это – не в нашей власти: это Божие дело. «Как телу, – говорит Златоуст, – при всем попечении твоем, нисколько не можешь прибавить роста; так точно не можешь снискать и пищи, хотя считаешь это возможным.

Значит, не наше старание, но Божий Промысл приводит в исполнение все то, что, по-видимому, совершаем мы сами. Ибо если Бог оставит нас, то ни попечение, ни заботливость, ни труд, словом – ничто не поможет нам, но все будет тщетно». Зачем же и мучить себя попусту излишними заботами? Вот почему преподобный Сирин говорит: «во всю жизнь мою жал я, шил и плел; но при всем том, если бы рука Божия не питала меня, не мог бы я прокормиться». Одежда не так необходима, как пища; поэтому о ней еще меньше надобно безпокоиться, чем о пище: И ОБ ОДЕЖДЕ ЧТО ЗАБОТИТЕСЬ? – глаголет Божественный Учитель. Подумайте, что такое одежды? «Это, – говорит митрополит Филарет Московский, – памятник нашего грехопадения; это защита от стыда телесной наготы, которой не знал человек в раю, пока не преступил заповеди Божией; это напоминание о той победе, которую одержал над нами враг-искуситель; это слабое средство для временного сохранения нашего бренного тела от холода и сырости, от болезней и смерти… Что же после этого делают те, которые с такой заботливостью, наперегонки один перед другим, стараются блистать красотой и великолепием своих одежд? Чем они гордятся? Разве гордится больной красотой повязок на своих ранах, или раб – своими оковами? Не все ли равно для больного, будут ли его повязки златотканые или простые льняные, а для раба оковы – из чистого золота или из ржавого железа? А между тем посмотрите, как иногда на улице без внимания проходят мимо нищего, просящего мелкой монеты на хлеб насущный, и тысяч не жалеют для ненужного украшения своего тела!… А сколько тратится времени на суетные заботы об этих нарядах и уборах?… Прилично ли это для учеников Христовых? Не оскорбительно ли для Христа Господа? Послушайте, как Он пристыжает все эти излишние попечения: ПОСМОТРИТЕ, – говорит Он, – НА ПОЛЕВЫЕ ЛИЛИИ!» Посмотрите на эти прекрасные белые полевые лилии, на все это безчисленное множество цветов, украшающих землю: КАК ОНИ РАСТУТ; о них не заботится попечительная рука человека, не заботятся и сами они о своей красоте: НИ ТРУДЯТСЯ, НИ ПРЯДУТ. А между тем, рассмотрите внимательнее их дивные одежды, сотканные рукой Творца: какое безконечное разнообразие рисунков, какие неподражаемые для искусства человеческого оттенки в красках! Ваш взор встречает в них и пурпур утренней зари, и лазурь свода небесного, и белизну снега, и синеву воздуха, и красноту огня, и блеск золота… НО ГОВОРЮ ВАМ, ЧТО И СОЛОМОН, этот славнейший и богатейший из царей древности, ВО ВСЕЙ СЛАВЕ СВОЕЙ НЕ ОДЕВАЛСЯ – во всем своем истинно царском величии не одевался так великолепно и роскошно, – ТАК, КАК ВСЯКАЯ ИЗ НИХ, как один из этих нежных, чистых, столь разнообразных цветков…

