К Маркс о сущности человека и проблема отчуждения

Проблема природы человека

Важное место в «Капитале» занимает проблема человека. Марксу равно чужды и анонимно-фаталистические схемы трактовки истории в духе гегелевского панлогизма, и любые варианты вульгарно-экономического фатализма. Маркс исследует вопрос о природе человека как родового существа («человеческой природе») и о сущности общественного человека, отнюдь не отождествляя эти понятия.

Маркс исследует вопрос, чт? собой представляет человеческая природа, каковы ее свойства. С тех пор как человек стал производить орудия труда и вышел из природно-животного состояния, он приобрел специфические биологические, социальные, психические черты, которые в своей совокупности составляют природу человека, или его родовую сущность. Важной отличительной чертой человека является то, что «человек по самой своей природе есть животное, если и не политическое, как думал Аристотель, то во всяком случае общественное» [1, т. 23, с. 338][42]. Другой столь же важной чертой человеческой природы является способность человека к труду и производство им средств труда. Но человеческая природа сама является продуктом общественно-исторического развития, результатом труда. Сложилась она в результате взаимодействия природы и общества. «…Бытие людей есть результат того предшествующего процесса, через который прошла органическая жизнь. Только на известной стадии этого процесса человек становится человеком» [1, т. 26, ч. III, с. 516]. Но относительно постоянные черты человеческой природы делают ее слишком широким и абстрактным понятием. Поэтому необходимо объяснить общественно-историческое развитие человечества во всей специфичности различных его этапов. Человеческая природа в силу изменения общественных условий меняется, дифференцируется, насыщается иным, чем прежде, содержанием.

В центре внимания Маркса находится проблема конкретной сущности уже сложившегося социального человека как совокупности (l’ensemble) общественных отношений. В этой связи большое значение имеют замечания К. Маркса на книгу А. Вагнера «Учебник политической экономии» (1879 – 1880). Здесь Маркс, подвергая критике искажение Вагнером основных идей «Капитала» и еще раз сжато формулируя и конкретизируя свое экономическое учение, дает диалектико-материалистическое понимание сущности человека. «„Человек“? Если здесь понимается категория „человек вообще“, то он вообще не имеет „никаких“ потребностей; если имеется в виду человек, обособленно противостоящий природе, то его следует рассматривать как любое нестадное животное; если же это человек, живущий в какой бы то ни было форме общества… то в качестве исходного пункта следует принять определенный характер общественного человека, т.е. определенный характер общества, в котором он живет…» [1, т. 19, с. 376 – 377].

Конкретную сущность человека и саму человеческую природу можно раскрыть только исходя из характера общественного строя, из всей совокупности общественных отношений определенной исторической эпохи. Следует идти к исследованию человека от исследования общества, но не наоборот. Характеризуя свой метод исследования, Маркс пишет, что его исходным пунктом «является не человек, а данный общественно-экономический период…» [там же, с. 386].

К. Маркс подверг сокрушительной критике буржуазных философов и социологов, которые по аналогии с капиталистическим производством рассматривали сущность человека, понятую ими как буржуазную сущность, в виде вечной и неизменной. Бентам считал, что в основе такой неизменной природы человека лежит «принцип полезности». Критикуя этого «гения буржуазной глупости», Маркс писал, что человеческая природа «модифицируется в каждую исторически данную эпоху» [1, т. 23, с. 623], изменяясь в зависимости от изменения характера общественной жизни. Изменение сущности человека не есть пассивное отражение изменения всех общественных отношений, но активный, осуществляемый человеком процесс преобразования самих этих отношений.

В Марксовой концепции человека, обоснованной и развитой в «Капитале», большое внимание уделяется деятельной сущности человека, его активности. Без активной революционной деятельности рабочего класса невозможно положить конец капитализму и успешно построить коммунизм. Без активности классов и их представителей невозможен исторический процесс вообще. При этом Маркс подчеркивает, что эта активность материально обусловлена и подчинена объективной закономерности. Между собой и природой люди «ставят» материальное производство, создавая тем самым новую социальную среду, более динамичную и изменчивую, чем среда природная.

Активность человека, определяясь объективной необходимостью, имеет также и свою внутреннюю логику развития, которая лишь в конечном счете определяется закономерностями общественного производства в целом. Для активной деятельности человека характерны сознательность постановки и осуществления своих целей и намерений, подчинение внешней среды своим, собственно человеческим интересам. «Человек, – пишет Маркс, – не только изменяет форму того, что дано природой; в том, что дано природой, он осуществляет вместе с тем и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю» [там же, с. 189].

Большое внимание в «Капитале» Маркс уделяет проблеме всестороннего развития человеческой личности. Противоречивый характер развития личности при капитализме создает «частичного рабочего», пожизненно прикованного к выполнению какой-либо определенной функции, а значит – «частичного человека», активность которого деформирована и скована. Для того чтобы человек мог развиваться всесторонне, необходима предпосылка – перемена труда, которая сможет в конце концов привести к замене «частичного человека» человеком всесторонним, универсально активным и развитым. Необходимым материальным фактором этой «замены» является значительное развитие крупной промышленности. Но рост крупной промышленности не ведет автоматически к замене «частичного человека» всесторонне развитой личностью. Маркс связывает всестороннее развитие личности и благотворность действия закона перемены труда с необходимостью завоевания рабочим классом политической власти и утверждения общественной социалистической собственности.

Всестороннее развитие личности – это один из важнейших аспектов большого философского вопроса о путях и пределах развития человека как личности и – шире – как исторического субъекта.

Без понятия о человеке история лишается смысла. Так и получается, когда вместо социального понятия человека принимают представление о нем как о «непосредственной индивидуальности». И вся история кажется тогда всего лишь неким автоматически самосовершающимся процессом или фатальным потоком, где суверенно действуют лишь такие квазисубъекты, как monsieur de Capital, madame la Terre, Экономические Корпорации, Идеологические Институты и прочие реифицированные «социальные характеры» [1, т. 25, ч. II, с. 398], где царят нечеловеческие Силы и безлюдные Отношения, но где забыт сам их творец – человек.

