Философия Пифагора и пифагорейцев

Пифагор: все есть число

Наверное, он самый известный математик всех времен и народов — несмотря на то, что жил 2500 лет назад. И даже несмотря на то, что во времена Пифагора еще только предстояло провести дифференциацию между математикой и философией. Для него же цифры стали ответом на все вопросы.

Пифагор

Можно очень легко поверить, что все на свете было придумано в Древней Греции, и что до Пифагора 2500 лет назад никто не совершал никаких открытий или не пытался задавать серьезные вопросы. Разумеется, это не так. Многие древние цивилизации, например Египет или Месопотамия — и особенно Вавилон, — добились немалых успехов.

Считается, что Пифагор покинул свою родину на одном из греческих островов и путешествовал по этим странам, возможно, он добрался даже до Индии и вернулся, переполненный чужими и немного своими философскими и математическими концепциями. Однако будет нелишним знать, что самый знаменитый вклад Пифагора в познание мира человеком — теорема Пифагора — была известна задолго до его рождения.

В углу

Любой школьник скажет, что теорема Пифагора устанавливает соотношение между сторонами прямоугольного треугольника: сумма квадратов длин катетов равна квадрату длины гипотенузы. Древние египтяне знали, что все три стороны треугольника, чья длина составляет 3, 4 и 5 частей, целочисленны и формируют прямоугольный треугольник. Такой треугольник они использовали для ежегодного расчерчивания границ полей в пойме Нила.

Но Пифагор пошел дальше: прямоугольный треугольник — это всего лишь две параллельные прямые, которые неизбежно пересекутся в одной из точек и которые затем соединяются третьей перпендикулярной линией, образуя треугольник. В то время как параллельные прямые, которые никогда не пересекаются, представляют собой довольно сложный случай, Вселенная состоит из непараллельных прямых, постоянно пересекающихся друг с другом. И, по Пифагору, геометрия треугольников и других геометрических фигур, которые могут быть образованы в результате пересечения этих линий, есть демонстрация материи, лежащей в основе природы.

математическое доказательство теоремы

Гармония

Так же, как и другие народы, древние греки считали, что природа представляет собой гармоничное целое. Пифагор обнаружил, что в основе музыки лежат числа, а что может быть более гармоничным, чем музыка? Предание сообщает, что однажды он остановился послушать удары молота в кузне и обнаружил, что молот, весящий вдвое больше, чем другой, при ударе о наковальню дает звук на октаву выше.

Пифагор, проводящий эксперименты со звуками

Пифагор начал эксперименты со звуками: он натягивал и перебирал струны разной длины и ударял по сосудам, наполненным жидкостью, чтобы понять, как меняется звук. В процессе экспериментов он установил зависимость между объектом и звуком. А дальше он столкнулся с еще более основательными доказательствами того, что числа не только лежали в основе материального мира, но были присущи и эфирному миру идей.

Философия с изъяном

В Италии, в городе Кротон Пифагор основал союз людей, увлеченных математикой. Они вели строгую аскетичную жизнь, построенную на благоговении перед целыми числами, каждое из которых несло на себе определенную семантическую нагрузку: 1 символизировало причину, 2 выражало неопределенный дух, 3 было суммой 1 и 2 и носило мужской характер, 4 означало женственность, в то время как 5 (2+3) было самым могущественным числом из всех. Тем не менее в философии Пифагора был изъян.

Разделение квадрата при помощи двух диагональных линий позволяло получить два прямоугольных треугольника. Длина такой диагональной линии (гипотенузы каждого треугольника) — это квадратный корень из 2, то есть число, которое не просто не целое, но представляет собой бесконечно долгую десятичную дробь. И, если что-то настолько простое и естественное, как квадрат, не соответствует правилам, как можно ждать этого от всего остального?

Пифагорейская система

Пифагорейцы утверждали, что Луна, Солнце, планеты и звезды находились в сферах, вращающихся вокруг Земли. Эти сферы по мере вращения издавали музыкальные тона. Расстояния между планетами рассчитывались из тех же коэффициентов, что и применялись для получения гармоничных звуков от натянутых струн. Те сферы, что находились ближе к Земле, давали более низкие звуки, те же, что были расположены дальше, двигались быстрее и звучали выше.

Диаграмма XVII века, нарисованная Робертом Фладдом

Как стать пифагорейцем?

