Натюрморт с изображением рыбы

Как смотреть голландский натюрморт

Голландский натюрморт XVI–XVII веков — своеобразная интеллектуальная игра, в которой зрителю предлагалось разгадать определенные знаки. То, что с легкостью считывали современники, сегодня понятно не всем и не всегда. Объясняем, что означают изображенные художниками предметы

Жан Кальвин  Жан Кальвин (1509–1564) — реформатор церкви и основатель одного из течений про­тестантизма. Основу кальвинистской церкви составляют так называемые конгрегации — автономные сообщества, управляемые пасто­ром, диаконом и старейшинами, выбранными из мирян. Кальвинизм был очень популярен в Нидерландах в XVI веке. учил, что повседневные вещи обладают скрытым значением, а за всяким изображением должен стоять моральный урок. Предметы, изо­браженные в натюрморте, многозначны: их наделяли назидательным, рели­гиозным или иным подтекстом. Например, устрицы считались эротическим символом, и современникам это было очевидно: устрицы якобы стимулиро­вали сексуальную потенцию, да и Венера, богиня любви, родилась из рако­вины. С одной стороны, устрицы намекали на мирские соблазны, с другой — раскрытая раковина обозначала душу, готовую покинуть тело, то есть сулила спасение. Строгих правил, как читать натюрморт, конечно, не суще­ствовало, и зритель угадывал на холсте именно те символы, которые хотел видеть. К тому же нельзя забывать, что каждый предмет был частью композиции и его можно было прочитать — в зависимости от контек­ста и от общего послания натюрморта.

Цветочный натюрморт

Вплоть до XVIII века букет цветов, как правило, символизировал бренность, ведь земные радости так же преходящи, как красота цветка. Символика расте­ний особенно сложна и неоднозначна, и уловить смысл помогали популярные в Европе XVI–XVII веков книги эмблем, где аллегорические иллюстрации и девизы сопровождались пояснительными текстами. Цветочные композиции было непросто интерпретировать: один и тот же цветок имел множество зна­чений, иногда прямо противоположных. Например, нарцисс указывал на само­влюбленность и одновременно считался символом Богоматери. В натюрмор­тах, как правило, сохранялись оба значения образа, и зритель был волен вы­брать один из двух смыслов или совместить их.

Цветочные композиции часто дополнялись плодами, мелкими предметами, изображениями животных. Эти образы выражали основную мысль произве­дения, подчеркивая мотив быстротечности, увядания, греховности всего земного и нетленности добродетели.

Ян Давидс де Хем. Цветы в вазе. Между 1606 и 1684 годом Государственный Эрмитаж

На картине Яна Давидса де Хема  Ян Давидс де Хем (1606–1684) — голландский художник, известный своими цветочными натюрмортами. у основания вазы худож­ник изобразил сим­волы бренности: увядшие и сломанные цветы, осыпавшиеся лепестки и засох­шие стручки гороха. Вот улитка — она ассоциируется с душой грешника  Среди других таких отри­ца­тель­ных обра­зов — рептилии и земноводные (ящерицы, лягушки), а также гусеницы, мыши, мухи и другая живность, ползающая по земле или живущая в грязи. . В центре букета мы видим сим­волы скромности и чистоты: полевые цветы, фиалки и незабудки. Их окру­жают тюльпаны, символизирующие увядающую красоту и бессмысленное расточительство (разведение тюльпанов считалось в Голландии одним из самых суетных занятий и к тому же недешевым); пыш­ные розы и маки, напоминающие о недолговечности жизни. Венчают компо­зицию два крупных цветка, имеющие положительное значение. Синий ирис олицетворяет отпу­щение грехов и указывает на возможность спасения через добродетель. Крас­ный мак, который традиционно ассоциировался со сном и смертью, из-за своего местоположения в букете сменил трак­товку: здесь он обозначает искупительную жертву Христа  Еще в Средневековье считалось, что цветы мака выросли на земле, орошенной кровью Христа. . Другие символы спасе­ния — это хлебные колоски, а бабочка, сидящая на стебле, олицетворяет бес­смертную душу.

Ян Бауман. Цветы, фрукты и обезьяна. Первая половина XVII века Серпуховский историко-художественный музей

Картина Яна Баумана  Ян (Жан-Жак) Бауман (1601–1653) — живо­писец, мастер натюрморта. Жил и работал в Германии и Нидерландах. «Цветы, фрукты и обезьяна» — хороший пример смы­словой многослойности и неоднозначности натюрморта и предметов на нем. На первый взгляд, сочетание растений и животных кажется случайным. На самом деле этот натюрморт тоже напоминает о быстротечности жизни и греховности земного существования. Каждый изображенный предмет транслирует определенную идею: улитка и ящерица в данном случае указы­вают на смертность всего земного; тюльпан, лежащий возле миски с плодами, символизирует быстрое увядание; раковины, разбросанные на столе, намекают на неразумную трату денег  В Голландии XVII века было очень популярно коллекционирование разного рода «дикови­нок», в том числе раковин. ; а обезьяна с персиком указывает на первородный грех и порочность. С другой стороны, порхающая бабочка и плоды: гроздья винограда, яблоки, персики и груши — говорят о бессмертии души и искупи­тельной жертве Христа. На другом, иносказательном уровне представленные на картине фрукты, плоды, цветы и животные обозначают четыре стихии: раковины и улитки — воду; бабочка — воздух; плоды и цветы — землю; обезьяна — огонь.