Весь дух Марксовой диалектики истории устремлен как раз к утверждению человеческого смысла истории. Но при этом Маркс далек от сентиментально-«гуманистического» приукрашивания прошлого и современности; его точка зрения, в противоположность всем бессильным благим пожеланиям и упованиям, есть точка зрения гуманистически-революционной критики, вскрывающей скрытую логику истории как логику ее собственной самокритики, т.е. развития через противоречия. Гуманистически-революционный дух Марксова подхода концентрированно выражен в самом его понятии человека, включающем в себя все социальные силы и отношения – всю социально-культурную предметность исторической действительности. История общества есть в ее конечном итоге не что иное, как история человеческого развития [см. 1, т. 27, с. 402 – 403].

Но «развитие богатства человеческой природы как самоцель…» [1, т. 26, ч. II, с. 123] прокладывает себе дорогу лишь в конечном счете. В условиях отчужденного и вообще антагонистического прогресса «более высокое развитие индивидуальности покупается только ценой такого исторического процесса, в ходе которого индивиды приносятся в жертву» [там же; ср. также 1, т. 47, с. 186]. Капитализм «в большей мере, чем какой-либо другой способ производства, является расточительным по отношению к человеку, к живому труду…» [1, т. 47, с. 186], он основан на господстве таких производственных отношений, которые, как мы знаем, в наибольшей мере превращают человека в отчужденное существо. Лишь вместе с преодолением классово-антагонистического способа прогресса, характерного для всей «предыстории человечества», «развитие способностей рода „человек“, хотя оно вначале совершается за счет большинства человеческих индивидов и даже целых человеческих классов, в конце концов разрушит этот антагонизм и совпадет с развитием каждого отдельного индивида…» [1, т. 26, ч. II, с. 123].

Но Маркс все время имеет в виду, что рабочий становится подлинно революционным не как персонификатор товара «рабочая сила» (будучи которым, он разделяет основные превратные представления идеологов капитализма [см. 1, т. 49, с. 63], но в качестве субъекта, осознающего глубокое противоречие между капиталистической системой как целым и эксплуатируемыми ею возможностями человеческого развития. Он обретает свой характер созидателя нового типа социальных отношений не путем примирения с эксплуатацией и вещно-отчужденным существованием, диктуемым ему экономическими отношениями капитализма, но только путем революционного отрицания социально-классовой системы буржуазного общества, в том числе и своего статуса наемного рабочего.

Марксова критика антигуманной природы капитализма дана им в контексте общей картины исторических судеб человека как индивида и личности. «Чем дальше назад уходим мы в глубь истории, тем в большей степени индивид, а следовательно и производящий индивид, выступает несамостоятельным, принадлежащим к более обширному целому…» [1, т. 46, ч. I, с. 18].

Созидательная способность человека – человеческая производительная сила – первоначально носила общинный характер, «в качестве первой великой производительной силы выступает сама община…» [там же, с. 485], и индивиды здесь были, так сказать, впаяны в ее структуру, сливались с ней. Первобытная и архаическая община «выступает в качестве субстанции, индивиды же как всего лишь акциденции ее или ее составные части, образовавшиеся чисто естественным путем» [там же, с. 465; см. также с. 472]. «Человек обособляется как индивид лишь в результате исторического процесса» [там же, с. 486].

В последующей истории происходит нарастание самостоятельной субъективности у человека-индивида, отрывающегося от пуповины естественно-родовых связей [см.: 1, т. 23, с. 89; 1, т. 49, с. 181], но сохраняющего в своем опыте традиции прошлых состояний.

Историческое наследование и историческое творчество взаимопроникают друг друга. Как наследник всего, до него выработанного содержания развития человек есть плод исторического процесса; как творец-созидатель он есть его отправной пункт: «…раз человек уже существует, он, как постоянная предпосылка человеческой истории, есть также ее постоянный продукт и результат, и предпосылкой человек является только как свой собственный продукт и результат» [1, т. 26, ч. III, с. 516; ср. 1, т. 46, ч. II, с. 222].

Однако насколько каждый данный эмпирический индивид той или иной социальной группы, класса, общества, эпохи реализовал сущностные возможности развития, зависит от множества причин. Все формы расщепления деятельности, классовые деления, виды эксплуатации, угнетения и отчуждения низводят эмпирического индивида до положения лишь «частичного индивидуума», и так было на протяжении всей «предыстории человечества».

В историческом развитии человечества возникла всемирно-историческая задача, которая составляет высший смысл коммунистического преобразования общества, – совершить переход от индивида частичного к индивиду целостному, универсальному, соединяющему в себе полноту атрибутов сущности человека как подлинного субъекта исторического процесса и реализующему «полное развитие индивидуальности» [1, т. 25, ч. II, с. 448], «полное и свободное развитие каждого индивидуума» [1, т. 23, с. 605]. В условиях подлинно коллективной социальности, которая установится в коммунистическом обществе, человек «не воспроизводит себя в какой-либо одной только определенности, а производит себя во всей своей целостности, он не стремится оставаться чем-то окончательно установившимся, а находится в абсолютном движении становления» [1, т. 46, ч. I, с. 476].

Принцип коммунизма, согласно которому условием свободного развития каждого индивида является освобождение общества от эксплуатации, а условием свободного развития всех является развитие каждого, получает в «Капитале» конкретное выражение: условием свободного развития коммунистического сообщества становится свободное развитие всех созидательных сил каждого члена этого сообщества, но, с другой стороны, беспрепятственное развитие каждой личности возможно только при условии всестороннего развития коммунистического общества в целом.