«Если же, – говорит святитель Златоуст, – даже этот мудрейший царь не мог сравниться красотой одежд с полевым цветком, то тебе ли превзойти когда-либо их красоту? Между одеждами и цветами такая же разница, как между истиной и ложью». Как бы искусно ни были раскрашены одежды, все же это – только мертвая подделка человеческого искусства под природу, а не сама живая природа – дело рук премудрого Творца. «Разве у царя Соломона не было златотканых одежд, драгоценными жемчугами и самоцветными камнями украшенных? – размышляет святитель Димитрий Ростовский. – Кажется, как можно сравнить бедный полевой цветок с богатым царем Соломоном? Соломон – в царской порфире, а цветок – в своих листочках; Соломон – в царских палатах, а цветок – на поле, ветром колеблемый; Соломон – на престоле, а цветок – низко на земле; к Соломону никто не смеет подойти, а цветок всякий топчет ногами; Соломон царствует во славе своей много лет, а цветок – день, два, иногда неделю цветет»… Почему же Господь наш поставляет цветок полевой выше всей славы Соломоновой? Да потому, что Соломон, хотя имел и много всяких богатств, златотканых одежд, драгоценных царских украшений, однако же, все это имел не от природы своей, а приобрел со стороны; он родился таким же нагим, как и прочие люди; а цветок ни от кого своей красоты не заимствует, ни у кого ничего не берет, но все, что имеет, у него – собственное, природное, Богом ему данное, а потому он богаче, и прекраснее, и славнее самого царя Соломона. ЕСЛИ ЖЕ ТРАВУ ПОЛЕВУЮ, КОТОРАЯ СЕГОДНЯ ЕСТЬ, если уж эту ничтожную полевую траву, которая ныне так красуется, А ЗАВТРА БУДЕТ БРОШЕНА В ПЕЧЬ, а завтра будет скошена, засохнет и будет брошена в печь, БОГ ТАК ОДЕВАЕТ, так дивно, прекрасно украшает, КОЛЬМИ ПАЧЕ ВАС, МАЛОВЕРЫ! «Неужели, – говорит Златоуст, – Он не заботится о тебе, существе, лучшем из всех земных существ, созданном для вечной жизни? Если Бог и сену дает то, что вовсе ему не нужно, – ибо нужна ли его красота огню? – то как Он тебе не даст то, в чем ты имеешь нужду? Если и самое последнее Свое творение Он украсил с избытком, и это не по нужде какой, а для великолепия, то кольми паче украсит тебя, существо самое дорогое из всех. Зачем же тебе мучить себя суетной заботой, как будто Промысл Божий меньше занимается тобой, чем увядающей травой. » Какой кротостью дышет это обличение Спасителя! Он не упрекает слушателей в неверии. Какая Божественная мудрость видна в самом указании на природу: говоря о пище, Он указывает на птиц; но почему же, говоря об одежде, Он не приводит в пример тоже птиц или других животных? Мог Он назвать многих из них, разукрашенных. Потому, что желает показать ничтожность травы и блеска красоты, данной этой ничтожной траве.

«Описав красоту лилий, – говорит Златоуст, – Он же позже не называет их лилиями, но травой полевой, даже не довольствуется и этим названием, но еще, с другой стороны, показывает их ничтожность, говоря: «сегодня есть» . Затем, Он не говорит: этой травы на другой день уже нет, но еще более унижает, говоря: «будет брошена в печь» . Он не сказал просто: Бог одевает, но «Бог так одевает» . Видишь, как Спаситель постепенно все более и более усиливает Свою мысль? И делает Он это для того, чтобы сильнее воздействовать на Своих слушателей. Для этого же Он с особенной выразительностью и силой прибавил: «кольми паче вас» , вас, которых Бог одарил душой, для которых образовал тело, для которых сотворил все видимое, для которых послал пророков, которым дал Закон и соделал безчисленные блага, для которых предал Единородного Сына, и через Него сообщил безчисленные дары? Как же после всего этого не назвать вас маловерами?» «Что же, – вопрошает святитель Филарет Московский, – неужели все должны отвергнуть всякое благолепие и облечься в рубища? Нет, никто этого не требует. Божественный Учитель обличает только попечения излишние, суетные, пристрастные. Всем известно, что и Сам Он носил драгоценный нешвенный хитон, который пожалели раздрать разделявшие ризы Его». И в одежде должно наблюдать благоприличие. Но попечение без конца, пышность без меры, расточение без цели, ежедневные смены уборов, рабство перед модами – вот что осуждает Спаситель.

Источник: Святое Евангелие с толкованием святых отцов. — Москва : Синтагма, 2010. — 639 с. ISBN 978-5-7877-0053-4

Источник

Толкования на Мф. 6:26

Другими же примерами Он так поучал: «взгляните на птиц небесных». Чтобы не сказал кто-либо, что заботы нам необходимы, Он отклоняет от этого сравнениями — как говорят — и от большего, и от меньшего, от большего — примером души и тела, от меньшего — примером птиц. То есть: если Бог так печется о самых низших тварях, то ужели вам не даст того, в чем вы имеете нужду? Так Он говорит к простому народу, но дьяволу не так отвечал. Как же? «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих» (Мф. 4:4). Здесь говорит Он о птицах, и очень убедительно; пример их имеет великую силу. Впрочем, некоторые нечестивцы дошли до такого безумия, что порицают и этот пример. Кто хочет действовать на свободную волю, говорят они, не должен для этого заимствовать примеры из природы физической, потому что здесь действует необходимость.