Натюрморт в мясной лавке

Питер Артсен. Мясная лавка, или Кухня со сценой бегства в Египет. 1551 год North Carolina Museum of Art

Изображение мясной лавки традиционно связывалось с идеей физической жизни, персонификацией стихии земли, а также с чревоугодием. На картине Питера Артсена  Питер Артсен (1508–1575) — голландский ху­дожник, также известный как Питер Длин­ный. Среди его работ — жанровые сцены на евангельские сюжеты, а также изображе­ния рынков и лавок. почти все пространство занимает ломящийся от яств стол. Мы видим множество видов мяса: убитую птицу и разделанные туши, ливер и ветчину, окорока и колбасы. Эти образы символизируют неумерен­ность, обжорство и привязанность к плотским удовольствиям. Теперь обратим внимание на задний план. С левой стороны картины в оконном проеме поме­щена евангельская сцена бегства в Египет, которая резко контрастирует с натюрмортом на переднем плане. Дева Мария протягивает последний ломоть хлеба нищей девочке. Заметим, что окно расположено над блюдом, где крест-накрест (символ распятия) лежат две рыбы — символ христианства и Христа. Справа в глубине изображена таверна. За столом у огня сидит веселая компа­ния, выпивает и ест устриц, которые, как мы помним, ассоциируются с похо­тью. Рядом со столом висит разделанная туша, указывающая на неотврати­мость смерти и мимолетность земных радостей. Мясник в красной рубахе разбавляет вино водой. Эта сценка вторит основной идее натюрморта и отсы­лает к Притче о блудном сыне  Вспомним, что в Притче о блудном сыне есть несколько сюжетов. Один из них повествует о младшем сыне, который, получив от отца имение, продал всё и спустил деньги на рас­путную жизнь. . Сцена в таверне, равно как и мясная лавка, полная яств, говорит о праздной, распутной жизни, привязанности к зем­ным наслаждениям, приятным для тела, но губительным для души. В сцене​ бегства в Египет герои практически повернуты к зрителю спиной: они уда­ляются вглубь картины, подальше от мясной лавки. Это метафора бегства от распут­ной жизни, полной чувственных радостей. Отказ от них — один из способов спасти душу.

Натюрморт в рыбной лавке

Рыбный натюрморт — это аллегория водной стихии. Такого рода произведе­ния, как и мясные лавки, часто были частью так называемого цикла перво­стихий  В Западной Европе были распространены большие живописные циклы, состоявшие из нескольких картин и, как правило, висев­шие в одной комнате. Например, цикл времен года (где с помощью аллегорий изобража­лись лето, осень, зима и весна) или цикл первостихий (огонь, вода, земля и воздух). и, как правило, создавались для украшения дворцовых столовых. На первом плане картины Франса Снейдерса  Франс Снейдерс (1579–1657) — фламандский живописец, автор натюрмортов и барочных анималистических композиций. «Рыбная лавка» изображено множество рыбы. Здесь есть окуни и осетры, караси, сомы, семга и другие дары моря. Часть уже разделана, часть ожидает своей очереди. Эти изображения рыб не несут никакого подтекста — они воспевают богатство Фландрии.

Франс Снейдерс. Рыбная лавка. 1616 год Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

Рядом с мальчиком мы видим корзину с подарками, которые он получил ко Дню святого Николая  В католичестве День святого Николая при­нято отмечать 6 декабря. В этот праздник, как и на Рождество, детям дарят подарки. . На это указывают привязанные к корзине дере­вян­ные красные башмачки. Помимо сладостей, фруктов и орехов, в корзине лежат розги — как намек на воспитание «кнутом и пряником». Содержание корзины говорит о радостях и горестях человеческой жизни, которые посто­янно сме­няют друг друга. Женщина объясняет ребенку, что послушные дети получают подарки, а дурные — наказание. Мальчик отпрянул в ужасе: он поду­мал о том, что вместо сладостей получит удары розгами. Справа мы видим оконный проем, в котором можно разглядеть городскую площадь. Группа детей стоит под окнами и радостно приветствует кукольного шута на балконе. Шут — неотъемлемый атрибут народных праздничных гуляний.

Натюрморт с накрытым столом

В многочисленных вариациях сервировки столов на полотнах голландских ма­стеров мы видим хлеб и пироги, орехи и лимоны, колбасы и окорока, омаров и раков, блюда с устрицами, рыбой или пустыми раковинами. Понять эти натюрморты можно в зависимости от набора предметов.

Геррит Виллемс Хеда. Ветчина и серебряная посуда. 1649 год Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

На картине Геррита Виллемса Хеды  Геррит Виллемс Хеда (1620–1702) — автор натюрмортов и сын художника Виллема Класа Хеды. мы видим блюдо, кувшин, высокий стеклянный бокал и опрокинутую вазу, горчичницу, окорок, смятую салфетку и лимон. Это традиционный и излюбленный набор Хеды. Расположение пред­метов и их выбор неслучайны. Серебряная посуда символизирует земные богатства и их тщетность, ветчина — плотские удовольствия, привлекательный с виду и кислый внутри лимон олицетворяет предательство. Погасшая свеча указывает на бренность и мимолетность человеческого существования, беспорядок на столе — на разрушение. Высокий стеклянный бокал-«флейта» (в XVII веке такие бокалы использовались как мерная емкость с метками) хрупок, как человеческая жизнь, и в то же время символизирует умеренность и умение человека контролировать свои порывы. В целом в этом натюрморте, как и во многих других «завтраках», с помощью предметов обыгрывается тема суеты сует и бессмысленности земных наслаждений.

Питер Клас. Натюрморт с жаровней, сельдью, устрицами и курительной трубкой. 1624 год Sotheby’s / Частное собрание

Большая часть изображенных предметов на натюрморте Питера Класа  Питер Клас (1596–1661) — голландский художник, автор множества натюрмортов. Наряду с Хедой считается основателем хар­лемской школы натюрморта с ее геометриче­скими монохромными картинами. явля­ются эротическими символами. Устрицы, трубка, вино отсылают к кратким и сомнительным плот­ским удовольствиям. Но это всего лишь один вариант прочтения натюрморта. Посмотрим на эти образы под другим ракурсом. Так, раковины — это символы бренности плоти; трубка, с помощью которой не только курили, но и выдували мыльные пузыри, — символ внезапности смерти. Современник Класа, голланд­ский поэт Виллем Годсхалк ван Фоккен­борх, в стихотворении «Моя надежда — это дым» писал:

Как видно, бытие сродни куренью трубки,
И в чем различие — мне, право, невдомек:
Одно — лишь ветерок, другое — лишь дымок.  Пер. Евгения Витковского

Теме быстротечности человеческого существования противопоставляется бессмертие души, и знаки бренности внезапно оказываются символами спа­сения. Хлеб и стеклянный бокал с вином на заднем плане ассоциируются с телом и кровью Иисуса и указывают на таинство причастия. Сельдь — еще один символ Христа — напоминает о посте и постной пище. А раскрытые раковины с устрицами могут сменить свое негативное значение на прямо противоположное, обозначая человеческую душу, отделившуюся от тела и готовую вступить в вечную жизнь.

Разные уровни трактовки предметов ненавязчиво говорят зрителю о том, что человек всегда волен выбирать между духовным и вечным и земным прехо­дящим.