Читайте также

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЧЕЛОВЕКА И ПРИРОДЫ

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЧЕЛОВЕКА И ПРИРОДЫ Человечество не только целенаправленно изменяет природу, оно непрерывно воздействует на биогеносферу уже потому, что существует в ее пределах и добывает средства существования, причем интенсивность и масштабность этого воздействия

ИЗМЕНЕНИЕ ПРИРОДЫ… ЧЕЛОВЕКА

ИЗМЕНЕНИЕ ПРИРОДЫ… ЧЕЛОВЕКА Итак, небывало могущественный и свободный, разносторонне образованный и много умеющий, человек коммунистического будущего вступит в принципиально новые взаимоотношения и с окружающим миром и с обществом. Там, в этом будущем, возникнут

Исторические формы отношений человека и природы

Исторические формы отношений человека и природы В античной философии природа воспринималась как полнота бытия, эстетически прекрасное, результат целесообразной, упорядочивающей деятельности демиурга (Платон). Считалось, что по своей мощи природа неизмеримо

117. Исторические формы отношений человека и природы

117. Исторические формы отношений человека и природы В античной философии природа воспринималась как полнота бытия, эстетически прекрасное, результат целесообразной, упорядочивающей деятельности демиурга (Платон). Считалось, что по своей мощи природа неизмеримо

46. Аналитика внутреннего мира человека: проблема счастья, смысл жизни, проблема смерти и бессмертия. Творческая жизнедеятельность как выражение личностного начала

46. Аналитика внутреннего мира человека: проблема счастья, смысл жизни, проблема смерти и бессмертия. Творческая жизнедеятельность как выражение личностного начала Внутренний мир человека — это единый духовный опыт взаимодействия его личности как с внешними фактами

Две революции в становлении природы человека

Две революции в становлении природы человека Становление человека протекает неравномерно. В этом процессе можно выделить два периода особенно радикальных изменений – период между VIII и II вв. до н. э. (так называемое «осевое время», сформировавшее ту «ось», вокруг которой

4. Угроза разрушения природы человека

4. Угроза разрушения природы человека В современном мире все с большей остротой встает новая глобальная проблема – угроза разрушения природы человека.Сложность этой проблемы зависит и от того, что до сих пор нет ясного представления о том, что представляет собой

Проблема взаимодействия общества и природы

Проблема взаимодействия общества и природы Одним из важнейших вопросов, рассматривавшихся Энгельсом в «Диалектике природы», было взаимодействие общества и природы. Эта проблема, ныне ставшая одной из самых «больных» для современного человечества, вызвала у Энгельса

§ 2. Хайдеггер и Кант. Проблема сознания и проблема человека. Анализ хайдеггеровской интерпретации «Критики чистого разума»

§ 2. Хайдеггер и Кант. Проблема сознания и проблема человека. Анализ хайдеггеровской интерпретации «Критики чистого разума» Как следует из введения в «Бытие и время», интерпретация кантовской философии должна была составить один из разделов II части этой работы, которая

Глава XIII Проблема соотношения природы и культуры

Глава XIII Проблема соотношения природы и культуры Культура в обрамлении природных процессов. – Мир культурный и мир дикий. – Природа как образец для культуры: новоевропейские мотивы. – Двоящиеся образы природы и культуры (Г. Риккерт). – Культура и цивилизация (О.

Двойственность природы человека

Двойственность природы человека В самом начале наших бесед ты упоминал о том, что человек принадлежит трем природам: биологической, социальной и идеальной. Но тогда мы говорили подробно только о проявлении биологической природы в интересующей нас теме. Теперь, когда мы

4. Соотношение природы и человека

4. Соотношение природы и человека До поры до времени человек трактовался как естественный результат общеприродного развития и никакого вопроса об особом соотношении человека и природы не ставилось. Но уже Фалес (A 1=I 71, 24) противопоставлял природные дарования человека и

63. ГАРМОНИЯ ЧЕЛОВЕКА И ПРИРОДЫ В ДРЕВНЕВОСТОЧНОЙ ФИЛОСОФИИ

63. ГАРМОНИЯ ЧЕЛОВЕКА И ПРИРОДЫ В ДРЕВНЕВОСТОЧНОЙ ФИЛОСОФИИ Древневосточная философия имела патриархальный и консервативный характер. На первом месте в ней находились социально-политическая и морально-этическая проблематика.Философия Древнего Востока имела

Разные природы человека

Разные природы человека Никогда ни с кем себя не сравнивай, потому что абсолютное совершенство каждого человека заключается исключительно в сравнении с самим собой. Е. П. Блаватская Одинаковые или разные? Мы можем быть схожи по состоянию души, по цели, к которой идем, по

О единстве мира природы и человека

О единстве мира природы и человека Порядок природы, в котором находится также и человеческий род, Коллонтай представляет как сеть постоянных и закономерных отношений между вещами-предметами. Центральной категорией таким образом понимаемого порядка является «закон».

Глава третья. Концепция человека и его природы

Глава третья. Концепция человека и его природы Общеизвестно, что все люди обладают идентичными основными анатомическими и физиологическими признаками, и ни один врач не будет думать, как ему лечить любого человека, принадлежащего к разным расам или цвету кожи, методами,

Источник

К. Маркс о сущности человека и проблема отчуждения

Философия марксизм обращается к общественно-исторической действительности, в которой человек и проявляет себя во всей полноте своего бытия как духовно-телесное и практически-деятельное существо.

К. Маркс (1818-1883) впервые обратил внимание, прежде всего, на тот факт, что во всей предшествующей философии человек считался не результатом истории, исторического развития, а ее исходным пунктом. Индивидуум представляется не исторически возникшим, но как бы данным самой природой.

Рассматривая человека во взаимосвязи с другими людьми через общественные отношения, через производственную деятельность и всегда в конкретно-исторических условиях, Маркс выдвигает положение, которое становится основополагающим в понимании человека: «сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений«. Таким образом, утверждается социальная сущность человека.

Вопрос о социальной сущности человека не снимает вопроса о его природных основах. Но эти природные основы, природные качества, природные задатки подвержены изменению в процессе социализации. Формирование социальной сущности человека означает не исчезновение в нем природных биологических основ, а преобразование их согласно потребностям общества. Вместе с тем, природные основы человека обусловливают и определенные возможности его социализации. Исходя только из природных основ человека, невозможно объяснить развитие самого человека и общества.