Члены пифагорейского союза должны были следовать некоторым необычным правилам:

Источник

Философия Пифагора и пифагорейцев

Это конспект третьей лекции по истории философии Муравьева А.Н. — доктора философских наук, доцент кафедры истории философии Санкт-Петербургского государственного университета.

Первым назвал себя философом: “Я не мудрец (софос), — ибо мудр, по Пифагору, только бог, — а тот, кто только любит мудрость (софию)”. Это тот, кто хочет и стремится быть мудрым, как бог. Кто хочет престать быть просто человеком: обычный человек – это тот, кто – много сплю, много ем и мало думаю. Человеческое ли это?

Пифагор первым назвал мир космосом (с греческого – порядок). Как собственно пифагорово до нас дошло лишь одно положение: “Все вещи подражают числу”. Сам он ничего не писал, не излагал письменно свое учение. Занятия в его школе носили как открытый, так и закрытый характер – были экзотерические и эзотерические. Поэтому сведения о его учении есть лишь в пересказе пифагорейцев — его учеников и последователей. А саму философию пифагорейцев мы имеем в изложении самих пифагорейцев и Аристотеля.

Основные положения философии пифагорейцев

Пифагорейцами впервые осуществлен отход от представлений, полагающих в качестве первоначала, — стихии. Число – первое мысленное, не чувственное определение, хотя и не вполне мысленное.

Числа по своей природе – ограничивающие и безграничные. Без них ничего бы не было и не было бы порядка, гармонии (т.е. согласованности различного). Число есть сущность всех вещей и гармония чисел есть причина мирового порядка. Следовательно, кто хочет познать все вещи, должен понять природу числа и гармонию чисел.

Что есть число по своей природе?

Оно сложное и сложнее анаксименовского начала – бесконечного воздуха.

Определения природы числа, развиваемые пифагорейцами:

Монада – единство, одно (вспомним, на познание чего сориентировал всех философов Фалес) или неопределенное единство. Именно потому, что каждое число в себе есть монада – каждое число есть единство, одно. “Два” ведь не расползающиеся “один” и “один”, а “два”, также “три” и т.д.

Диада – различие или двойственность. Очень важно, что эти определения не следуют друг за другом случайно, а осознаются пифагорейцами, как необходимо следующие из предыдущих определений. Диада – это не одна монада плюс еще одна монада, ибо откуда еще одна монада приблудилась? Диада есть различие монады от себя самой, это различившееся единство или различенное единство или определение неопределенного. Кто дает это определение? Сама монада определяет себя как диаду. Для того чтобы было два не нужно две монады. Нужно лишь, чтобы монада в себе различилась, стала более определенной.

В школе “два это 1+1” – разве это два? Нет, это один и один, т.е. двЕ, а не двА. Первоклассников учат считать и запоминать. “Сколько будет 1+1?” “Два”, — отвечает первоклассник. “А 1х1?” “Один”. Потрясающе.

Что такое настоящая семейная пара?

Когда двоЕ есть на самом деле двА, т.е. в себе одно. Это, когда ущипнешь одного, а больно другому. А, если одного щипают, а другому “ну и что”, то они не образовывали пару. Они совместны, рядом, но не одно, а отдельны. И, если они расходятся “как в море корабли”, то разлучение ничего не изменит в них, как, впрочем, прежде ничего не изменило в них их соединение. Точно также общество, народ, человечество есть единство или отдельность составляющих их людей.

Откуда множество?

Из единства: нет единства – нет множества. Как здорово: множество из единого! Пифагорейцы снимают всю Милетскую школу. “Все из одного”, — но почему так, милетцы не знают. Все появляется, как из “рога изобилия”. А пифагорейцы уже догадываются: монада только кажется абсолютно неопределенным. Неопределенность есть ее определенность, следовательно, монада – неопределенное определенное, из которого возникает определенное неопределенное – диада.

Диада – это определенная монада или монада положившая себе предел своей беспредельности.

Ни монада, ни диада еще не образуют природы Числа. Число – это только единство (монада)? Нет. Число – это только множество (диада)? Тоже нет. Число – это единство монады и диады – триада.

Что такое Число?

Это единство определенного и неопределенного. Это природа количества – оно может быть любым и каждый раз оно определенно.

Милетская школа – качественное первоначало (вода, апейрон, воздух). Пифагорейцы – количественный принцип: он содержит в себе определенность, но как момент – определенность в единстве с неопределенностью.