Vanitas, или «Ученый» натюрморт

Жанр так называемого «ученого» натюрморта получил название vanitas — в переводе с латыни это означает «суета сует», другими словами — «memento mori» («помни о смерти»). Это самый интеллектуальный вид натюрморта, аллегория вечности искусства, бренности земной славы и человеческой жизни.

Юриан ван Стрек. Суета сует. 1670 год Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

Меч и шлем с роскошным плюмажем на картине Юриана ван Стрека  Юриан ван Стрек (1632–1687) — амстердам­ский художник, известный своими натюрмор­тами и портретами. ука­зывают на мимолетность земной славы. Охотничий рог символизирует богат­ства, которые невозможно взять с собой в иную жизнь. В «ученых» натюрмор­тах часто встречаются изображения раскрытых книг или небрежно лежащих бумаг с надписями. Они не только предлагают задуматься об изображенных предметах, но и позволяют использовать их по назначению: прочесть открытые страницы или исполнить записанную в нотной тетради музыку. Ван Стрек изо­бразил набросок головы мальчика и раскрытую книгу: это трагедия Софокла «Электра», переведенная на голландский. Эти образы указывают на то, что ис­кусство вечно. Но страницы книги загнуты, а рисунок помят. Это признаки начавшейся порчи, намекающие на то, что после смерти даже искусство не пригодится. О неизбежности смерти говорит и череп, а вот обвивающий его хлебный колос символизирует надежду на воскресение и вечную жизнь. К середине XVII века череп, обвитый хлебным колосом или вечнозеленым плющом, станет обязательным предметом для изображения в натюрмортах в стиле vanitas.

Источник



Рыба: вечно живой символ

Рыба: вечно живой символ

Самое широкое распространение и толкование изображение рыбы получило в раннехристианском искусстве вв. н.э., о чем свидетельствуют многочисленные образцы , обнаруженные в катакомбах , служивших местом собраний христиан в период первых гонений. Тогда символика употреблялась в первую очередь как тайнопись , чтобы единоверцы могли узнавать друг друга во враждебном окружении.

С распространением христианства и его изобразительной культуры символ рыбы обрел многозначность. Пре

С распространением христианства и его изобразительной культуры символ рыбы обрел многозначность. Прежде всего , это — символ крещения: как рыба не может жить без воды , так истинный христианин не обретет спасения , не пройдя через воды крещения. Насыщение пяти тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбками служило не только примером милосердия , но и широко употреблялось как метафора евхаристии ( Рыбы и хлеба. Мозаика. Табха. Израиль. IV в. н. э.).

Код алхимиков и язык крестьян

Рыба: вечно живой символ

Рыба: вечно живой символ

Рыба: вечно живой символ

Особое место в этом контексте занимает образный ряд Джузеппе Арчимбольдо, который отразил водную сти

Особое место в этом контексте занимает образный ряд Джузеппе Арчимбольдо , который отразил водную стихию в женском портрете « Вода» ( 1563−1564 г.), составленном из различных морских обитателей.

Застолье сменило престол

Рыба: вечно живой символ

Рыба-символ , наделённая разнообразием смыслов и оттенков ( от сатиры на человеческую похоть до отзвука споров о церковных таинствах и иерархии) получила широкое распространение в сценах рыбных рынков и лавок , ловли Рыбы и. т.д. Религиозные сюжеты постепенно начали уступать место буржуазным. Заказчиками произведений искусства уже стали не только церковь , но и новый зарождающийся класс. Каждая гильдия старалась заказать полотно для увековечивания своих заслуг , стало популярным иллюстрировать деятельность различных специальностей , ремесел.

Голландия и Фландрия , как ключевые центры развития европейской живописи , сосредоточили свое внимание на новых гуманистических ценностях: человек и его интересы.
Фламандский художник Франс Снейдерс в знаменитой серии « лавок» — «Рыбная лавка», «Фруктовая лавка», «Натюрморт с лебедем» ( 1613−1620 гг.) и др., изобразил столы , переполненные всевозможной снедью , чаще всего дичью или рыбой.
На полотнах сверкает серебристая рыбья чешуя , этим изобилием художник напоминает не о смерти , а об отшумевшей жизни. Не следует слишком доверять столь богатой картине — реальный быт того времени был значительно более скромным. Перед зрителем — воплощение духа старой доброй Фландрии , любви ее народа к земным дарам и простодушной мечты о благодатной Стране бездельников , где жареные куропатки влетают в рот всем желающим.

Всегда в цене

Активно использовали в своем творчестве «рыбную» тему художники начала XX века. Участники группы «Бу

Активно использовали в своем творчестве « рыбную» тему художники начала XX века. Участники группы « Бубновый валет» стремились приблизить свое творчество к «народному лубку», создавая сочные красочные натюрморты конкурирующих с уличными вывесками , таких как « Натюрморт» ( 1910 г.) Ильи Машкова.

Одно из ярких упоминаний, апелирующее к классической традиции — картина основоположника метафизическ

Одно из ярких упоминаний , апелирующее к классической традиции — картина основоположника метафизической живописи Джорджио Кирико « Священные рыбы» ( 1918 г.), в которой сюжет полон таинственности и многозначности. Да и название прямо указывает на смысл. Через десять лет Кирико создал натюрморт с рыбами , в котором он отказался от иррациональной загадочности , обратившись к традиционной образной системе.

Источник

Натюрморт с изображением рыбы

Натюрмортные мотивы как детали композиций встречаются уже в искусстве Древнего Востока и античности, с натюрмортом отчасти сопоставимы некоторые явления в средневековом искусстве Дальнего Востока (например, так называемый жанр «цветы-птицы»), но рождение натюрморта как самостоятельного жанра происходит в новое время, когда в творчестве итальянских и особенно нидерландских мастеров Возрождения развивается внимание к материальному миру, к его конкретно-чувственному изображению. Историю натюрморта как жанра станковой живописи, и в частности его типа «trompe l’oeil» (так называемая обманка), открывает иллюзионистически точно воссоздающий предметы «Натюрморт» итальянца Якопо де Барбари (1504). Распространение жанра натюрморт приходится на вторую половину XVI — начало XVII вв., чему способствовали характерные для этой эпохи естественнонаучные склонности, интерес искусства к быту и частной жизни человека, а также само развитие методов художественного освоения мира (работы нидерландца П. Артсена, фламандца Я. Брейгеля Бархатного и др.).