Естественные потребности людей и сами они как живые организмы составляют естественные предпосылки существования общества, но, будучи включенными, в систему общественной жизни, они приобретают социальную форму проявления и в своем развитии подчиняются законам развития общества

Общественные отношения, складывающиеся между людьми в процессе воспроизводства ими своей жизни, есть та форма, в которой только и может осуществляться жизнедеятельность конкретного человека. Вне этих отношений он просто никогда не станет собственно человеком. В обществе нет таких отношений, творцом и носителем которых не выступал бы человек, наделенный сознанием. Каждый конкретный человек, каждая конкретная личность является носителем и создателем общественных отношений. Объяснение человека с точки зрения его социальной сущности позволяет понять природу человеческой индивидуальности, раскрыть ее диалектически, т.е. не отождествляя индивида с обществом и не противопоставляя его ему.

Если исходить из того, что в общественных отношениях нет иного содержания, кроме живого, человеческого, то становится ясным, что не только общество формирует определенный тип личности, но и личности «наполняют» индивидуальным содержанием общественные отношения. С другой стороны, индивидуальное бытие личности «наполняется» содержанием лишь тех общественных отношений, которые доступны по разным причинам и обстоятельствам индивидуальному усвоению. Это и делает человека неповторимой индивидуальностью.

Разнообразие связей и отношений, в которые вступают люди в процессе производства и воспроизводства своей жизни становится источником разнообразия их индивидуального бытия. Иной подход, рассмотрение общественного бытия без учета специфического, обособленного бытия личности ведет, как это имело место до сих пор в большинстве концепций, к пониманию взаимоотношения личности и общества, личности и истории в духе жесткого детерминизма, фатализма.

С появлением общественного разделения труда появляется, и разделение или раздвоение бытия на общественную форму и индивидуальную форму. Индивид начинает выступать как особая форма существования общественных отношений, как индивидуальный «мир человека», в том числе и внутренний мир «Я».

Человек как отдельный индивид является частью более обширного целого, т.е. частью рода человеческого и, кроме того, частью конкретного социально-исторического бытия, «совокупностью всех общественных отношений«. Таков человек лишь в самом общем определении своей сущности. Мы отвлекаемся от реальной расщепленности человеческого бытия, когда человек развивается не как целостное существо, а как «частичный», «одномерный человек», «ходячий паяльник», «ходячая отвертка». В этом случае он утрачивает свое «родовое» как специфически человеческое и выступает не субъектом общественного бытия, а лишь средством и в некоторой степени его результатом.

В истории никто не начинает полностью сначала. Вступая в жизнь, каждое новое поколение застает уже какие-то готовые условия своего существования, общественную и культурную среду. Человек предстает в качестве продукта этой среды, которая во многом предопределяет его деятельность. Он основывает свою деятельность на совокупности тех производительных сил, знаний, культурных ценностей, которые были развиты и накоплены на протяжении тысячелетий. Хозяйственные и социально-политические формы, культурные достижения прошлого выступают не только в качестве традиции, которая в известной мере сковывает свободу и творческую активность людей, но и как реальная основа для творчества.

Общество – это та исторически сложившаяся совокупность форм совместной деятельности людей, в рамках которой сохраняются и передаются от поколения к поколению накопленные человечеством богатства материальной и духовной культуры и созидаются новые ценности. Именно социальная жизнь, система социальных отношений является единственной формой, в которой человек приобщается к благам и мерзостям человеческой культуры и творит ее. Нельзя отделить деятельность человека от общественных отношений, учреждений, событий, в которых эта деятельность выражается, осуществляется.

Общество – это та жизненная среда, в которой только и возможна реализация человеческой индивидуальности. Но общество не является некоторым самодовлеющим целым, независимым от человека и его деятельности. Оно, как мы уже отмечали, есть совокупность отношений и форм самой практической и духовной деятельности людей. Человек рождается в обществе, получает в нем все средства, необходимые для своего развития, он зависит от общества, но вместе с тем и противостоит ему как творец новых форм социального и культурного бытия.

Взаимоотношения между человеком и обществом имеют достаточно противоречивый характер, о чем и свидетельствует проблема отчуждения. У общества (целое) есть свои специфические функции и задачи, которые детерминируют его отношение к человеку (часть). Выживание социума, например, невозможно без отчуждения у человека (индивида) некоторых функций. Например, наказание преступника. Эта функция отчуждается у индивида и передается обществу, его институтам, т.е. насилие (наказание связанное с насилием) становится теперь функцией государства.

В ходе исторического развития общества с необходимостью шло отчуждение ряда функций обществом от индивидов, что, несомненно, было связано с поиском устойчивого общественного состояний, т.е. социум в ходе эволюции вырабатывает систему отношений между собой (целое) и индивидом (часть).

Вся история человечества может быть рассмотрена как поиск оптимального решения проблемы взаимоотношения человека и общества. В марксизме под отчуждением человека понимается, прежде всего, утрата человеком своей социальной сущности и низведение жизни человека до уровня простого биологического существования, когда человек перестает воспроизводить свою социальную сущность.

Причину отчуждения марксизм усматривает в социально-политических и экономических отношениях, в рамках которых человеческая деятельность и ее результаты превращаются в самостоятельную силу, господствующую над человеком и враждебную ему. Таким образом, сам процесс отчуждения может рассматриваться как социально-политический процесс.

В работах К. Марксаи Ф. Энгельса раскрыты основные моменты, порождающие отчуждение.

· Отчуждение деятельности человека от человека в процессе труда, из которого человек выходит опустошенным и обедненным.

· Отчуждение условий труда от самого труда. Рабочему противостоят не только материальные, но и интеллектуальные условия его труда. Это особенно видно в отчуждении управления производством от производителя. Однако это не только отчуждение от управления производством, но и обществом.

· Отчуждение результатов труда от рабочего. Результат труда рабочего не принадлежит рабочему.

· Отчужденность социальных институтов и норм, предписываемых ими. Социальные институты превращаются в бюрократические системы, построенные по иерархическому принципу, и противостоят человеку как самостоятельная и чуждая ему сила.