Будет ли правдой сказать, что число это только “1”? Нет: и “2”, и “3” – также числа. Любое число едино, но если бы любое число не было бы разделено в себе – можно ли было бы его разделить? Нет. В школе учат, что числа делятся, а почему?

Пифагорейцы — создатели математики как науки, а не просто счета: арбуз и арбуз еще вавилоняне могли сложить. Пифагорейцы имели не практическую цель, а выделили число и отношение чисел как самостоятельный предмет. Они занимались познанием необходимых свойств числа как такового.

Могла ли возникнуть наука математика без философии? Нет, математика не возникла сама: считали, считали арбузы, бросили и стали считать числа. С чего бы это? И, как считать без арбузов. Палочками? Пифагорейцы впервые уяснили, что такое само число как таковое, а не число арбузов! И тем самым заложили основу математики как науки.

Триада – первое совершенное число, но не самое; истинное единство; истинная, завершенная монада; <единство единства и различия>; развитое единство.

Тетрада – развитая триада; второе совершенное число, в нем раскрывается природа настоящего различия; полностью раскрыта природа диады; различие единства и различия.

По пифагорейцам, природа подражает тетраде. Тетрада для природы – закон: 4-е стороны света, 4-е измерения, 4-е конечности у животных и т.д.

Декада – совершеннейшее число. Она есть развитая тетрада. Декада содержит в себе все предшествующие моменты определения природы числа (не случайно 1+2+3+4=10). Декада все в себе содержит и все из себя производит – отсюда пифагорейский гимн декаде.

Все не просто существует, но в гармонии: в единстве различного, все различно в единстве. Пифагорейцы не только говорят, что все из числа, но и показывают как:

точка (1) –> прямая (2) –> плоскость (3) –> объем, тело (4).

Прямая – это различившаяся от самой себя точка. Также плоскость, объем.

Небесные тела в количестве 10-ти. Пифагорейцы шли не от видимого к мысли, а от мысли к реальности тел. Тела уже находятся в движении и в гармонии – гармония небесных сфер.

  1. чувственная – растения;
  2. рассуждающая – животные (кот, например, вполне рассудителен: мясо легче и спокойней стащить, когда человек уйдет, а пока не ушел нужно подождать; и в этом смысле кот лучше тех людей, кто не может себя сдержать, и хватает, что ему нужно сразу);
  3. разумная – человек.

Духовные отношения так же подчиняются природе числа:

  • мысль – монада;
  • познание – диада, ибо направлено на одно;
  • мнение пифагорейцы считали числом плоскости (триадой);
  • ощущение – числом тела (тетрада).

Это учение, таким образом, охватывает все, исходя из единого принципа – одного, монады. Но природа вещей у пифагорейцев еще в форме числа, а не в сфере чистой мысли (хотя число уже нечто мыслимое, вне чувственных вещей). Следовательно, это еще не действительное начало философии. Она еще только начинает начинаться – это историческое начало. Почему? Эти начала существуют “до” и “независимо” от мышления. Но вот парадокс: пифагорейцы мыслили то (число), что полагалось ими существующим “до” и “вне” мышления. Вопрос: как же они могли его (число) мыслить? Первоначало не может быть “до” и “вне” мышления, конечно речь не о человеческом субъективном мышлении, но об этом дальше.

Источник



Философия Пифагора

Философия Пифагора

Уроженец острова Самос – один из известнейших древнегреческих философов – Пифагор (570-490 гг. до н. э.) был не только великим мыслителем, но и создателем первого в мире научного сообщества. Основанная им в Кротоне философская школа объединяла поддерживавших друг друга единомышленников, занимавшихся наукой и строивших собственные политические теории.

Жизнь Пифагора овеяна множеством легенд, сегодня историкам уже сложно отделить правду от вымысла. Его учение также покрыто многолетними наслоениями из работ его учеников. Ни одной работы самого Пифагора не существует, судить об его идеях учёные могут только по изложениям авторов, живших несколькими веками позднее. Кроме того, ситуация усугубляется тем, что школа Пифагора была закрытым обществом, державшим большую часть своих концепций в тайне. Информация о содержании пифагорейского учения стала появляться только спустя век после смерти философа.

В целом, в пифагореизме можно выделить три составляющие:

  • математическую;
  • религиозно-мифологическую
  • и, собственно, философскую.