Эпоха расцвета натюрморта — XVII в. Многообразие его типов и форм в это время связано с развитием национальных реалистических школ живописи. В Италии и Испании подъёму натюрморта во многом способствовало творчество Караваджо и его последователей (см. Караваджизм). Излюбленными темами натюрморта были цветы, овощи и фрукты, дары моря, кухонная утварь и т. п. (П. П. Бонци, М. Кампидольо, Дж. Рекко, Дж. Б. Руопполо, Э. Баскенис и др.). Испанскому натюрморту свойственны возвышенная строгость и особая значительность изображения вещей (X. Санчес Котан, Ф. Сурбаран, А. Переда и др.). Интерес к бытовому характеру вещей, интимность, нередко демократизм образов ярко проявились в голландском натюрморте. Для него характерны особое внимание к передаче световой среды, разнообразной фактуры материалов, тонкость тональных отношений и цветового строя — от изысканно скромного колорита «монохромных завтраков» В. Хеды и П. Класа до напряжённо-контрастных, колористически эффектных композиций В. Калфа («десерты»). Голландский натюрморт отличает обилие различных типов этого жанра: «рыбы» (А. Бейерен), «цветы и фрукты» (Я. Д. де Хем), «битая дичь» (Я. Венике, М. Хондекутер), аллегорический натюрморт «vanitas» («суета сует») и др. Фламандский натюрморт (главным образом «рынки», «лавки», «цветы и фрукты») выделяется размахом и одновременно декоративностью композиций: это гимны плодородию и изобилию (Ф. Снейдерс, Я. Фейт), В XVII в. развивается также немецкий (Г. Флегель, К. Паудис) и французский (Л. Божен) натюрморт. С конца XVII в. во французском натюрморте восторжествовали декоративные тенденции придворного искусства («цветы» Ж. Б. Моннуайе и его школы, охотничий натюрморт А. Ф. Депорта и Ж. Б. Удри). На этом фоне подлинной человечностью и демократизмом выделяются произведения одного из самых значительных мастеров французского натюрморта — Ж. Б. С. Шардена, отмеченные строгостью и свободой композиций, тонкостью колористических решений. В середине XVIII в. в период окончательного сложения академической иерархии жанров возник термин «nature morte», который отразил пренебрежительное отношение к этому жанру сторонников академизма, отдававших предпочтение жанрам, областью которых была «живая натура» (исторический жанр, портрет и др.).

В XIX в. судьбы натюрморта определяли ведущие мастера живописи, работавшие во многих жанрах и вовлекавшие натюрморт в борьбу эстетических взглядов и художественных идей (Ф. Гойя в Испании, Э. Делакруа, Г. Курбе, Э. Мане во Франции). Среди мастеров XIX в., специализировавшихся в этом жанре, выделяются также А. Фантен-Латур (Франция) и У. Харнет (США). Новый подъём натюрморт был связан с выступлением мастеров постимпрессионизма, для которых мир вещей становится одной из основных тем (П. Сезанн, В. ван Гог). С начала XX в. натюрморт является своего рода творческой лабораторией живописи. Во Франции мастера фовизма (А. Матисс и др.) идут по пути обострённого выявления эмоциональных и декоративно-экспрессивных возможностей цвета и фактуры, а представители кубизма (Ж. Брак, П. Пикассо, X. Грис и др.), используя заложенные в специфике натюрморта художественно-аналитические возможности, стремятся утвердить новые способы передачи пространства и формы. Натюрморт привлекает и мастеров других течений (А. Канольдт в Германии, Дж. Моранди в Италии, Ш. Лукьян в Румынии, Б. Кубишта и Э. Филла в Чехии и др.). Социальные тенденции в натюрморте XX в, представлены творчеством Д. Риверы и Д. Сикейроса в Мексике, Р. Гуттузо в Италии.

В русском искусстве натюрморт появился в XVIII в. вместе с утверждением светской живописи, отражая познавательный пафос эпохи и стремление правдиво и точно передать предметный мир («обманки» Г. Н. Теплова, П. Г. Богомолова, Т. Ульянова и др.). Дальнейшее развитие русского натюрморта в течение значительного времени носило эпизодический характер. Его некоторый подъём в первой половине XIX в. (Ф. П. Толстой, школа А. Г. Венецианова, И. Т. Хруцкий) связан с желанием увидеть прекрасное в малом и обыденном. Во второй половине XIX в. к натюрморту этюдного характера лишь изредка обращались И. Н. Крамской, И. Е. Репин, В. И. Суриков, В. Д. Поленов, И. И. Левитан; подсобное значение натюрморта в художественной системе передвижников следовало из их представления о главенствующей роли сюжетно-тематической картины. Самостоятельное значение натюрморта-этюда возрастает на рубеже XIX и XX вв. (М. А. Врубель, В. Э. Борисов-Мусатов). Расцвет русского натюрморта приходится на начало XX в. К его лучшим образцам относятся импрессионистические работы К. А. Коровина, И. Э. Грабаря; тонко обыгрывающие историко-бытовой характер вещей произведения художников «Мира искусства» (А. Я. Головин и др.); остро декоративные образы П. В. Кузнецова, Н. Н. Сапунова, С. Ю. Судейкина, М. С. Сарьяна и других живописцев круга «Голубой розы»; яркие, пронизанные полнотой бытия натюрморты мастеров «Бубнового валета» (П. П. Кончаловский, И. И. Машков, А. В. Куприн, В. В. Рождественский, А. В. Лентулов, Р. Р. Фальк, Н. С. Гончарова). Советский натюрморт, развиваясь в русле искусства социалистического реализма, обогащается новым содержанием. В 20-30-х гг. он включает и философское осмысление современности в обострённых по композиции произведениях (К. С. Петров-Водкин), и тематических «революционных» натюрмортах (Ф. С. Богородский и др.), и попытки вновь осязаемо обрести отвергнутую так называемыми беспредметниками «вещь» через эксперименты в области цвета и фактуры (Д. П. Штеренберг, Н. И. Альтман), и полнокровное воссоздание красочного богатства и многообразия предметного мира (А. М. Герасимов, Кончаловский, Машков, Куприн. Лентулов, Сарьян, А. А. Осмёркин и др.), а также поиски тонкой колористической гармонии, поэтизацию мира вещей (В. В. Лебедев, Н. А. Тырса и др.). В 40-50-х гг. значительно многообразные по манере натюрморты, отражающие существенные особенности современные эпохи, создали П. В. Кузнецов, Ю. И. Пименов и др. В 60-70-х гг. в натюрморте активно работают П. П. Кончаловский, В. Б. Эльконик, В. Ф. Стожаров, А. Ю. Никич. Среди мастеров натюрморта в союзных республиках выделяются А. Акопян в Армении, Т. Ф. Нариманбеков в Азербайджане, Л. Свемп и Л. Эндзелина в Латвии, Н. И. Кормашов в Эстонии. Тяготение к повышенной «предметности» изображения, эстетизация окружающего человека мира вещей обусловили интерес к натюрморту молодых художников 70-х — начала 80-х гг. (Я. Г. Анманис, А. И. Ахальцев, О. В. Булгакова, М. В. Лейс и др.).