· Отчуждение идеологии от жизни, приводящее к формированию у членов общества таких притязаний и ожиданий, которые не соответствуют действительным возможностям общества, что нередко является причиной отклоняющегося поведения.

Путь преодоления отчуждения настолько же прост, насколько и сложен – это демократизация всей общественной жизни, управления и развитие духовного и культурного уровня человека.

Источник



Как маркс понимает природу человека

Родовая сущность человека (по 1-й рукописи К.Маркса)

«Художник», картина Геннадия Голобкова

В первой философской рукописи Маркс рассуждает о родовой жизни и родовой сущности человека, об отчуждении родовой сущности, к которой приводит отчуждённый труд. Хочу остановиться на родовой сущности человека: как Маркс объясняет, что выделяет человека из природной среды (чем человек отличается от животного), то есть в чём заключается его родовая сущность.

Маркс начинает с тезиса, что физически родовая жизнь человека (то есть жизнь человеческого вида) и животного состоит во взаимодействии с природой: из природы они получают необходимое для жизни. Но по-сравнению с животным человек, во-первых, проявляет себя более универсальным в этом взаимодействии, во-вторых использует природу как предмет и орудие этого взаимодействия:

“ Родовая жизнь как у человека, так и у животного физически состоит в том, что человек (как и животное) живет неорганической природой , и чем универсальнее человек по сравнению с животным, тем универсальнее сфера той неорганической природы, которой он живет… Практически универсальность человека проявляется именно в той универсальности, которая всю природу превращает в его неорганическое тело , поскольку она служит, во-первых, непосредственным жизненным средством для человека, а во-вторых, материей, предметом и орудием его жизнедеятельности. Природа есть неорганическое тело человека, а именно – природа в той мере, в какой сама она не есть человеческое тело. Человек живет природой. Это значит, что природа есть его тело, с которым человек должен оставаться в процессе постоянного общения, чтобы не умереть. Что физическая и духовная жизнь человека неразрывно связана с природой, означает не что иное, как то, что природа неразрывно связана с самой собой, ибо человек есть часть природы.“

Грубый пример: китовая акула питается почти только одним планктоном, по-сравнению с ней человек питается не только готовыми плодами природы, но путём приготовления пищи может сделать съедобным то, что изначально таким не являлось, используя для этого орудия (нож, огонь, посуду и т.д.) — то есть человек более универсален. Это пример понятый, но грубый, потому что даже физическая жизнь человека не сводится к пропитанию, а ведь у человека есть ещё жизнь духовная. Маркс говорит, что универсальность человека превращает всю природу в неорганическое тело человека — то есть человеческий вид в своей жизни может использовать всю природу, вся природа становится его “неорганическим телом” (то есть телом не в буквальном смысле слова — руки, ноги и т.д., — а в широком: одежда, жилище и т.д.).

Но, пишет Маркс, универсальность не единственное, что отличает человека от животного. Человек, в отличие от животного, обладает волей и сознанием, он не предопределён своей жизнедеятельностью (не сливается с ней):

“ Животное непосредственно тождественно со своей жизнедеятельностью . Оно не отличает себя от своей жизнедеятельности. Оно есть эта жизнедеятельность. Человек же делает самое свою жизнедеятельность предметом своей воли и своего сознания . Его жизнедеятельность – сознательная. Это не есть такая определенность , с которой он непосредственно сливается воедино. Сознательная жизнедеятельность непосредственно отличает человека от животной жизнедеятельности. Именно лишь в силу этого он есть родовое существо. Или можно сказать еще так: он есть сознательное существо, т.е. его собственная жизнь является для него предметом именно лишь потому, что он есть родовое существо. Только в силу этого его деятельность есть свободная деятельность .”

То есть для человека собственная жизнь является предметом (человек может сознательно и волево изменять свою жизнь), и это возможно потому, что человек — родовое существо, то есть изменяет жизнь не в одиночку, а через через человеческий род, то есть через общественный труд. Та же мысль, сказанная другими словами: животное предопределено средой, а человек способен изменять среду (и природную, и социальную). Изменение среды человеческий род делает коллективно: общество и совместная деятельность (труд) позволяют человеку сознательно и волево изменять среду.

Маркс ещё развивает и усиливает свой тезис:

“Поэтому именно в переработке предметного мира человек впервые действительно утверждает себя как родовое существо . Это производство есть его деятельная родовая жизнь . Благодаря этому производству природа оказывается его произведением и его действительностью. Предмет труда есть поэтому опредмечивание родовой жизни, человека: человек удваивает себя уже не только интеллектуально, как это имеет место в сознании, но и реально, деятельно, и созерцает самого себя в созданном им мире .”

То есть человек преобразует природу и создаёт предметный мир, мир во-человеченной природы. Человек проявляет себя в предметном мире, смотрится в него, как в отражение самого себя (” деятельно созерцает самого себя” ).

“ Практическое созидание предметного мира , переработка неорганической природы есть самоутверждение человека как сознательного – родового существа, т.е. такого существа, которое относится к роду как к своей собственной сущности, или к самому себе как к родовому существу. Животное, правда, тоже производит. Оно строит себе гнездо или жилище, как это делают пчела, бобр, муравей и т.д. Но животное производит лишь то, в чем непосредственно нуждается оно само или его детеныш; оно производит односторонне, тогда как человек производит универсально: оно производит лишь под властью непосредственной физической потребности, между тем как человек производит даже будучи свободен от физической потребности, и в истинном смысле слова только тогда и производит, когда он свободен от нее ; животное производит только самого себя, тогда как человек воспроизводит всю природу; продукт животного непосредственным образом связан с его физическим организмом, тогда как человек свободно противостоит своему продукту . Животное строит только сообразно мерке и потребности того вида, к которому оно принадлежит, тогда как человек умеет производить по меркам любого вида и всюду он умеет прилагать к предмету присущую мерку; в силу этого человек строит также и по законам красоты .