При этом Пифагор дал собственную трактовку термину «философия», подразумевая под ним вечное стремление к непостижимой истине.

Роль числа в философии пифагорейцев

Пифагор считал, что суть первоначала, постижение которого всегда было основным вопросом философии древних, слишком сложно изложить на словах. Поэтому для изучения философских вопросов необходимо пользоваться более наглядными инструментами – числами и геометрическими фигурами. Согласно легендам, Пифагор, как и многие мыслители того времени, долгое время обучался на Востоке, где была высоко развита математическая наука. Однако восточные математики занимались сугубо практическими вопросами, в то время как Пифагор увидел в числах нечто большее и провозгласил: «Всё есть число!». Именно поэтому современные исследователи считают Пифагора основателем теоретической математики.

По мнению Пифагора, всё в мире определяется количественными соотношениями между явлениями и предметами. Число, являясь одновременно и чем-то абстрактным, и материальным, задаёт в мире некий порядок и определяет место каждой вещи. Именно благодаря этому, мир гармоничен и целостен. В пифагореизме число одновременно выступало и первоосновой, и ключевым элементом методологии – ведь именно через него можно описать мир, свойства вещей и даже какие-то нравственные качества.

Пифагор обожествлял числа и наделял каждое из них своими смыслами. Так, например, единица – это начало любой вещи, а двойка – та же вещь, но уже наделённая какими-то качествами. Безусловно, обожествление чисел было напрямую связано с религиозными взглядами Пифагора, почерпнутыми ими на Востоке. Сама идея сакральности чисел не была нова. Их обожествляли древние вавилоняне и ассирийцы. До сих пор особый смысл в те или иные числа или числовые комбинации вкладывают сторонники христианства, ислама и т. д. Однако, несмотря на эти мистическо-религиозные примеси, учение Пифагора было первым шагом в сторону математизации философии и превращения её в строгую науку.

Понятие души в пифагореизме

До Пифагора в греческой философии и религии существовало достаточно архаичное убеждение, что душа человека является жизненной энергией, после смерти попадающей в мрачное царство Аида.

Пифагор переосмыслил учение о душе, сделав его более сложным и многоплановым. Он придерживался мнения, что душа не является единым целым, а включает в себя: ум, рассудок и страсть. Однако в учении Пифагора не сохранилось рассуждений о том, как соотносятся между собой эти части и как они характеризуются.

Зато сохранились его идеи о переселении душ (метемпсихозе). По мнению Пифагора, тело является лишь тюрьмой для души, которая после смерти физического тела находит новое. При этом между двумя перерождениями душа может находиться и в подземном мире. Сам Пифагор якобы утверждал, что провёл в царстве Аида 207 лет. Число инкарнаций может быть бесконечно, но итогом этих процессов должен быть катарсис – очищение, в ходе которого душа понимает свою суть и обретает память о прежних жизнях. Для того чтобы быстрее достичь катарсиса, необходимо заниматься науками и искусством, а также придерживаться аскезы. Подобные занятия возвышали человека над прочими людьми и приближали его к божествам.

Поскольку души могут переселяться не только в человеческие тела, но и в тела животных, Пифагор и его ученики были приверженцами вегетарианства и выступали против кровавых жертвоприношений.

Космогонические теории пифагорейцев

Считается, что именно Пифагор был первым мыслителем, употребившим слово «космос» в современном значении, подразумевая под ним весь окружающий человека мир.

Пифагорейцы учили, что космос это беспредельная пустота, в середине которой находится «огненная единица» (Солнце), порождающая все числа, явления и предметы. Вопреки древней традиции, Пифагор помещал Землю не в центр мира, а на его периферию. Это также дало ему основание выдвинуть теорию о множественности миров.

Сам космос и все небесные тела, включая Землю, имеют шарообразную форму, поскольку из всех геометрических фигур шар наиболее гармоничен. Не располагая точными астрономическими инструментами и основываясь только на интуиции и основах математических знаний, пифагорейцы вывели удивительно точное заключение: все планеты движутся по орбитам, а величина орбит и скорость движения напрямую зависят от размеров небесных тел. Пифагор был первым, кто объяснил смену времён года и суток вращением Земли вокруг своей оси и её движением по орбите.