В. Хеда.

В. Хеда. «Завтрак с ежевичным пирогом». 1631. Картинная галерея. Дрезден.

П. Сезанн.

П. Сезанн. «Персики и груши». Конец 1880-х гг. Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Москва.

К. С. Петров-Водкин.

К. С. Петров-Водкин. «Утренний натюрморт». 1918. Русский музей. Ленинград.

И. И. Машков.

И. И. Машков. «Снедь московская: хлебы». 1924. Третьяковская галерея. Москва.

Литература: Б. Р. Виппер, Проблема и развитие натюрморта. (Жизнь вещей), Казань, 1922; Ю. И. Кузнецов, Западноевропейский натюрморт, Л.-М., 1966; М. М. Ракова, Русский натюрморт конца XIX — начала XX в., М., 1970; И. Н. Пружан, В. А. Пушкарев, Натюрморт в русской и советской живописи. Л., (1971); Ю. Я. Герчук, Живые вещи, М., 1977; Натюрморт в европейской живописи XVI — начала XX века. Каталог, М., 1984; Sterling Ch., La nature morte de l’antiquitй а nos jours, P., 1952; Dorf B., Introduction to still-life and flower painting, L., 1976; Ryan A., Still-life painting techniques, L., 1978.

(франц. nature morte – мёртвая природа), один из жанров живописи. В натюрмортах изображаются дары природы (плоды, цветы, рыба, дичь), а также вещи, сделанные руками человека (столовая утварь, вазы, часы и т. д.). Иногда неодушевлённые предметы соседствуют с живыми существами – насекомыми, птицами, животными и людьми.
Натюрморты, включённые в сюжетные композиции, встречаются уже в живописи Древнего мира (настенные росписи в Помпеях). Сохранилось предание о том, что древнегреческий художник Апеллес столь искусно изобразил виноград, что птицы приняли его за настоящий и стали клевать. Как самостоятельный жанр натюрморт сложился в 17 в. и тогда же пережил свой яркий расцвет в творчестве голландских, фламандских и испанских мастеров.
В Голландии существовало несколько разновидностей натюрморта. «Завтраки» и «десерты» художники писали так, что казалось, будто человек где-то рядом и сейчас вернётся. На столе дымится трубка, скомкана салфетка, не допито вино в бокале, надрезан лимон, надломлен хлеб (П. Клас, В. Хеда, В. Калф). Популярны были также изображения кухонных принадлежностей, ваз с цветами и, наконец «Vanitas» («суета сует»), натюрморты на тему бренности жизни и её кратковременных радостей, призывавшие помнить об истинных ценностях и позаботиться о спасении души. Любимые атрибуты «Vanitas» – череп и часы (Ю. ван Стрек. «Суета сует»). Для голландских натюрмортов, как и вообще для натюрморта 17 в., характерно присутствие скрытого философского подтекста, сложная христианская или любовная символика (лимон был символом умеренности, собачка – верности и т. д.) Вместе с тем художники с любовью и восторгом воссоздавали в натюрмортах многообразие мира (переливы шелков и бархата, тяжёлые ковровые скатерти, мерцание серебра, сочные ягоды и благородное вино). Композиция натюрмортов проста и устойчива, подчинена диагонали или форме пирамиды. В ней всегда выделен главный «герой», например бокал, кувшин. Мастера тонко выстраивают взаимоотношения между предметами, противопоставляя или, наоборот, сопоставляя их цвет, форму, фактуру поверхности. Тщательно выписаны мельчайшие детали. Небольшие по формату, эти картины рассчитаны на пристальное рассматривание, долгое созерцание и постижение их скрытого смысла.

П. ван дер Виллиге. Аллегория бренности и славы. Ок. 1660 г. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Москва

П. ван дер Виллиге. Аллегория бренности и славы. Ок. 1660 г. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Москва

Ф. Снейдерс. «Натюрморт с омаром и фруктами». Первая пол. 17 в. Государственные музеи. Берлин

Ф. Снейдерс. «Натюрморт с омаром и фруктами». Первая пол. 17 в. Государственные музеи. Берлин

К. С. Петров-Водкин. «Яблоко и вишня». 1917 г. Частное собрание

К. С. Петров-Водкин. «Яблоко и вишня». 1917 г. Частное собрание

П. Клас. «Натюрморт с бокалом для вина и серебряной чашей». Первая пол. 17 в. Государственные музеи. Берлин

П. Клас. «Натюрморт с бокалом для вина и серебряной чашей». Первая пол. 17 в. Государственные музеи. Берлин

