Кто урезал границы памятника природы

Кто урезал границы памятника природы?

С недоумением прочёл статью на Sakh.com за 21 февраля » С границами сахалинских памятников природы происходит что-то непонятное «. Задело планируемое региональным минлесом узаконивание в урезанном виде границ двух памятников природы, обсуждавшееся в Общественной палате Сахалинской области. Но в настоящую депрессию повергло не это, а неоднократное упоминание в связи с этим ботанического сада. И это тогда, когда судьба сада и так висит на волоске. Поэтому как сотрудник этого учреждения считаю необходимым дать свои комментарии.

Относительно памятника природы «Популяция кардиокринума (лилии) Глена» в Долине туристов заместитель министра лесного и охотничьего хозяйства Данила Дударев сообщил, что перед тем, как установить его границы, министерство заказывало инвентаризацию особо охраняемой природной территории (ООПТ), и эту работу выполнял ботанический сад, который и предложил такие границы. Данила Викторович, занимавшийся в те времена вопросами охраны животного мира, возможно, не знает, как всё было на самом деле. Восполню этот пробел. Со строго формальной точки зрения утверждение замминистра — чистая правда. Но лишь в той же степени, в какой жильца, заплатившего по квитанциям за коммуналку 10 000 рублей, можно назвать инициатором и спонсором таких цен, голосующим за них рублём. В 2014 году сахалинский филиал ботанического сада-института дальневосточного отделения Российской академии наук в соответствии с договором с минлесом предоставил министерству отчёт об инвентаризации этого памятника природы, где помимо описания природы указал координаты границ именно в той версии, в какой они сейчас существуют в кадастре минлеса, и дал текстовое описание угловых точек этих границ. Больше скажу. Выбирал точки для этих границ именно я. В чём подвох? А, как говорится, лучше один раз увидеть. Ниже — та фигура, которую в ботсад передали из минлеса с заказом уточнить границы этой фигуры координатами и дать их текстовое описание. Ни о каком проведении границ в соответствие с реальными местами произрастания кардиокринума в той информации, которую довели до меня, не было и речи. И, конечно же, не было ни намёка на возможность привязать границы к угловым координатам, указанным в постановлении администрации Сахалинской области 2008 г., которыми отмерен прямоугольник в 36 га против 13,3 га, обозначенных серой фигурой.

А теперь представьте, сколько должно было быть координатных точек для описания этой, довольно небольшой по площади, но извилистой по форме фигуры? Естественно, я значительно сократил количество поворотных точек, и контуры памятника природы предстали в следующем виде:

Получается, что формально именно я и стал инициатором новых границ. Ведь раньше они были извилистыми, а теперь стали угловатыми. Следует ли считать меня виновником нынешних проблем Долины туристов? Судить вам. Естественно, тогда, когда всё это делалось, никому и в страшном сне не могло привидеться, что в этом тихом уголке, главной угрозой для которого представлялись квадроциклы, будет твориться спустя всего каких-то два года.

Надо сказать, что дать словесное описание поворотных точек было непростой задачей. Извивы прежней границы шли по линии раздела разных типов леса, которые чёткостью не отличались. Ну а после их спрямления привязка границ к местности стала полной абстракцией, не увязанной ни с к какими стабильным объектам этой территории, за исключением дороги по южной границе. Да и с ней не всё гладко, ибо прямой, как стрела, её назвать сложно.

Занимаясь этой работой, наткнулся в документации ботанического сада на схему границ памятника природы, существовавших до 2008 году, когда они захватывали как раз тот участок, где в ближайшем будущем хотят построить «Горную деревню», а до 1 мая успеть проложить через него ЛЭП на гору Красную. Там красными линиями обозначены тогдашние границы именно тех двух памятников природы, вокруг которых сейчас идут споры: «Популяция кардиокринума (лилии) Глена» и «Роща маньчжурского ореха» (тогда имевшего другое название). Малиновым цветом на карте обозначены места произрастания тех растений, ради которых эти земли были объявлены охраняемыми, розовым — такие же места Долины туристов, тогда ещё не получившие охранного статуса. Для рощи ореха таким же цветом, возможно, обозначена пойма, где также встречается кардиокринум. Хотя там его концентрация неизмеримо меньше.