Этика Пифагора

В философии Пифагора наметилась новая для древнегреческой науки тенденция: отход от натурфилософии и появление первых зачатков философской антропологии. Пифагорейцы уделяли внимание проблемам человека и общества и выработали собственную этическую систему.

Пифагор считал добродетель одной из важнейших составляющих жизни каждого человека. Включал же он в неё следующее:

  • почитание старших, особенно родителей;
  • почитание богов и героев;
  • превосходство разума над страстями;
  • взаимопомощь и поддержку (именно на этих принципах строились отношения и внутри самой пифагорейской школы);
  • равнодушное отношение к земным благам и роскоши;
  • стремление к познанию истины и добру;
  • преодоление жадности, скандальности и грубости;
  • здоровый образ жизни и чистоту мысли;
  • меру в проявлении эмоций, как положительных, так и отрицательных;
  • скромность и умеренность.

Главными пороками человеческой натуры Пифагор считал эгоизм и погоню за сиюминутными удовольствиями. Преодолеть их можно было за счёт развития чувства родства со всеми людьми и общинного начала.

Основой пифагорейской этики была любовь: к прекрасному, к людям, к науке, к собственному телу.

Политические взгляды пифагорейцев

Пифагореизм возник в сложную для Древней Греции эпоху. Во второй половине V в. до н. э. обозначились демократические тенденции развития греческого общества. На протяжении почти всего архаического периода (750-480 гг. до н. э.) Греция состояла из множества царств. Цари и аристократы притесняли простых греков (демос). Часто свободные крестьяне вместе со своими семьями оказывались в долговом рабстве у господина, что, безусловно, подрывало социальную стабильность и было причиной растущих недовольств. Но ближе к концу архаической эпохи начались изменения. Аристократы стали постепенно терять свои ведущие позиции, а на их место стали приходить «незнатные богачи» – представители торгово-ремесленной верхушки. Одновременно начались бунты демоса. В результате этих процессов не только изменилась расстановка сил в обществе, но и возник новый тип государства: на смену царствам пришли автономные города-полисы с республиканской формой правления.

В этой ситуации пифагорейцы оставались убеждёнными консерваторами и считали, что нужно обязательно придерживаться обычаев отцов, даже если они не совершенны. Закон и царская власть даны людям богами, и не во власти смертных существ менять божественный порядок. Только в государстве с сильным правителем возможно процветание. Анархия же является абсолютным злом. Чрезмерная свобода, по мнению пифагорейцев, развращала. Любопытно, что подобный консерватизм в пифагорейской школе уживался вместе с довольно широкими либеральными взглядами. Так, например, в пифагорейский союз принимали женщин, которые имели тот же набор прав, что и мужчины.

Нужно отметить, что школа Пифагора в Кротоне к тому моменту практически управляла всем городом и устанавливала там собственные порядки, которым жители были вынуждены подчиняться. Но политические идеи пифагорейцев противоречили позициям, которых придерживались полисные демократы, что вызвало массовые недовольства. Помимо монархических взглядов, Пифагору припомнили и его отказ от приношения в жертву богам животных, практиковавшегося в греческой народной религии. Предположительно в 491 г. до н. э. в Кротоне вспыхнул мятеж, в ходе которого пифагорейский союз был разгромлен, а многие его члены при этом были убиты. Относительно дальнейшей судьбы самого Пифагора греческие авторы высказывали различные версии. Одни утверждали, что он был убит вместе со своими учениками, другие – что спасся, но покончил с собой, а третьи – что спокойно умер своей смертью.

Но, несмотря на разгром, идеи пифагорейцев продолжали жить и распространяться. Сторонники учения были многочисленны, они трансформировали учение Пифагора и сделали его базисом для дальнейшего развития древнегреческой философии.

Источник

Взгляды Пифагора на природу и его школы

Учение Пифагора известно нам лишь в пересказах древних философов. Они не могут дать полного представления об этом человеке и его учении, но из этих малочисленных, отрывочных сведений мы можем судить, насколько умен был этот человек, и его знания математики — лишь частица знаний, которую он не смог оставить будущим поколениям.