Ф. Г. Торопов. «Натюрморт». Сер. 19 в. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Ф. Г. Торопов. «Натюрморт». Сер. 19 в. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Неизвестный художник. «Листы из книг и картинки». 1783 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Неизвестный художник. «Листы из книг и картинки». 1783 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Фламандцы, напротив, писали крупные, порой огромные полотна, предназначенные для украшения дворцовых зал. Их отличают праздничное многоцветье, обилие предметов, сложность композиции. Такие натюрморты называли «лавками» (Я. Фейт, Ф. Снейдерс). В них изображали столы, заваленные дичью, дарами моря, хлебами, а рядом – хозяев, предлагающих свой товар. Изобильная снедь, словно не умещаясь на столах, свисала, вываливалась прямо на зрителей.
Испанские художники предпочитали ограничиваться небольшим набором предметов и работали в сдержанной цветовой гамме. Посуда, фрукты или раковины на картинах Ф. Сурбарана и А. Переды степенно расставлены на столе. Их формы просты и благородны; они тщательно вылеплены светотенью, почти осязаемы, композиция строго уравновешена (Ф. Сурбаран. «Натюрморт с апельсинами и лимонами», 1633; А. Переда. «Натюрморт с часами»).
В 18 в. к жанру натюрморта обратился французский мастер Ж.-Б. С. Шарден. Его картины, изображающие простую, добротную утварь (миски, медный бак), овощи, немудрёную снедь, наполнены дыханием жизни, согреты поэзией домашнего очага и утверждают красоту повседневного бытия. Шарден писал также аллегорические натюрморты («Натюрморт с атрибутами искусств», 1766).
В России первые натюрморты появились в 18 в. в декоративных росписях на стенах дворцов и картинах-«обманках», в которых предметы воспроизводились настолько точно, что казались настоящими (Г. Н. Теплов, П. Г. Богомолов, Т. Ульянов). В 19 в. традиции обманки были переосмыслены. Натюрморт переживает подъём в первой пол. 19 в. в творчестве Ф. П. Толстого, переосмыслившего традиции «обманок» («Ягоды красной и белой смородины», 1818), художников венециановской школы, И. Т. Хруцкого. В обыденных предметах художники стремились увидеть красоту и совершенство.
Новый расцвет жанра наступает в кон. 19 – нач. 20 в., когда натюрморт становится лабораторией творческих экспериментов, средством выражения индивидуальности художника. Натюрморт занимает значительное место в творчестве постимпрессионистов – В. Ван Гога, П. Гогена и прежде всего П. Сезанна. Монументальность композиции, скупые линии, элементарные, жёсткие формы в картинах Сезанна призваны выявить конструкцию, основу вещи и напомнить о незыблемых законах мироустройства. Художник лепит форму цветом, подчёркивая её материальность. В то же время неуловимые переливы цветовых оттенков, особенно холодного голубого, сообщают его натюрмортам ощущение воздуха и простора. Линию сезаннистского натюрморта продолжили в России мастера «Бубнового валета» (И. И. Машков, П. П. Кончаловский и др.), соединив её с традициями русского народного творчества. Художники «Голубой розы» (Н. Н. Сапунов, С. Ю. Судейкин) создавали ностальгические, стилизованные под старину композиции. Философскими обобщениями проникнуты натюрморты К. С. Петрова-Водкина. В 20 в. в жанре натюрморта решали свои творческие задачи П. Пикассо, А. Матисс, Д. Моранди. В России крупнейшими мастерами этого жанра были М. С. Сарьян, П. В. Кузнецов, А. М. Герасимов, В. Ф. Стожаров и др.

Источник

Натюрморт

Натюрмортные мотивы как детали композиций встречаются уже в искусстве Древнего Востока и античности, с натюрмортом отчасти сопоставимы некоторые явления в средневековом искусстве Дальнего Востока (например, так называемый жанр «цветы-птицы»), но рождение натюрморта как самостоятельного жанра происходит в новое время, когда в творчестве итальянских и особенно нидерландских мастеров Возрождения развивается внимание к материальному миру, к его конкретно-чувственному изображению. Историю натюрморта как жанра станковой живописи, и в частности его типа «trompe l’oeil» (так называемая обманка), открывает иллюзионистически точно воссоздающий предметы «Натюрморт» итальянца Якопо де Барбари (1504). Распространение жанра натюрморт приходится на вторую половину XVI — начало XVII вв., чему способствовали характерные для этой эпохи естественнонаучные склонности, интерес искусства к быту и частной жизни человека, а также само развитие методов художественного освоения мира (работы нидерландца П. Артсена, фламандца Я. Брейгеля Бархатного и др.).

Эпоха расцвета натюрморта — XVII в. Многообразие его типов и форм в это время связано с развитием национальных реалистических школ живописи. В Италии и Испании подъёму натюрморта во многом способствовало творчество Караваджо и его последователей (см. Караваджизм). Излюбленными темами натюрморта были цветы, овощи и фрукты, дары моря, кухонная утварь и т. п. (П. П. Бонци, М. Кампидольо, Дж. Рекко, Дж. Б. Руопполо, Э. Баскенис и др.). Испанскому натюрморту свойственны возвышенная строгость и особая значительность изображения вещей (X. Санчес Котан, Ф. Сурбаран, А. Переда и др.). Интерес к бытовому характеру вещей, интимность, нередко демократизм образов ярко проявились в голландском натюрморте. Для него характерны особое внимание к передаче световой среды, разнообразной фактуры материалов, тонкость тональных отношений и цветового строя — от изысканно скромного колорита «монохромных завтраков» В. Хеды и П. Класа до напряжённо-контрастных, колористически эффектных композиций В. Калфа («десерты»). Голландский натюрморт отличает обилие различных типов этого жанра: «рыбы» (А. Бейерен), «цветы и фрукты» (Я. Д. де Хем), «битая дичь» (Я. Венике, М. Хондекутер), аллегорический натюрморт «vanitas» («суета сует») и др. Фламандский натюрморт (главным образом «рынки», «лавки», «цветы и фрукты») выделяется размахом и одновременно декоративностью композиций: это гимны плодородию и изобилию (Ф. Снейдерс, Я. Фейт), В XVII в. развивается также немецкий (Г. Флегель, К. Паудис) и французский (Л. Божен) натюрморт. С конца XVII в. во французском натюрморте восторжествовали декоративные тенденции придворного искусства («цветы» Ж. Б. Моннуайе и его школы, охотничий натюрморт А. Ф. Депорта и Ж. Б. Удри). На этом фоне подлинной человечностью и демократизмом выделяются произведения одного из самых значительных мастеров французского натюрморта — Ж. Б. С. Шардена, отмеченные строгостью и свободой композиций, тонкостью колористических решений. В середине XVIII в. в период окончательного сложения академической иерархии жанров возник термин «nature morte», который отразил пренебрежительное отношение к этому жанру сторонников академизма, отдававших предпочтение жанрам, областью которых была «живая натура» (исторический жанр, портрет и др.).