А 22 февраля рано утром в обсуждении к статье про изменение границ памятников природы появился интересный комментарий. Пользователь форума с ником nemoy выложил несколько карт, среди которых есть вот такая:

Позже он выложил карту ещё более интересную:

Судя по тому, что ник зарегистрирован с московского телефона, а первое сообщение появилось в то время суток, когда большинство сахалинцев отсыпаются после напряжённой трудовой недели, это, возможно, кто-то из бывших сотрудников минлеса, живущий теперь в столице, но переживающий за то, что происходит у нас. Как он пишет, он был в числе тех, кто в 2005 г. предлагал сделать границы, как на последней карте. Спасибо ему огромное и за ту попытку, и за информацию! Стало понятно, откуда взялась серая волнистая фигура, которую в 2014 году минлес прислал ботсаду для уточнения и описания её границ. Оказывается, те люди, которые описали границы участков с краснокнижным видом, предложили провести границы так, чтобы они в виде компактного прямоугольника аккуратно вобрали в себя все те места, где были обнаружены краснокнижные растения. Эти же люди обозначили угловые координаты этого участка. Но кто-то почему-то решил загнать всё это в прокрустово ложе одного лесного квартала — №36. Можно было подумать в оправдание минлеса, что уже существовало постановление об ограничении ООПТ этим лесным кварталом, и сотрудники вынуждены были подгонять границы под это постановление. Но есть в этой версии существенный изъян. Ведь в постановлении приводится площадь — 13,3 га. Почему не 13,5? Почему не ровно 13? И как им удалось подогнать границы под эту площадь столь виртуозно, что верхняя (северная) граница почти совпала с реальной верхней границей местообитаний реликтовой островной редкости? Наверняка всё было проще. Кто-то в минлесе в 2008 г. волевым порядком решил ограничить ООПТ 36 кварталом, посчитал площадь попадающих в него зарослей кардиокринума и оформил это в качестве проекта постановления. А всё остальное было тогда безжалостно отсечено, отсекается и сейчас. Чем руководствовались тогда — непонятно. Ну а сейчас это, естественно, интересы ТОР «Горный воздух». Ничего личного. Просто шельфовые миллиарды рыдают в темнице областного бюджета и возопят о свободе. Благо, приехал, наконец, добрый полпред президента, сжалился над ними и дал команду освободить несчастных. Человек оказался достаточно гуманным.

Но если имя скромного автора идеи ограничить памятник природы 36-м лесным кварталом мы в ближайшее время вряд ли узнаем, то вот с именами авторов идеи реальной охраны редких растений всё гораздо лучше. Идея объявить памятником природы тот участок, который теперь хотят распахать под коттеджно-электрическую инфраструктуру, принадлежала в 1988 г. ныне покойному научному сотруднику ИМГиГ ДВО РАН Анатолию Басарукину, именем которого названа регулярно проводящаяся в Анивском городском округе районная экологическая конференция школьников. А более обширные участки с кардиокринумом, располагающиеся к северо-западу от ранее известного места, были описаны авторами трёх научных статей о кардиокринуме, вышедших в период с 2004 по 2010 гг. Эти авторы — известный сахалинский биолог, краевед, путешественник, фотохудожник и писатель Андрей Клитин, погибший в 2014 г. на Монблане, и заслуженный работник культуры региона, сотрудник областного краеведческого музея Михаил Прокофьев, скончавшийся 1 сентября минувшего года. И, естественно, им и в голову не могло прийти передвинуть границы ООПТ на новое место, лишив при этом охранного статуса прежний участок. Наоборот, в выводе своей последней статьи 2010 г., опубликованной в «Вестнике Сахалинского музея», они прямо пишут о необходимости расширить границы, включив в них, кроме имеющегося, ещё и новый описанный ими участок. И ещё. В этих статьях нет ничего, что могло бы послужить основанием для приведённой корреспондентом фразы неназванного сотрудника ботанического сада: «Когда в 80-е годы создавался памятник природы, наибольшая концентрации лилии Глена была совсем в другом месте, где-то на западе, но в процессе жизнедеятельности произошло смещение на восток, в дальнейшем может произойти другое изменение». Наоборот, наибольшая концентрация была первоначально обнаружена в восточной части, а уже потом — в западной. И нет ни слова про то, что раньше её там не было. Сказано, что первоначальный паспорт памятника природы, составленный А. М. Басарукиным, утерян, и потому о том, каково было состояние северо-западного участка в 1980-е годы, нет объективных данных. Но сколько помню наши походы с родителями и одноклассниками в 1970-е годы, эти роскошные цветы и похожие на драконьи головы плоды-коробочки были на разных участках тропинки, а далеко не только на её финише.