Что же нам сказать на это? Хотя здесь, точно, действует необходимость, но мы можем то же делать и по своей воле. Спаситель не сказал: смотрите на птиц — они летают; это человеку невозможно; но сказал: смотрите — они питаются без заботы. А это и нам, если захотим, легко исполнить. И это доказали те, которые самым делом то исполнили. Потому-то особенно и должно удивляться благоразумию Законодателя, что Он, хотя и мог представить в пример людей и указать на Илию, Моисея, Иоанна и других подобных, не заботившихся о пище, но чтобы сильнее поразить слушателей, упомянул о бессловесных. Если бы Он указал на тех праведников, то слушатели могли бы сказать Ему, что мы еще не сделались подобными им. А теперь, умолчав о них и приведши в пример птиц небесных, пресек всякий повод к извинению, подражая и в этом случае древнему закону. И ветхий завет посылает то к пчеле, то к муравью, то к горлице, то к ласточке. Немалую честь приносит нам, когда мы силой воли совершаем то, что они имеют от природы. Итак, если Бог имеет такое попечение о вещах сотворенных для нас, то тем более о нас; если печется о рабах, то тем более о господине. Вот почему Спаситель сказал: «взгляните на птиц»; и не прибавил, что они ни корчемствуют, ни торгуют (так как это относилось у иудеев к делам презренным), а прибавил: «не сеют, ни жнут». Итак, неужели не должно сеять, скажет кто-либо? Нет, Он не сказал, что не должно сеять, но что не должно заботиться; и не сказал, что не должно работать, но что не должно быть малодушным, и изнурять себя заботами. Он велел и кормиться, но не заботиться о пище. На эту мысль намекает и Давид, когда говорит: «открываешь руку Твою и насыщаешь все живущее по благоволению» (Пс. 144:16); и в другом месте: «дает скоту пищу его и птенцам ворона, взывающим к Нему» (Пс. 146:9). Кто же, скажешь ты, не заботился? Неужели не слышал ты, скольких многих праведников я представил тебе в пример? Не видишь ли между ними и Иакова, который вышел из отеческого дома без всего? Не слышишь ли его молитвы? «Даст мне хлеб есть и одежду одеться» (Быт. 28:20), говорил он. Это означало, что он ни о чем не заботился, но просил всего от Бога. То же исполнили и апостолы, которые, отвергнув все, ни о чем не заботились; то же самое показали и те пять тысяч, и три тысячи уверовавших. Если же, слыша такие слова, не хочешь освободиться от тяжких житейских уз, то, по крайней мере, помыслив о бесполезности своей заботы, оставь ее.

Беседы на Евангелие от Матфея.

Посмотри на птиц и от них научись любомудрию. Потому и Христос сказал: «взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их». Если неразумные животные не заботятся о пище, то какое оправдание будешь иметь ты, когда не оказываешь даже такого презрения к на­стоящему, какое – птицы?

Беседы на псалмы. На псалом 110.

Прав. Иоанн Кронштадтский

Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их

Этими словами Господа не поддерживается наша леность и бездействие, – Премудрый может ли это сказать, – а внушается, что если птиц Бог не забывает, этих столь дешево нами ценимых тварей, этих неразумных созданий, то тем более не забудет напитать нас, столь драгих для Него тварей, для спасения коих Он не пощадил и Сына Своего Единородного! Внушается еще то, чтобы мы не дремали, не сидели сложа руки, не ленились, но как птички постоянно летают и снискивают себе пищу, употребляя для этого остроту своего зрения и природный инстинкт, так и мы постоянно употребляли бы свои силы и способности на снискание себе Царствия Божия и правды его, ибо в этом состоит цель нашей жизни, а не в том только, чтобы снискивать себе пропитание; чтобы постоянно изощряли свое духовное зрение, или очи сердечные, и ими снискивали бы себе ежедневно духовную пищу и питие; не возбраняется этими словами и снискивание временных благ, но только чтобы это снискание временных благ было всегда после благ духовных, небесных, как говорит также Господь: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6, 33); притом надобно, чтобы оно не было сильное, слишком заботливое, не отнимало много времени и трудов, которые должны быть употребляемы больше для душевного спасения.

Дневник. Том IV. 1860-1861.