В XIX в. судьбы натюрморта определяли ведущие мастера живописи, работавшие во многих жанрах и вовлекавшие натюрморт в борьбу эстетических взглядов и художественных идей (Ф. Гойя в Испании, Э. Делакруа, Г. Курбе, Э. Мане во Франции). Среди мастеров XIX в., специализировавшихся в этом жанре, выделяются также А. Фантен-Латур (Франция) и У. Харнет (США). Новый подъём натюрморт был связан с выступлением мастеров постимпрессионизма, для которых мир вещей становится одной из основных тем (П. Сезанн, В. ван Гог). С начала XX в. натюрморт является своего рода творческой лабораторией живописи. Во Франции мастера фовизма (А. Матисс и др.) идут по пути обострённого выявления эмоциональных и декоративно-экспрессивных возможностей цвета и фактуры, а представители кубизма (Ж. Брак, П. Пикассо, X. Грис и др.), используя заложенные в специфике натюрморта художественно-аналитические возможности, стремятся утвердить новые способы передачи пространства и формы. Натюрморт привлекает и мастеров других течений (А. Канольдт в Германии, Дж. Моранди в Италии, Ш. Лукьян в Румынии, Б. Кубишта и Э. Филла в Чехии и др.). Социальные тенденции в натюрморте XX в, представлены творчеством Д. Риверы и Д. Сикейроса в Мексике, Р. Гуттузо в Италии.

В русском искусстве натюрморт появился в XVIII в. вместе с утверждением светской живописи, отражая познавательный пафос эпохи и стремление правдиво и точно передать предметный мир («обманки» Г. Н. Теплова, П. Г. Богомолова, Т. Ульянова и др.). Дальнейшее развитие русского натюрморта в течение значительного времени носило эпизодический характер. Его некоторый подъём в первой половине XIX в. (Ф. П. Толстой, школа А. Г. Венецианова, И. Т. Хруцкий) связан с желанием увидеть прекрасное в малом и обыденном. Во второй половине XIX в. к натюрморту этюдного характера лишь изредка обращались И. Н. Крамской, И. Е. Репин, В. И. Суриков, В. Д. Поленов, И. И. Левитан; подсобное значение натюрморта в художественной системе передвижников следовало из их представления о главенствующей роли сюжетно-тематической картины. Самостоятельное значение натюрморта-этюда возрастает на рубеже XIX и XX вв. (М. А. Врубель, В. Э. Борисов-Мусатов). Расцвет русского натюрморта приходится на начало XX в. К его лучшим образцам относятся импрессионистические работы К. А. Коровина, И. Э. Грабаря; тонко обыгрывающие историко-бытовой характер вещей произведения художников «Мира искусства» (А. Я. Головин и др.); остро декоративные образы П. В. Кузнецова, Н. Н. Сапунова, С. Ю. Судейкина, М. С. Сарьяна и других живописцев круга «Голубой розы»; яркие, пронизанные полнотой бытия натюрморты мастеров «Бубнового валета» (П. П. Кончаловский, И. И. Машков, А. В. Куприн, В. В. Рождественский, А. В. Лентулов, Р. Р. Фальк, Н. С. Гончарова). Советский натюрморт, развиваясь в русле искусства социалистического реализма, обогащается новым содержанием. В 20-30-х гг. он включает и философское осмысление современности в обострённых по композиции произведениях (К. С. Петров-Водкин), и тематических «революционных» натюрмортах (Ф. С. Богородский и др.), и попытки вновь осязаемо обрести отвергнутую так называемыми беспредметниками «вещь» через эксперименты в области цвета и фактуры (Д. П. Штеренберг, Н. И. Альтман), и полнокровное воссоздание красочного богатства и многообразия предметного мира (А. М. Герасимов, Кончаловский, Машков, Куприн. Лентулов, Сарьян, А. А. Осмёркин и др.), а также поиски тонкой колористической гармонии, поэтизацию мира вещей (В. В. Лебедев, Н. А. Тырса и др.). В 40-50-х гг. значительно многообразные по манере натюрморты, отражающие существенные особенности современные эпохи, создали П. В. Кузнецов, Ю. И. Пименов и др. В 60-70-х гг. в натюрморте активно работают П. П. Кончаловский, В. Б. Эльконик, В. Ф. Стожаров, А. Ю. Никич. Среди мастеров натюрморта в союзных республиках выделяются А. Акопян в Армении, Т. Ф. Нариманбеков в Азербайджане, Л. Свемп и Л. Эндзелина в Латвии, Н. И. Кормашов в Эстонии. Тяготение к повышенной «предметности» изображения, эстетизация окружающего человека мира вещей обусловили интерес к натюрморту молодых художников 70-х — начала 80-х гг. (Я. Г. Анманис, А. И. Ахальцев, О. В. Булгакова, М. В. Лейс и др.).

В. Хеда.

В. Хеда. «Завтрак с ежевичным пирогом». 1631. Картинная галерея. Дрезден.

П. Сезанн.

П. Сезанн. «Персики и груши». Конец 1880-х гг. Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Москва.

К. С. Петров-Водкин.

К. С. Петров-Водкин. «Утренний натюрморт». 1918. Русский музей. Ленинград.

И. И. Машков.

И. И. Машков. «Снедь московская: хлебы». 1924. Третьяковская галерея. Москва.

Литература: Б. Р. Виппер, Проблема и развитие натюрморта. (Жизнь вещей), Казань, 1922; Ю. И. Кузнецов, Западноевропейский натюрморт, Л.-М., 1966; М. М. Ракова, Русский натюрморт конца XIX — начала XX в., М., 1970; И. Н. Пружан, В. А. Пушкарев, Натюрморт в русской и советской живописи. Л., (1971); Ю. Я. Герчук, Живые вещи, М., 1977; Натюрморт в европейской живописи XVI — начала XX века. Каталог, М., 1984; Sterling Ch., La nature morte de l’antiquitй а nos jours, P., 1952; Dorf B., Introduction to still-life and flower painting, L., 1976; Ryan A., Still-life painting techniques, L., 1978.