И возник ещё один вопрос, наверное, риторический. Начиная с 2014 г., обследованием кардиокринума в Долине туристов занимаюсь в основном я. Под моим руководством волонтёры провели и заактировали подсчёты, показавшие наличие 3075 экземпляров растений из Красной книги России в зоне застройки «Горной деревней». При сопоставлении этих цифр с моими подсчётами, проведёнными в другие годы и на других участках, уточнено приблизительное количество всех растений данного вида во всей Долине туристов, которое, по предварительным данным, составляет 7280 экз. Их было бы больше, если бы в апреле 2017 г. около 85 штук не были уничтожены якобы неустановленным бульдозером, после которого там началось бурение в рамках инженерно-изыскательских работ для «Горной деревни». Весь этот период я также занимался изучением причин возникших в последнее десятилетие проблем с размножением у этого цветка в Долине туристов. И минлес прекрасно обо всей этой деятельности осведомлён. Но почему-то, когда встал вопрос о границах памятника природы, я лишь случайно узнаю из СМИ о завершении обсуждения данного вопроса. И, судя по опубликованной реплике, знание конкретики при обсуждении оставляло желать лучшего. А как же стремление найти истину?

Ну и, наконец, обсуждение в общественной палате второго памятника природы: «Роща маньчжурского ореха». Если журналист ничего не напутала, неназванный сотрудник ботанического сада высказался о нём следующим образом: «охранять его бессмысленно, он все равно «обречен», так еще и завезен на Сахалин «японскими колонистами», а потому «сомнительный объект охраны», а охранять нужно только свое». Хочу внести уточнение.

Во-первых, посёлок лесорубов, во дворах которого в начале прошлого века были посажены эти деревья, был не японским, а японо-корейским. Учитывая, что в Японии встречается другой вид, этот орех завезли, скорее всего, не японские колонисты, а их наёмные (в тот период ещё наёмные) работники из Кореи. Во-вторых, в том же 2014 г. ботанический сад инвентаризировал, наряду ещё с 4 объектами, и этот памятник природы. И в выводах того обследования, насколько я знаю, ничего подобного написано не было. А, наоборот, было написано, что исследование дополнило понимание уникальности и особой роли этой особо охраняемой природной территории как исторического памятника. Что, возможно, это был первый на юге Сахалина опыт выращивания декоративных древесных растений на месте сведённых промышленными рубками лесных массивов. Там указывалось на произрастание 3 видов из Красной книги России и 4 из аналогичной региональной книги. Рекомендовалось устранить угрозу застройки территории объектами биатлонного комплекса. Что же сейчас изменилось? Трутнев и Зайцев слишком крепко положили глаз на этот участок? И что? Не к лицу туземцам противиться воле Всевышнего, и лучше сразу сдаться на милость победителя? Считаю, что не к лицу учёным выбирать «тёмную сторону силы».