Блж. Августин

Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их

Эти примеры не следует обсуждать как аллегории, исследуя, что означают птицы небесные или полевые лилии. Ибо они изображены [для того], чтобы через малое внушить [нам] великое.

О нагорной проповеди Господа.

Блаж. Иероним Стридонский

Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их

См. Толкование на Мф. 6:25

Блаж. Феофилакт Болгарский

Взгляните на птиц небесных: они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их

Господь мог указать в качестве примера на Илию или Иоанна, но Он напомнил о птицах, чтобы пристыдить нас, что мы неразумнее и их. Бог питает их, вложив в них естественное знание для собирания пищи.

Толкование на Евангелие от Матфея.

Евфимий Зигабен

Воззрите на птицы небесныя, яко не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш небесный питает их. Не вы ли паче лучши их есте

Воззрите на птицы небесныя, яко не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш Небесный питает их

Чтобы кто-либо не сказал: каким же образом мы можем жить, не заботясь о нуждах своих, – разрешает это возражение примером птиц, которых питает Бог, между тем как они ни о чем не заботятся. Мог Он привести в пример и людей и сказать, что Илия и Иоанн, и подобные им ни о чем таком не заботились. Но этого Он не сделал, а предпочел уничтожить указанное возражение примером птиц, сославшись на то, что могло более пристыдить и устранить все отговорки. И древнее Писание, желая сильнее побудить людей, посылает их к пчеле, к муравью и другим животным. Итак, птицы, оставаясь в том состоянии, в котором были от начала, имеют в изобилии пищу, свойственную их природе, а человек, отвернувшийся от Бога, лишен ее. Но чего лишило отчуждение от Бога, то опять возвращает обращение к Нему. Поэтому Он повелел заботиться не о пище, а о возвращении к Богу.

Не вы ли паче лучши их есте

Вы не гораздо ли лучше птиц? И если Бог питает худших, то тем более – лучших. Сотворивший тело, нуждающееся в пище, доставит, конечно, и пищу для него. Итак, ужели не должно сеять? Он не сказал: не сейте, но не пецытеся (Мф. 6:25). Совершенным свойственно не сеять, но трудиться только над пищею непогибающею, т.е. над добродетелями, как (это делали) апостолы и подражатели их жизни, – и просить от Бога пищи. Хлеб наш насущный, говорит, даждь нам днесь (Мф. 6, 11); не совершенным же еще свойственно сеять, но не заботиться о том, как произрастет семя, и (не) предаваться совершенно такого рода заботам, чтобы по причине их оставить в пренебрежении душу. Поэтому Он ни заповедал, ни запретил сеять, но предоставил это воле каждого. И если сказал о птицах, что они не сеют, то сказал это не для того, чтобы запретить сеять, но хотел только показать, что Бог питает их. И что за польза будет тебе, если ты удручишь себя такими заботами? Хотя бы ты прилагал их в тысячу раз больше, не дашь, однако, ни дождя, ни солнца, ни дуновения ветров, от чего семя приносит плод. Это дает один только Бог. Так точно и относительно питья, одежды и т. п. И как может кто-либо жить, не заботясь об этом! Как? Так, как жили упомянутые святые. Собственной слабости мы не должны считать невозможностью заповеди. Бог не повелел ничего невозможного, потому что Он знает меру человеческой силы не только как Творец ее, но и как Воспринявший ее на Себя. Но им эта заповедь была легка, как отрешенным от мира и от всякого обычного телесного образа жизни; но нам она кажется невозможною, потому что мы не отрешены от него. Птиц Бог питает, вложив в них инстинкт, где собирать пищу.

Толкование Евангелия от Матфея.

Еп. Михаил (Лузин)

Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их

Взгляните на птиц небесных. Наглядное доказательство могущества и благости Отца Небесного, Который печется о всем сотворенном и тем делает неуместной всякую излишнюю заботливость человека об удовлетворении телесных потребностей.

Птицы небесные (ср.: Быт. 2:19; Пс. 8:9; Пс. 103:12) — свободно, беззаботно реющие в пространствах воздушных, не приготовляют сами себе пищи и однако же не умирают с голоду, ибо Отец Небесный, заботясь о них, дает им пищу.