Маркс подчёркивает, что в отличие от животного, деятельность которого предопределена его потребностями, человек опредмечивает (во-человечивает) природа тогда, когда от свободен от физической потребности. Маркс делает ещё более сильное утверждение: только это и есть производство (человеческий труд) в истинном смысле слова — свободный труд, труд по “собственной мерке”, труд по “законам красоты”, то есть преобразование природы в соответствии со своими идеалами, а не только физическими потребностями.

И это и есть родовая сущность человека, сущность человеческого рода — свободное во-человечивание мира по собственной мерке, свободное от животной предопределённости.

P.S. Интересно соотнести написанное Марксом со словами С.Е.Кургиняна. Вот что о вопросе соотношения культуры и природы, человека и природы сказал С.Е.Кургинян в цикле Суть Времени, выпуск №1:

«Обсуждая это, мы не можем не давать представление о человеке, о человеческом обществе. Мы должны договориться сначала (и это всем очевидно), что, кем бы ни был человек, тайна человека велика, и она будет исследоваться до тех пор, пока человек существует, и, вероятно, до этих же пор так и останется не до конца разгаданной. Что в любом случае человек не зверь, мы все понимаем. И что он не зверь не только потому, что имеет разум. Он обладает чем-то еще. Кто-то называет это душой, кто-то говорит о том, что он обладает сверхсознанием или чем-то еще, какой-то способностью
ориентироваться на смыслы.

В любом случае, человек принадлежит не только природе, хотя он принадлежит, конечно, и природе тоже. Он, как и зверь, ест, спит, пьет, производит потомство, защищает территорию, конкурирует с себе подобными, с кем-то кооперируется в коллективы (что на зверином языке называется стаей) и т.д., и т.п. Он во многом подобен зверю, но он не равен ему, не тождествен. Он представляет собой качественно другое. Разница между человеком и зверем столь же велика, как разница между культурой и природой. Человек создает свой социальный мир, свою среду, в которой он живет.

Внутри этого различия между человеком и природой возникает двуслойность или бинарность. Человек, с одной стороны, является в каком-то смысле зверем, а в каком-то
смысле чем-то иным. В том смысле, в каком он является зверем, у него есть потребности физические, отчасти психофизиологические и другие. В том смысле, в котором он является
чем-то иным, у него есть высшие мотивы, он реагирует на смыслы, он живет в мире ценностей, он имеет представление о чести, долге и о многом другом.

Это можно называть по-разному. Можно просто остаться при тех определениях, которые я сейчас даю, и их совершено достаточно.
«

А вот что о человеческой сущности, предопределённости, Марксе сказал С.Е. в Смысле игры 46:

Источник

Вопрос 14. К.Маркс о природе человека, отчуждении, причинах его существования и условиях преодоления. Судьба марксизма в современном мире.

В работах Маркса встречаются две категории – «природа человека» и «сущность человека», которые находят своё ясное определение по мере развития взглядов мыслителя. Уяснение понятия природа человека невозможно без анализа категории сущность человека.

К своему обоснованию сущности человека Маркс подошел через преодоление отождествления природы человека и сущности человека в “Экономическо-философских рукописях” 1844 г. “Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность общественных отношений.

Хотелось бы обратить внимание на односторонность трактовки этой цитаты Маркса в советской и зарубежной марксистской литературе на протяжении многих десятилетий. В многочисленных трудах приводилась только вторая часть этой цитаты, из чего делались выводы, что человек есть пассивный продукт общества, а также о совпадении понятий “сущность человека” и “личность”. Игнорирование первой части тезиса – “Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду” – не способствовало уяснению той общности взглядов Гегеля и Маркса, согласно которой признается только родовая сущность человека, и не наделяется сущностью человека индивидуальный эмпирический человек.

В период с 1843 по 1848 гг. в мировоззренческой позиции Маркса произошел коренной перелом. Отрешившись от абстрактного гуманизма “Экономическо-философских рукописей 1844 г.”, Маркс сознательно становится на позицию защиты интересов пролетариата и революционного преобразования общества. Главная идея “Тезисов о Фейербахе” – признание революционно-преобразующей деятельности в качестве основы мировоззрения рабочего класса. В качестве субъекта этой деятельности был недвусмысленно назван рабочий класс. Как не существует деятельности вне общественных отношений, так нет иного, кроме деятельности, способа бытия общественных отношений. А это значит, что сущность человека не просто социальная, она есть одновременно и деятельная сущность.

В такой определенности человек предстает не только как продукт общества, но и как его творец, созидатель, он есть одновременно и автор, и действующее лицо своей собственной драмы.

Каков теоретический статус понятия “природа человека” в марксистской концепции человека? Вопрос актуальный, поскольку в современной философской литературе существует две крайности в толковании природы человека. Во-первых, под природой человека понимается биологическая природа как естественный базис социального бытия человека. Во-вторых, понятие природы человека трактуется как тождественная понятию “сущность” человека.

В “Нищете философии” и особенно в “Капитале” Маркс вкладывает иное содержание в это понятие, лишая природу человека атрибута неизменности, характерного для натуралистических концепций прошлого. Основным признаком природы человека, по Марксу, является производительная деятельность, так что, развивая производительные силы, человек изменяет и свою собственную природу. В силу этого “. вся история есть не что иное, как беспрерывное изменение человеческой природы” .

В “Капитале” Маркс, употребляя термин “природа человека”, придавал ему и другие, отличные от вышеназванного, значения:

1. для обозначения биологического начала в человеке. Так, рассматривая взаимосвязь производительности труда с естественными условиями производства, Маркс отмечал, что “. последние могут быть целиком сведены к природе самого человека, к его расе и т.п. и к окружающей человека природе”

2. для обозначения биосоциальной характеристики человека, включающего единство сущности и существования. В таком значении термин “природа человека” применялся для обозначения признаков, отличающих человека “вообще” от животных: прямохождение, членораздельная речь, целеполагающая деятельность, чувственно-эмоциональный мир и т.д. “Мы должны знать, какова человеческая природа вообще и как она модифицируется в каждую исторически данную эпоху”

3. для обозначения тех социальных качеств, которые характеризовали его как представителя конкретно-исторической эпохи.