Источник

Частный интерес: в Приморье в третий раз пытаются изменить границы памятника природы

Потенциальный инвестор в третий раз подал документы на изменение границ памятника природы «Тавричанский лиман» (лиман реки Раздольная) в Приморье, но снова не нашел понимания у экологов. Предоставленные им материалы подверглись жесткой критике на заседании Общественного экспертного совета по экологической безопасности, сохранению окружающей среды и воспроизводству биоресурсов Приморского края в понедельник, 5 апреля. А губернатор Приморья предложил и вовсе создать там туристическую зону с соблюдением экологических требований, сообщает ИА PrimaMedia.

Председатель совета, доктор технических наук, профессор ДВФУ Александр Агошков сообщил, что заявитель уже в третий раз подает документы на изменение границ памятника природы краевого значения «Лиман реки Раздольная».

Первая попытка была предпринята вскоре после того, как был принят скандальный краевой закон об особо охраняемых территориях. В 2019 году депутаты узаконили право на региональном уровне изменять и даже упразднять границы ООПТ, чтобы, в первую очередь, поддержать хозяйства марикультуры.

Интерес к «Тавричанскому лиману» проявило ООО «Акватехнологии», подконтрольное структурам семьи экс-губернатора края Сергея Дарькина, а также депутату ЗС ПК Сергею Слепченко. Г-н Слепченко является гендиректором компании и, к слову, участвует в реализации проекта по строительству рыбного рынка во Владивостоке. Потенциального инвестора привлек обитающий в границах ООПТ ценный промысловый вид беспозвоночных — японская корбикула (небольшая ракушка, широко востребованная на рынках стран АТР — ред.).

В мае 2020 года, после широкого общественного резонанса, заявитель отказался от своих планов и отозвал материалы по корректировке границ памятника природы.

В сентябре 2020 года он предпринял вторую попытку, которая так же не увенчалась успехом. Общественный экспертный совет при губернаторе края выступил против корректировок ООПТ.

В настоящее время на рассмотрении экспертного совета находится уже третья редакция материалов, обосновывающих изменение границ памятника природы. Но и ее приморские экологи подвергли жесткой критике.

Профессор ДВФУ, академик РЭА Владимир Раков сообщил, что заказчик не учел прошлых замечаний.

Представленные им материалы комплексного экологического обследования территории (КЭО) снова вызвали вопросы экспертного сообщества. Раков упомянул отсутствие титульных листов, небрежность в оформлении и путаницу в масштабах карт, а также список из 18 использованных источников, что, по мнению эксперта, слишком мало.

Он отметил, что заказчик не предоставил гидрохимической характеристики памятника, анализа изменений факторов гидрологического режима, каких-либо сведений о состоянии экосистемы лимана. По оценке профессора, в материалах ничего не говорится о том, что ООПТ служит местом концентрации перелетных птиц, не упоминаются памятники культуры на побережье. Отсутствуют факты, подтверждающие высокий уровень запасов корбикулы японской.

«Считаю, что проект должен быть отклонен, и его реализация недопустима», — заключил эксперт.

Владимира Ракова поддержал академик Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы (МАНЭБ) Андрей Беловодский: «Предложение только одно — оставить в покое памятник природы лиман реки Раздольная, не менять решения. Объясняю: на одной чаше весов — частные интересы хозяйствующего субъекта, который хочет добывать корбикулу. На другой — интересы не только ныне живущих граждан Российской Федерации, но и будущих поколений. Охранная зона ООПТ 500 метров проходит не только по суше, но и по водной акватории. Она целиком охватывает ядро памятника. Не считаю допустимым добывать там корбикулу».

Кроме того, эксперты напомнили о решении Пятого апелляционного суда от 15 декабря 2020 года. Суд постановил, что для изменения границ ООПТ требуется согласование Минприроды России.

Против изменений охранных границ лимана жестко высказался и Александр Агошков. По его словам, разрешенная к добыче корбикула японская трудно отличима от обитающей здесь же корбикулы приморской. Возникают опасения, что марикультурщики будут отправлять их в «один котел».