(франц. nature morte – мёртвая природа), один из жанров живописи. В натюрмортах изображаются дары природы (плоды, цветы, рыба, дичь), а также вещи, сделанные руками человека (столовая утварь, вазы, часы и т. д.). Иногда неодушевлённые предметы соседствуют с живыми существами – насекомыми, птицами, животными и людьми.
Натюрморты, включённые в сюжетные композиции, встречаются уже в живописи Древнего мира (настенные росписи в Помпеях). Сохранилось предание о том, что древнегреческий художник Апеллес столь искусно изобразил виноград, что птицы приняли его за настоящий и стали клевать. Как самостоятельный жанр натюрморт сложился в 17 в. и тогда же пережил свой яркий расцвет в творчестве голландских, фламандских и испанских мастеров.
В Голландии существовало несколько разновидностей натюрморта. «Завтраки» и «десерты» художники писали так, что казалось, будто человек где-то рядом и сейчас вернётся. На столе дымится трубка, скомкана салфетка, не допито вино в бокале, надрезан лимон, надломлен хлеб (П. Клас, В. Хеда, В. Калф). Популярны были также изображения кухонных принадлежностей, ваз с цветами и, наконец «Vanitas» («суета сует»), натюрморты на тему бренности жизни и её кратковременных радостей, призывавшие помнить об истинных ценностях и позаботиться о спасении души. Любимые атрибуты «Vanitas» – череп и часы (Ю. ван Стрек. «Суета сует»). Для голландских натюрмортов, как и вообще для натюрморта 17 в., характерно присутствие скрытого философского подтекста, сложная христианская или любовная символика (лимон был символом умеренности, собачка – верности и т. д.) Вместе с тем художники с любовью и восторгом воссоздавали в натюрмортах многообразие мира (переливы шелков и бархата, тяжёлые ковровые скатерти, мерцание серебра, сочные ягоды и благородное вино). Композиция натюрмортов проста и устойчива, подчинена диагонали или форме пирамиды. В ней всегда выделен главный «герой», например бокал, кувшин. Мастера тонко выстраивают взаимоотношения между предметами, противопоставляя или, наоборот, сопоставляя их цвет, форму, фактуру поверхности. Тщательно выписаны мельчайшие детали. Небольшие по формату, эти картины рассчитаны на пристальное рассматривание, долгое созерцание и постижение их скрытого смысла.

П. ван дер Виллиге. Аллегория бренности и славы. Ок. 1660 г. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Москва

П. ван дер Виллиге. Аллегория бренности и славы. Ок. 1660 г. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Москва

Ф. Снейдерс. «Натюрморт с омаром и фруктами». Первая пол. 17 в. Государственные музеи. Берлин

Ф. Снейдерс. «Натюрморт с омаром и фруктами». Первая пол. 17 в. Государственные музеи. Берлин

К. С. Петров-Водкин. «Яблоко и вишня». 1917 г. Частное собрание

К. С. Петров-Водкин. «Яблоко и вишня». 1917 г. Частное собрание

П. Клас. «Натюрморт с бокалом для вина и серебряной чашей». Первая пол. 17 в. Государственные музеи. Берлин

П. Клас. «Натюрморт с бокалом для вина и серебряной чашей». Первая пол. 17 в. Государственные музеи. Берлин

Ф. Г. Торопов. «Натюрморт». Сер. 19 в. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Ф. Г. Торопов. «Натюрморт». Сер. 19 в. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Неизвестный художник. «Листы из книг и картинки». 1783 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Неизвестный художник. «Листы из книг и картинки». 1783 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Фламандцы, напротив, писали крупные, порой огромные полотна, предназначенные для украшения дворцовых зал. Их отличают праздничное многоцветье, обилие предметов, сложность композиции. Такие натюрморты называли «лавками» (Я. Фейт, Ф. Снейдерс). В них изображали столы, заваленные дичью, дарами моря, хлебами, а рядом – хозяев, предлагающих свой товар. Изобильная снедь, словно не умещаясь на столах, свисала, вываливалась прямо на зрителей.
Испанские художники предпочитали ограничиваться небольшим набором предметов и работали в сдержанной цветовой гамме. Посуда, фрукты или раковины на картинах Ф. Сурбарана и А. Переды степенно расставлены на столе. Их формы просты и благородны; они тщательно вылеплены светотенью, почти осязаемы, композиция строго уравновешена (Ф. Сурбаран. «Натюрморт с апельсинами и лимонами», 1633; А. Переда. «Натюрморт с часами»).
В 18 в. к жанру натюрморта обратился французский мастер Ж.-Б. С. Шарден. Его картины, изображающие простую, добротную утварь (миски, медный бак), овощи, немудрёную снедь, наполнены дыханием жизни, согреты поэзией домашнего очага и утверждают красоту повседневного бытия. Шарден писал также аллегорические натюрморты («Натюрморт с атрибутами искусств», 1766).
В России первые натюрморты появились в 18 в. в декоративных росписях на стенах дворцов и картинах-«обманках», в которых предметы воспроизводились настолько точно, что казались настоящими (Г. Н. Теплов, П. Г. Богомолов, Т. Ульянов). В 19 в. традиции обманки были переосмыслены. Натюрморт переживает подъём в первой пол. 19 в. в творчестве Ф. П. Толстого, переосмыслившего традиции «обманок» («Ягоды красной и белой смородины», 1818), художников венециановской школы, И. Т. Хруцкого. В обыденных предметах художники стремились увидеть красоту и совершенство.
Новый расцвет жанра наступает в кон. 19 – нач. 20 в., когда натюрморт становится лабораторией творческих экспериментов, средством выражения индивидуальности художника. Натюрморт занимает значительное место в творчестве постимпрессионистов – В. Ван Гога, П. Гогена и прежде всего П. Сезанна. Монументальность композиции, скупые линии, элементарные, жёсткие формы в картинах Сезанна призваны выявить конструкцию, основу вещи и напомнить о незыблемых законах мироустройства. Художник лепит форму цветом, подчёркивая её материальность. В то же время неуловимые переливы цветовых оттенков, особенно холодного голубого, сообщают его натюрмортам ощущение воздуха и простора. Линию сезаннистского натюрморта продолжили в России мастера «Бубнового валета» (И. И. Машков, П. П. Кончаловский и др.), соединив её с традициями русского народного творчества. Художники «Голубой розы» (Н. Н. Сапунов, С. Ю. Судейкин) создавали ностальгические, стилизованные под старину композиции. Философскими обобщениями проникнуты натюрморты К. С. Петрова-Водкина. В 20 в. в жанре натюрморта решали свои творческие задачи П. Пикассо, А. Матисс, Д. Моранди. В России крупнейшими мастерами этого жанра были М. С. Сарьян, П. В. Кузнецов, А. М. Герасимов, В. Ф. Стожаров и др.

Источник

Adblock
detector