Так, приведя аристотелевское определение человека как “политического животного”, Маркс в примечании пишет: “Аристотелевское определение утверждает, строго говоря, что человек по самой своей природе есть гражданин городской республики. Для классической древности это столь же характерно, как для века Янки определение Франклина, что человек есть созидатель орудий”

Таким образом, из анализа марксовой концепции сущности и природы человека можно сделать вывод: сущность человека социально деятельна, а природа человека биосоциальна.

Согласно Марксу, в человеке все его основные (чувственно-эмоциональные, телесные и интеллектуальные) характеристики не суть нечто природное, натуральное или как-то заданное извне. В человеке все «очеловечено», поскольку человек как индивид существует в связях и отношениях с другими людьми. Исторические традиции, обычаи, культурные схематизмы и стереотипы, унаследованные поведением и мышлением, активно воздействуют на любого индивида. Глубинные, «родовые» характеристики человека — а это и есть его «сущность» — составляют, по Марксу, итог мировой истории, результат социальных воздействий. «Человек как таковой» — только абстракция, фиксирующая эту бесконечность качеств, вложенных в каждого индивида социумом. «. история отдельного индивида отнюдь не может быть оторвана от истории предшествовавших ему или современных индивидов, а определяется ею». Таким образом, добро и зло в человеческой природе, любовь или эгоизм Маркс объясняет не самой этой природой, а социальными обстоятельствами, или, как он выражается, «предпосылками», наделяющими индивидов теми или иными качествами.

Маркс об отчуждении, причинах его существования и условиях преодоления:

Главное, что внес Маркс в понимание человека, — это концепция социального отчуждения человеческой сущностной природы.

По Марксу, в современном ему обществе стало наглядно явственным положение, когда «. собственное деяние человека становится для него чуждой, противостоящей ему силой, которая угнетает его, вместо того, чтобы он господствовал над нею». Такое положение квалифицируется как социальное отчуждение; этим понятием Маркс пользуется для оценки всей социальной реальности. В наибольшей степени отчуждение, по Марксу, тяготеет над людьми наемного физического труда (пролетариями), однако то же самое, в несколько иной степени, можно сказать о любом человеке. Отчужден мир человека — отчужден и сам человек в своем мире.

Отчужденный труд Маркс рассматривает в 4 аспектах.

1. Рабочий использует материалы, взятые у природы и получает в итоге нужные для жизни предметы, продукты труда. Ни исходный материал, ни продукт ему не принадлежат — они ему чужие. Чем больше работник работает, тем больше мир предметов, не принадлежит ему. Природа делается для работника только средством труда, а предметы, которые создаются в производстве — средством жизни, физиологического существования. Работник полностью от них зависит.

2. Процесс труда для работника принудителен. Но такой труд — это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения других потребностей. Только вне труда работник распоряжается собой — т. е. свободен. Т. о он свободен только осуществляя жизненные функции, общие у человека с животными. А труд — форма деятельности, специфическая для человека представляется унижением в себе человека.

3. Труд подневольный отнимает у человека его «родовую» жизнь. Жизнь чел неразрывно связана с природой. Эта связь — деятельный контакт , в котором главное — труд, производство: «. производственная жизнь и есть родовая жизнь». Но для работника труд — лишь средство для поддержания собственной жизни, а не рода. Работник относится к природе и производству не как свободный человек, а как рабочий, т. е отчужденно. Это и значит, что у работника отобраны и родовая жизнь и человеческая сущность.

4. Подневольный труд порождает отчуждение между людьми. Работники чужды друг другу, поскольку они конкурируют за возможность трудиться.

Маркс предполагал, что отчуждение имеет глубокую историю, но достигает своего апогея в капиталистическом обществе. И что рабочий класс — это наиболее отчужденный класс. Эта мысль исходит из предположения, что рабочий, не принимая участия в решениях, выступая придатком машины и попадая в зависимость от капитала, превращается в вещь (товар). Роль частной собственности (в смысле собственности на капитал, покупающий наемный труд) и отчуждающая функция этой собственности были ясны Марксу еще в молодые годы. «. Частная собственность есть продукт, результат, необходимое следствие отчужденного труда, внешнего отношения рабочего к природе и к самому себе. Таким образом, к частной собственности мы приходим посредством анализа понятия отчужденного труда, т.е. отчужденного человека, отчужденной жизни».

Отчуждение ведет к переоценке всех ценностей. Если человек считает высшей целью доход, труд и экономию, трезвость и прочее, он упускает из виду подлинно моральные ценности: богатство чистой совести, добродетели. В состоянии отчуждения каждая сфера жизни не связана с другими (экономика с моралью и т. д.). И это специфическая особенность царства отчуждения, где каждый вращается в кругу своей собственной отчужденности и никого не трогает отчужденность других людей (чужая боль).

Устранение отчуждения. Процесс, обратный отчеждению, — присвоение человеку собственной подлинной сущности. Маркс связывает его с общественными преобразованиями, с освобождением которое в основе имеет уничтожение отчужденного труда. Что будет, если человек начнет производить как человек, т. е. не подневольно. В этом случае труд станет средством саморазвития человека, в реализацию человеком своих лучших сторон.

Характеристика присвоения человеку собственной сущности, или превращения труда из принудительного в человеческий рассматривается Марксом по тем же параметрам, что и процесс отчуждения: 1. по присвоению предмета труда и его результата 2. по освобождению самой деятельности 3. присвоение человеком труда общей родовой сущности 4. гармонизации отношений между людьми.

Цель человеческого развития — свобода, свобода каждого, а “свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех”. Не может быть свободного государства, свободного общества, свободного класса. Может быть только свободный индивид. А он таковым станет, если ему будут служить и общество, и государство, и класс. Они должны быть так организованы, чтобы обеспечить любому человеку возможность освоения богатства культуры и реализации своих возможностей.