«А если в русло реки Раздольная зайдут драги, там будет перепахано все. Заявитель говорит, что намерен вести промысел на специальных лодках, сачками. Но у нас на общественном совете уже обсуждались прецеденты дражного промысла», — подчеркнул Агошков.

Представителей заказчика в зале не оказалось. Зато пожелал высказаться представитель общественности, выступающий за изменение границ ООПТ.

Он опирался на обращение от рыбаков — любителей и жителей двух муниципальных образований, примыкающих к ООПТ, — поселка Девятый Вал и села Тавричанка Надеждинского района. Под обращением поставили подписи 600 человек, которые в ближайшее время готовы объединиться в общественную организацию.

Сторонники изменений заявляют, что фактически территория ООПТ и ее охранная зона давно освоена человеком. На протяжении десятков лет в данном районе ведется хозяйственная деятельность. Это порядка 300 построек, два детских лагеря. Это тысячи рыбаков-любителей.

«Следовательно, под штрафные санкции попадает большинство жителей поселков Тавричанка и Девятый Вал, имеющих в собственности земельные участки и осуществляющие рыбалку, — напирал представитель общественности. — Процентов 50 местных жителей занимаются рыбной ловлей в ООПТ, добывают планктон сачками, они заинтересованы в том, чтобы легализовать свою деятельность».

Автор КЭО, директор научно-образовательного центра «Морской биотехнопарк «Островной» ДВФУ Сергей Масленников эмоционально обратился к присутствующим с просьбой «прочитать, наконец, материалы».

«Короткий вывод — все перечисленные замечания не имеют места быть. Остальное у меня написано подробно на 25 страницах», — сказал он.

Масленников заявил, что добыча затронет только ту зону лимана, куда выселяются моллюски из плотных верхних поселений. «Никакой угрозы это не несет», — подчеркнул он, напомнив, что корбикулу традиционно добывает население Японии и Южной Кореи. Осенью, когда спадает уровень воды, выход в лиман разрешен всем желающим.

Точки расставил губернатор Приморья Олег Кожемяко, присоединившийся к дискуссии в ходе совещания. Глава региона сравнил проект Находкинского завода минеральных удобрений и промысел корбикулы в границах ООПТ. По его словам, первый проект представляет прямую выгоду экономике региона — способствует скорейшей газификации территории, создаст полторы тысячи рабочих мест, значительно увеличит налогооблагаемую базу. Тогда как во втором случае эффект для экономики незначительный, а имидж Приморья может пострадать.

«Есть памятники природы, которые описаны еще Пржевальским и Арсеньевым. «Тавричанский лиман» — это уникальная река, где водится масса различных видов рыб, и где люди на протяжении многих лет занимались спортивным, любительским рыболовством. Зачем нам менять границы этой ООПТ, для чего нужно заниматься добычей этого моллюска? Сколько он принесет — 20-30 рабочих мест? Я бы вообще рассмотрел вопрос о том, чтобы сделать лиман жемчужиной Приморья, благоустроенным местом для спортивного и любительского рыболовства, чтобы люди приезжали туда отдыхать», — сказал Олег Кожемяко.

На замечания представителя общественности он выразил готовность рассмотреть вопрос о назначении ООПТ для рыбалки и напомнил о необходимости «отделять ужей от ежей». «Мы готовы поддержать изменение режима ООПТ для создания там туристической зоны с соблюдением экологических требований. В богатом рыбой районе могут быть построены туристические базы для спортивного и любительского рыболовства, для семейного отдыха на воде», — отметил глава региона.

Совет единогласно проголосовал против изменений, предложенных потенциальным инвестором.

Отметим, согласно приказам Росрыболовства, в 2021 году «Акватехнологии» имеют право добывать у берегов региона порядка 550 тонн корбикулы. Между тем по закону «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в случае, если пользователи долей квот не осваивают в течении двух лет подряд минимум в 70% промысловых лимитов, договор с ними может быть расторгнут.