Содержание

Введение 3
1. Биография Пифагора 4
2. Жизнь Пифагора и его школа 5
3.Основы пифагоризма 10
Заключение 16
Список использованной литературы 17

Работа состоит из 1 файл

взгляды на природу Пифагора и его школы.doc

экономики, финансов, права и технологий

Кафедра: Гуманитарно-социальных дисциплин

Дисциплина: «Концепции современного естествознания»

«Взгляды Пифагора на природу и его школы»

Содержание

Введение

Каждый из нас знает теорему Пифагора, доказанную им 8 тысяч лет назад. Но не каждому известно, что Пифагор был одним из величайших философов, учение которого, к сожалению, не сохранилось до наших дней. Его великий труд умер вместе с ним и его учениками, разбросанными по всему миру после смерти учителя и не сумевшими восстановить школу, чтобы сохранить мудрость Мастера.

Учение Пифагора известно нам лишь в пересказах древних философов. Они не могут дать полного представления об этом человеке и его учении, но из этих малочисленных, отрывочных сведений мы можем судить, насколько умен был этот человек, и его знания математики — лишь частица знаний, которую он не смог оставить будущим поколениям.

От самого Пифагора не дошло ни одной строки — по-видимому, он действительно ничего не писал. Непосредственные ученики Пифагора не оставили изложения его идей в отличие, скажем, от учеников Сократа. Дошедшие до нас учения ранних пифагорейцев (конец VI — середина V в до н.э.) — Алкимиона, Гиппаса, Менестора, Гиппона и др. — носят слишком индивидуальный характер, что бы видеть в них изложение системы самого Учителя.

Биография работ по пифагореизму насчитывает сотни книг и статей, при этом, однако, трудно найти какой-либо факт, включая само историческое существование Пифагора, с которым согласились бы все высказывающиеся по этому вопросу.

Одни считают Пифагора основателем европейской научной традиции, — «шаманом», предводителем экстатических культов и тайных мистерий, третьи полагают, что он соединял в себе оба этих качества. Однако и внутри этих направлений точки зрения существенно разнятся. Трудно поэтому понять, что представлял собой

1. Биография Пифагора

Великий ученый Пифагор родился около 570 г. до н.э. на острове Самосе. Отцом Пифагора был Мнесарх, резчик по драгоценным камням. Имя же матери Пифагора неизвестно. По многим античным свидетельствам, родившийся мальчик был сказочно красив, а вскоре проявил и свои незаурядные способности.

Среди учителей юного Пифагора традиция называет имена старца Гермодаманта и Ферекида Сиросского (хотя и нет твердой уверенности в том, что именно Гермодамант и Ферекид были первыми учителями Пифагора). Целые дни проводил юный Пифагор у ног старца Гермодаманта, внимая мелодии кифары и гекзаметрам Гомера.

Страсть к музыке и поэзии великого Гомера Пифагор сохранил на всю жизнь. И, будучи признанным мудрецом, окруженным толпой учеников, Пифагор начинал день с пения одной из песен Гомера. Ферекид же был философом и считался основателем италийской школы философии. Таким образом, если Гермодамант ввел юного Пифагора в круг муз, то Ферекид обратил его ум к логосу. Ферекид направил взор Пифагора к природе и в ней одной советовал видеть своего первого и главного учителя. Но как бы то ни было, неугомонному воображению юного Пифагора очень скоро стало тесно на маленьком Самосе, и он отправляется в Милет, где встречается с другим ученым — Фалесом. Фалес советует ему отправится за знаниями в Египет, что Пифагор и сделал.

В 548 г. до н.э. Пифагор прибыл в Навкратис — самосскую колонию, где было у кого найти кров и пищу. Изучив язык и религию египтян, он уезжает в Мемфис. Несмотря на рекомендательное письмо фараона, хитроумные жрецы не спешили раскрывать Пифагору свои тайны, предлагая ему сложные испытания. Но влекомый жаждой к знаниям, Пифагор преодолел их все, хотя по данным раскопок египетские жрецы не многому могли его научить, т.к. в то время египетская геометрия была чисто прикладной наукой (удовлетворявшей потребность того времени в счете и в измерении земельных участков). Поэтому, научившись всему, что дали ему жрецы, он, убежав от них, двинулся на родину в Элладу. Однако, проделав часть пути, Пифагор решается на сухопутное путешествие, во время которого его захватил в плен Камбиз, царь Вавилона, направлявшийся домой.