Не гораздо ли лучше. Ваша жизнь более драгоценна в очах Божиих, чем жизнь птиц; душа ваша назначена для бессмертия, тогда как жизнь птиц ограничивается этой временной жизнью. Согласно ли с благостью Отца вашего Небесного, чтобы Он оставил вас без удовлетворения временных телесных потребно­стей ваших, когда Он так заботливо печется даже о птицах небесных? Поэтому не заботьтесь чрезмерно. «Итак, ужели не должно сеять, скажет кто-либо? Нет, Он не сказал, что не должно сеять, но что не долж­но заботиться; и не сказал, что не нужно работать, но что не должно быть малодушным и изнурять себя заботами. Поелику Он велел и кормиться, но не за­ботиться о пище» (Златоуст).

Толковое Евангелие.

Лопухин А.П.

Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их

Можно ли человеку жить, как птицы небесные? Невозможность этого заставила древних толкователей объяснять стих в аллегорическом смысле. “И так что же? спрашивает Златоуст; не нужно и сеять? Но Спаситель не сказал: не должно сеять и совершать полезный труд, но что не должно быть малодушным и бесполезно предаваться заботам”. Позднейшие писатели (между ними — Ренан) позволяли себе даже глумиться над этим изречением и говорили, что Христу можно было проповедовать так в стране, где насущный хлеб добывается без особенных забот, но что слова Его совершенно неприложимы к людям, живущим в более суровых климатах, где забота об одежде и пище необходима и сопряжена иногда с большими трудностями. В народном употреблении сделавшееся почти пословицей выражение “жить, как птицы небесные” стало обозначать легкомысленную, бездомную и беззаботную жизнь, которая, конечно, предосудительна. Истинное значение этих выражений заключается в том, что Спаситель только сравнивает людскую жизнь с жизнью птиц небесных, но вовсе не учит тому, что люди должны жить так же, как они. Мысль сама по себе правильна и выражена ярко. В самом деле, если Бог заботится о птицах, то почему же люди должны поставлять себя вне Его заботы? Если они уверены, что Промысл Божий заботится о них не менее, чем о птицах, то этой уверенностью определяется вся их деятельность относительно пищи и одежды. Заботиться о них нужно, но при этом нужно и помнить, что пища и одежда для людей есть в то же время и предмет заботы и попечения Божиих. Это должно отклонять от отчаяния бедняка и в то же время сдерживать богача. Между полным отсутствием заботы и излишним, скажем даже, болезненным, попечением существует множество промежуточных стадий, и во всех один и тот же принцип — надежда на Бога — должен действовать одинаково.

Для примера избраны птицы небесные, чтобы яснее выразить, кому человек должен подражать. Слово “небесные” не излишне, и указывает на свободу и приволье жизни птиц. Под птицами не разумеются хищные, потому что для характеристики избраны выражения, указывающие на таких птиц, которые питаются зернами. Это самые незлобивые и чистые из птиц. Выражение “птицы небесные” встречается у LXX — они передают так еврейское выражение йоф гa-шамаим.

Троицкие листки

Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их

Смотрите, как Господь печется о Своих созданиях: Взгляните, — говорит Он, — на птиц небесных, которые так беззаботно летают в воздушных пространствах: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; И, однако же, не умирают с голоду, ибо Отец ваш Небесный питает их. Если же Бог так печется о низших, неразумных тварях, то Вы, дети Его, не гораздо ли лучше их? Ваша жизнь в очах Божиих дороже жизни птиц; ваша душа носит на себе образ Божий; она разумна и безсмертна; ужели Бог забудет вас? Ужели не даст вам того, в чем вы имеете нужду? «Не сказал Спаситель, — замечает святитель Иоанн Златоуст, — смотрите на птиц, они летают, а это человеку невозможно; но сказал: смотрите, они питаются без заботы. А это и нам, если захотим, легко исполнить. Это доказали те, которые самым делом все исполнили. Тем более дивись мудрости Законодателя, Который мог привести в пример людей и указать на Илию, Моисея, Иоанна и подобных, не заботившихся о пище; но дабы сильнее поразить слушателей, упомянул о безсловесных. Если бы Он указал на тех праведников, то слушатели могли бы сказать Ему, что мы еще не сделались подобными им. А теперь, когда Он умолчал о них и привел в пример птиц небесных, то пресек всякий случай к извинению. Итак, если Бог имеет толикое попечение о вещах, сотворенных для нас, то кольми паче о нас самих; если печется о рабах, то кольми паче о самом господине».

Источник

Adblock
detector