Источник

Не позволим распилить заказники

Он предусматривает возможность исключения из заказников и памятников природы регионального значения участков в случаях необходимости их хозяйственного использования, а также участков, «на которых расположены природные комплексы и объекты, в отношении которых осуществление мер охраны в соответствии с законодательством возможно без сохранения режима особой охраны» и для размещения объектов рекреационной инфраструктуры.

Законопроект не уточняет, кто, как и на каком основаниям будет решать, что будет разрешено без экологической экспертизы на землях, выбывающих из состава ООПТ, и для какой хозяйственной деятельности эти участки могут изыматься. То есть законопроект даёт зелёный свет коррупции на особо охраняемых территориях во всех регионах.

В структуре особо охраняемых природных территорий России более 80% приходится на ООПТ регионального значения, из которых абсолютное большинство составляют заказники и памятники природы. Это более 13 тысяч уникальных природных объектов.

Если законопроект будет принят, из большей части ООПТ России могут быть исключены практически любые участки.

Во многих регионах именно в заказниках и памятниках природы охраняются наиболее ценные природные комплексы и экосистемы. Многие заказники и памятники природы сохраняют места обитания редких видов животных и растений.

Так, например, Куноватский заказник в ЯНАО создан для охраны и восстановления редчайшего белого журавля стерха, заказник «Комиссаровский» в Приморском крае создан специально для сохранения амурских тигров и дальневосточных леопардов, Двинско-Пинежский заказник в Архангельской области — для сохранения европейской популяции дикого северного оленя.

Многие российские заказники и памятники природы подпадают под действие различных международных конвенций и соглашений (в частности, Конвенции об охране всемирного природного и культурного наследия, Рамсарской конвенции).

При этом многим из них угрожают различные опасные для природы проекты. Например, добыча нефти и строительство связанной с этим инфраструктуры в заказниках «Нижнеобский», «Куноватский», «Бреховские острова». Законодательное закрепление упрощенной возможности изъятия их земельных участков создаст угрозу сохранности этих ООПТ, то есть к нарушению международных обязательств России.

Если из этих заказников будут исключены участки для реализации хозяйственной деятельности (добыча полезных ископаемых, рубки леса), они могут утратить свою значимость для сохранения этих редких животных.

Законопроект внесен по инициативе губернатора Ставропольского края Владимира Владимировича Владимирова.

Есть основания полагать, что его внесение связано с попытками органов власти Ставропольского края исключить из особо охраняемых природных территорий (далее — ООПТ в регионе Кавказских Минеральных Вод) их участки для вовлечения в интенсивную хозяйственную и рекреационную деятельность.

Эти факты вызвали справедливое и сильное возмущение у россиян и стали поводом для обращений в Совет по правам человека. Они рассматривались на выездном заседании Совета в Ставропольском крае в марте 2020 года и отражены в рекомендациях по его итогам.

Из заказника «Бештаугорский» и нескольких памятников природы Ставропольские власти попытались исключить участки, предполагаемые для устройства велотерренкура. Общественники и прокуратура обратились в суд, и он отменил все решения об изъятии земель.

Нормы закона об ООПТ Ставропольского края, позволяющие изымать земли ООПТ, также признаны судом недействительными.

То есть губернатор Ставропольского края, инициируя принятие данного законопроекта, пытается снять значимые правовые препятствия на пути реализации решений, влекущих причинение масштабного ущерба природному наследию России.

Чтобы не допустить этого, мы предлагаем всем неравнодушным к судьбе ООПТ России направить обращение руководителю профильного комитета Госдумы Владимиру Бурматову eco@duma.gov.ru с требованием отклонить этот законопроект. В прошлом году мы уже спасли от распила национальные парки, вместе мы сможем сохранить и заказники.

Пожалуйста, подпишите обращение Greenpeace к Владимиру Бурматову с просьбой не допустить изменения границ заказников и памятников природы. Поделитесь этим материалом с родными и друзьями, разместите посты в соцсетях с хештегом #СпасемЗаказники

Только с вами мы победим.