Процесс этот сопровождается преобразованием частной собственности, накопленной одними за счет других, т.е. индивидуальную частную собственность, основанную на собственном труде. Человек в своей истории не освобождается от отчуждения, но он может сделать отчуждаемое не враждебным, а полезным для себя.

Здесь Маркс создает грандиозную по своему пафосу картину человека, живущего в единстве с природой, преобразующего природу в соответствии с ее законами. Вместо отчужденного недочеловека появляется человек. В человеке начнут реализовываться способности, пока еще реализующиеся не у всех.

Универсально развитый, живущий в единстве и гармонии с внешней и внутренней природой человек — таков идеальный фил образ, рисующийся Марксом в качестве ядра коммунистического идеала. Уничтожение частной собственности необходимо, но недостаточно для присвоения людьми человеческой сущности.

Маркс делал вывод, что «эмансипация общества от частной собственности и т. д., от кабалы, выливается в политическую форму эмансипации рабочих, причем дело здесь не только в их эмансипации, ибо их эмансипация заключает в себе общечеловеческую эмансипацию; и это потому, что кабала человечества в целом заключается в отношении рабочего к производству и все кабальные отношения суть лишь видоизменения и следствия этого отношения». Еще раз следует подчеркнуть, что Маркс не ограничивал свою цель освобождением рабочего класса, а мечтал об освобождении человеческой сущности путем возвращения всем людям неотчужденного и, таким образом, свободного труда, об обществе, которое живет ради человека, а не ради производства товаров и в котором человек перестает быть уродливым недоноском и превращается в полноценно развитое человеческое существо.

Судьба марксизма в современном мире:

Философия Маркса и Энгельса не имела своих непосредственных продолжателей. К.Каутский и Э.Бернштейн, которые считались их ближайшими учениками, полагали, что в марксизме нет своей собственной философии, и он может быть соединен с любой другой философской доктриной. Так, например, сам Бернштейн попытался соединить марксизм с кантианством, а Каутский – с дарвинизмом.

Оживление интереса к философии Маркса и Энгельса произошло в 20-е и 30-е годы по причине публикации неизвестных до тех пор работ, связанных с решением именно философских вопросов. Это «Экономико-философские рукописи 1844 года», «Немецкая идеология» и «Диалектика природы». Под влиянием этих работ сложилось течение, названное позднее неомарксизмом или творческим марксизмом. В Советском Союзе к этому течению можно отнести Г.Лукача, Л.С. Выгодского и М.А.Лифшица. Все эти движения не получили официальной поддержки и одобрения. В настоящее время организованных центров по изучению философии марксизма в России нет.

Что касается западного неомарксизма, то он возник и развивался из все той же сознательной установки на трансформацию марксизма или синтез его с другими направлениями философской мысли. Так родился фрейдомарксизм Э.Фромма, экзистенциалистский марксизм во Франции под влиянием позднего Сартра, феноменологический марксизм, распространенный в США и Италии. Особое место в неомарксизме занимает Франкфуртская школа, свою роль в нем сыграла югославская группа «Праксис».

Одни неомарксисты делали акцент на гуманистической проблематике марксизма и его диалектическом методе, другие пытались придать ему строго научный характер.

Течение марксизма многолико, и когда мы сталкиваемся с утверждениями, что опыт истории и ее уроки свидетельствуют о несостоятельности самого учения, то важно понять, что при этом имеется в виду. Если канонизированная и догматизированная система идей, которая была идеологической основой сталинизма и тоталитаризма, то ее, бесспорно, нужно критиковать, и чем радикальнее будет эта критика, тем лучше. Но значит ли это, что доказана несостоятельность марксизма? Утвердительный вывод такого рода был бы нарушением элементарных правил логики.

Марксизм – это не только теоретическая конструкция, но и система мировоззренческих установок, в которых есть исходное ядро и обрамляющие его идеологические подходы и мифологемы. Марксистское учение гетерогенно. В нем имеется множество напластований, выражающих менталитеты различных эпох.

В настоящее время определилось несколько подходов в оценке марксизма как теории и методологии истории. Одни ученые продолжают отстаивать чистоту марксовой теории; другие (и их большинство) — признают значительный вклад марксизма в развитие науки, но считают необходимым ревизовать его с учетом новых достижений наук и изменившегося мира; третьи — отрицают марксизм как теоретическую основу исторических знаний. Разнообразие мнений позволяет сделать заключение, что историческая судьба марксизма сегодня намного сложнее, чем она казалась на начальном этапе переосмысления нашего теоретического наследства. К тому же и те, и другие ученые приводят достаточно веские аргументы в защиту своих взглядов.

Своеобразным камнем преткновения между учеными стал вопрос о составных частях марксизма, оправдавших себя или несостоявшихся на практике. Одни (В. Л. Янин) считают, что историк не может игнорировать “учение о развитии человечества по восходящей линии, учение о классовой борьбе (но, разумеется, не как о всеобъемлющей форме развития общества), и, наконец, тезис о примате экономики над политикой.

“О чем вы говорите, какая теория, какой марксизм”! — восклицают по этому поводу другие. “Если теоретическая схема, — настаивает Л. С. Васильев, — не сработала, если на практике все выглядит иначе, то едва ли стоит искать извиняющие теорию обстоятельства. Вернее сказать иначе: неверна теория”.

Время идеологизированного полурелигиозного отношения к марксизму уже закончилось. Для нас началось время его осмысления как теории и мировоззренческой концепции, которая взаимодействует с другими учениями и социальными теориями в развивающейся мировой культуре. Вряд ли сегодня какое-либо одно учение или система взглядов, сложившаяся в прошлом культурном развитии человечества, может претендовать на роль единственно истинного предвосхищения будущего.

На международном философском конгрессе в Брайтоне (1988) известный французский философ П.Рикёр сказал, что в современной западной философии он выделяет три главных течения: новую метафизику (включая философию жизни, экзистенциализм и т.п.), аналитическую философию и марксизм. По его мнению, взаимодействие этих трех течений скорее всего определит облик философии XXI столетия.

Источник

Adblock
detector