Не стоит драматизировать жизнь Пифагора в Вавилоне, т.к. великий властитель Кир был терпим ко всем пленникам. Вавилонская математика была, бесспорно, более развитой (примером этому может служить позиционная система исчисления), чем египетская, и Пифагору было чему поучится. Но в 530 г. до н.э. Кир двинулся в поход против племен в Средней Азии. И, пользуясь переполохом в городе, Пифагор сбежал на родину. А на Самосе в то время царствовал тиран Поликрат. Конечно же, Пифагора не устраивала жизнь придворного полу раба, и он удалился в пещеры в окрестностях Самоса. После нескольких месяцев притязаний со стороны Поликрата, Пифагор переселяется в Кротон. В Кротоне Пифагор учредил нечто вроде религиозно-этического братства или тайного монашеского ордена ("пифагорейцы"), члены которого обязывались вести так называемый пифагорейский образ жизни. Это был одновременно и религиозный союз, и политический клуб, и научное общество. Надо сказать, что некоторые из проповедуемых Пифагором принципов достойны подражания и сейчас.

Прошло 20 лет. Слава о братстве разнеслась по всему миру. Однажды к Пифагору приходит Килон, человек богатый, но злой, желая спьяну вступить в братство. Получив отказ, Килон начинает борьбу с Пифагором, воспользовавшись поджогом его дома. При пожаре пифагорейцы спасли жизнь своему учителю ценой своей, после чего Пифагор затосковал и вскоре покончил жизнь самоубийством.

2. Жизнь Пифагора и его школа

Среди противоречивых учений своих учителей Пифагор искал живой связи, синтеза единого великого целого. Он поставил себе цель — найти путь ведущий к свету истины, то есть познать жизнь в единстве. С этой целью Пифагор посетил весь древний мир. Он считал, что должен расширить и без того уже широкий кругозор, изучая все религии, доктрины и культы.

Он жил среди раввинов и много узнал о тайных традициях Моисея, законодателя Израиля. Затем посетил Египет, где был посвящен в Мистерии Исиды. В Финикии и Сирии Пифагор был посвящен в Мистерии Адониса, и, сумев пересечь долину Евфрата, он находился достаточно долго у халдеев, чтобы перенять их секретную мудрость. Пифагор посетил Азию и Африку, в том числе Мелефис, Индустан и в Вавилоне он изучил знания магов. Будучи посвященным во все древние Мистерии, философ возвратился в Грецию, где основал школу, в г. Кротоне. Целью Пифагора было не только передать свое учение группе избранных учеников, но и применить эти учения к воспитанию юношества и жизни государства. В конце своей жизни Пифагор попытался провести реформу государственного устройства, идеал которого состоял в порядке и гармонии и был чужд олигархии. Принимая дорийскую конституцию как таковую, он стремился внести в нее новое устройство: сверхполитический власти («совета тысячи») создать власть науки с совещательным или решающим голосом во всех вопросах («совет трехсот») . «Совет трехсот» пополнялся исключительно из числа посвященных. Таким образом, Пифагор стремился поставить во главе государства умных правителей, «опирающихся на высшее знание». То, что удалось сделать Пифагору, хотя бы на короткое время, не удавалось никому из посвященных. Но эта реформа произойдет 30 лет спустя, а по прибытии в Кротон философ пытается открыть школу, чтобы передать свои знания следующему поколению.

Великая Греция. О прибытии Пифагора в Кротон сохранилось интересное свидетельство Дикеарха. Когда Пифагор прибыл в Италию и появился в Кртоне. Он расположил к себе весь город как человек много странствовавший. Необыкновенный, и по своей природе богато одаренный своей судьбой, он обладал величавой внешностью и большой красотой, благородством речи, нрава и всего остального. Сначала, произнеся долгую и прекрасную речь, он очаровал старейшин, собравшихся в совете, затем по их просьбе дал наставления юношам, после этого детям, собранным вместе из школ и, наконец, женщинам, когда и их созвали, чтобы его послушать.

Он был человеком с сильными социальными и политическими предубеждениями и глубоким чувством собственной значимости. Он был избранным лидером, пророком, но не без хитрости и хорошего знания практических деталей и средств, которые только и могут объяснить его последующий феноменальный успех.

Немалый успех сыграло то, что Пифагор прибыл в Кротон в тяжелый для города период и каким-то образом сумел использовать эту ситуацию в своих целях. Слава Пифагора как воспитателя настолько велика, что все юноши хотели стать его учениками, а их отцы предпочитали, чтобы они проводили время с ним, нежели занимались собственными делами. Платон в своем единственном упоминании о Пифагоре называет его «предводителем юношества», создавшим особый пифагорский образ жизни. Политическое влияние сторонников Пифагора возрастало постепенно, по мере их возмужания и включение в государственную деятельность.