Юлия Давыдова Михаил Крейндлин 08/06/2021

Источник



В Подмосковье изменили границы памятника природы для жилищной застройки

Теперь на подмосковных особо охраняемых природных территориях можно строить. Это может быть жилищное строительство или строительство дороги, а может и то и другое. Нужно лишь обратиться в Министерство экологии и природопользования. Там помогут. Уточнят границы, проведут реорганизацию, и вуаля — теперь нужные земельные участки уже в состав ООПТ и не входят, все просто. Как это произошло с памятником природы Одинцовского района "Мозжинский овраг", в блоге Дружины охраны природы МГУ ( dop_mgu ) рассказал Вилен Лупачик.


Рис.1. Схема территории памятника природы областного значения "Мозжинский овраг" до и после реорганизации. Новые границы обрисованы по материалам Паспорта на памятник природы, утвержденного постановлением Правительства Московской области от14.07.2011 № 706/26. Старые границы обрисованы по материалам Паспорта на памятник природы, утвержденного решением Мособлисполкома от 21.12.89 №1297/40.

14 июня 2011 года постановлением Правительства Московской области был реорганизован памятник природы «Мозжинский овраг» (Одинцовский район). Проект этого постановления готовился непосредственно Министерством экологии и природопользования Московской области, которое формально отвечает за все ООПТ регионального значения. В результате реорганизации был изменен режим особой охраны и границы памятника природы. И если изменения в режиме охраны кажутся вполне безобидными и иногда даже нужными, то изменения в границах вызывают множество вопросов.

Выше представлена схема территории памятника природы областного значения «Мозжинский овраг» до и после реорганизации.

Вообще говоря, реорганизация ООПТ в первичном понимании означает возможность внести изменения в режим охраны, уточнить границы, иногда добавить не выявленные ранее ценные природные территории. Для Московской области это более чем актуально, т.к. большинство заказников и памятников природы были созданы 20-30 лет назад еще во времена СССР. Многое с тех пор изменилось, изменились природоохранное законодательство, поменялись неблагоприятные факторы, которые могут причинить вред объектам охраны. К сожалению, благодаря деятельности Минэкологии, реорганизация сейчас воспринимается совсем по-другому, а именно, как своего рода инструмент для легализации хозяйственной деятельности, изначально запрещенной режимом охраны ООПТ. Не стал исключением и памятник природы «Мозжинский овраг».

Видно, что в результате реорганизации из состава памятника природы были исключены два участка, и, как оказалось, неспроста.

Северный участок (участок №1 на Схеме, полоса леса вдоль автодороги А-107), по всей видимости, исключен для возможности расширения дороги под строительство ЦКАД. Это ясно видно из материалов оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) намечаемого строительства ЦКАД в Одинцовском районе:

Рис.2. Проектируемая ось Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД) по материалам Оценки предполагаемого воздействия на окружающую среду (ОВОС) по 5-ому пусковому комплексу.

Это уже не первый случай, когда Минэкологии вместо того, чтобы хоть как-то защитить подведомственные ООПТ от строительства ЦКАД и добиваться альтернативных вариантов прохождения этой дороги, просто напросто изменяет в «правильную» сторону границы ООПТ (подробнее. ).

Не менее важен и южный участок, исключенный из состава памятника природы. По данным публичной кадастровой карты на данной территории расположено два лесных участка, находящихся в рекреационной аренде. Кадастровые номера этих участков 50:49:0010110:78 и 50:49:0010110:79.

Рис.3. Данные публичной кадастровой карты по земельным участкам, исключенным из состава памятника природы "Мозжинский овраг".

Как стало известно, Правительство Московской области планирует перевести участок 50:49:0010110:79 из состава земель «лесного фонда» в земли «населенных пунктов» с видом разрешенного использования «для жилищного строительства и рекреационной деятельности» (ссылка на проект Постановления). В тоже время, до реорганизации памятника природы на данной территории запрещалось всякое строительство. По сути, на наших глазах идет процесс изъятия из общего пользования лесных участков, к тому же, находящихся на особо охраняемой природной территории, под жилищное строительство. А Министерство экологии тут выступает уже не как государственный орган, отвечающий за охрану окружающей среды региона, а как, скорее, полноправный участник «распила» федеральных лесных земель и региональных ООПТ.

Очень примечательна позиция самого Министерства по этому вопросу. Согласно официальному ответу Минэкологии, поступившему Дружине охраны природы биофака МГУ, при проведении реорганизации памятника природы областного значения Мозжинский овраг «было лишь уточнение площади (описание границ памятника природы в географических координатах)». Что на самом деле представляет собой так называемое «лишь уточнение площади» легко увидеть Рис.1. Ну а причины, по которым так внезапно Министерству понадобилось эти границы уточнять, я думаю, уже всем понятны.

Стоит еще отметить, что при проведении данной реорганизации Минэкологии Московской области были нарушены нормы Федерального закона «Об экологической экспертизе» — не была проведена экологическая экспертиза регионального уровня проекта нового Паспорта на ООПТ, материалов обоснования необходимости реорганизации, не было проведено никаких обсуждений данного проекта с общественностью. По фактам этих нарушений в Генеральную прокуратуру РФ свою очередь обратился и Гринпис России.

Источник

В Госдуме хотят запретить лишать охраны природные памятники без экспертизы

Ч еткие критерии лишения памятников природы их статуса, перечисленные в федеральном законе, призваны остановить застройку зеленых насаждений в регионах. В этом убежден первый заместитель Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Николай Валуев, разрабатывающий законопроект, который вводит обязательную экспертизу, предваряющую упразднение памятника природы. Сначала комплексное экологическое обследование должно доказать, что территория не представляет ценности.

Сейчас в законе об особо охраняемых природных территориях (ООПТ) не указано, в каких случаях можно отменить присвоенный памятнику природы статус. В каждом регионе действуют свои правила, и отсутствие регламентации на федеральном уровне приводит к тому, что приговор памятникам порой выносится исходя из экономических, а не экологических соображений.

В итоге Генпрокуратура фиксирует злоупотребления, рассказал Валуев. «Используя лазейки, некоторые регионы переводят особо охраняемые природные территории в другую категорию земель, и потом они обычно застраиваются. Чаще всего это касается городских территорий или территорий на границах городов, например парков», — отметил депутат.

Парламентарий привел несколько подобных примеров. Так, правительство Ростовской области упразднило шесть парков и других природных территорий. В 2017 году прокуратура оспорила документ, а Верховный суд подтвердил, что территории по-прежнему имеют природную ценность и нуждаются в охране. Тем не менее земли все равно переводят в другую категорию, не предусматривающую экологических ограничений, отметил Валуев. «Спустя два года правительство Ростовской области принимает новое постановление об упразднении этих же природных территорий, обосновывая это необходимостью исполнения решения суда. При этом решение принято при наличии официального отказа Минприроды в согласовании проекта соответствующего постановления», — говорится в материалах, предоставленных депутатом.

Такая же история произошла в Томской области, где собирались упразднить Михайловскую рощу. Судебная коллегия сверилась с законом самого региона и установила, что невозможно поменять статус территории, так как нет ни документов о том, что она потеряла свое природоохранное и другое ценное значение, ни положительного заключения экологической экспертизы. А в Ставропольском крае прокуратура обязала вернуть заповеднику «Гора Машук» отрезанные у него 70 гектаров.

Есть и противоположные примеры, когда власти приняли решение на основании экологической экспертизы, добавил Валуев. Так, лишили звания памятников природы Петровский городской парк и сквер в Ярославской области: исследование показало, что территории, которые десятилетиями используют для прогулок, не представляют особой природной ценности и лишение их статуса не повлияет на природу региона.

Чтобы исключить практику, когда судьбой природных памятников распоряжаются отдельные государственные или муниципальные служащие, нужно закрепить четкие критерии таких решений на федеральном уровне, считает Николай Валуев. Он начал разрабатывать законопроект, который вводит исчерпывающий список оснований для упразднения особо охраняемой природной территории.

Источник

Adblock
detector