Нет никаких сведений о том, что пифагорейское сообщество, совершив в Кротоне государственный переворот, заняло место законно правительства в совете старейшин. Пифагор не занимал никакой занимаемой должности. Это не значит, что Пифагор стоял в стороне от политики.

Для всех — и высших, и низших — у Пифагора было мудрое изречение: следует избегать всеми средствами, отсекая огнем и мечом, и всем, чем только можно, от тела — болезнь, от души — невежество, от желудка — излишнего, от города — смуту, от дома — раздоры, и от всего вместе — неумеренность.

Сообщество, созданное Пифагором, оказалось весьма жизнеспособным. Несмотря на его бегство в Метапонт, оно сумело очень быстро оправиться от удара, нанесенного выступлением Килона.

Влияние пифагорейских гетерий на политику осуществлялось не в форме прямого правления, а путем участия отдельных пифагорейцев в деятельности правительства каждого из городов.

В течение всего этого времени пифагорейцы оставались активными сторонниками аристократического образа правления. После перехода власти в руки демократии, первый, и самый мощный удар был нанесен по пифагорейским гетериям. Во многих городах Великой Греции были сожжены дома, где собирались пифагорейцы, часть из них была убита, другие бежали в континентальную Грецию, где возникли центры пифагореизма. Но теперь пифагорейцы самостоятельной роли в политике не играли.

Собрав группу учеников, Пифагор посвятил их в глубокую мудрость, им открытую, а также в основы оккультной математики, музыки и астрономии. Эдуард Шюре писал: «Эта маленькая община избранных как бы освещала собой раскинувшийся внизу многолюдный город. Ее светлая ясность привлекла благородные инстинкты юности, но не легко было проникнуть в ее внутреннюю жизнь, и все знали, как труден доступ в среду немногочисленных избранных».

Молодые люди, желавшие поступить в общину, должны были пройти некоторые испытания. Сначала новичок попадал в гимнастический зал, где он вместе с другими учениками упражнялся в различных играх. С первого же взгляда он замечал, что этот зал не походил на все остальные в городе: здесь не было ни громких криков, ни тщеславного выставления своей силы или мускулов атлета. Среди молодых людей царствовали вежливость и доброжелательность. Пифагор запрещал в своей школе единоборство, говоря, что рядом с развитием ловкости это вводит в гимнастические упражнения элемент гордости и озлобления.

Затем пифагорейцы приглашали новичка свободно высказаться, не стесняясь оспаривать их мнения. В восторге, что его так любезно слушают, новичок начинал разглагольствовать. В это время появлялся Пифагор, чтобы проследить за его жестами. Древний философ придавал особое значение смеху и походке молодых людей. «Смех, — говорил он, — самое несомненное указание на характер человека». Он считал, что смех не сможет скрыть характер злого.

Пифагорейские сообщества были разбросаны по десятку городов Южной Италии, а затем собственно Греции, и совместные занятия, равно как и общее руководство были в этой ситуации невозможны. Маловероятно, чтобы даже в Кротоне времени

Пифагора занятия носили регулярных характер и касались всех членов общества. Пифагорейцы, как и Платон, придавали большое значение воспитанию и образованию юношества и разработали обширную систему педагогических методов.

Но хотя в пифагорейском обществе и практиковалось обучение, оно было создано не для этого. Не совместные занятия ради достижения мудрости были его главной целью — ведь подавляющее большинство пифагорейцев не имели отношения к философии и науке.

Древний философ стремился развить в своих учениках, прежде всего, интуицию. Ведь мудрость есть понимание источника, или причины всех вещей, и может быть достигнута только поднятием интеллекта до той точки, где он интуитивно осознает невидимые явления, направленные через видимые, становясь, таким образом, способным к общению скорее с духами вещей, нежели с их формами. Эта способность и есть интуиция.

Развивая в своих учениках способность интуитивно познавать мир, Пифагор исходил из естественных чувств человека и основных обязанностей при по вступлении в жизнь и показывал соотношение последних с мировыми законами. Запечатляя в сердцах молодых людей любовь к родителям, Пифагор расширял это чувство отождествлением отца с идеей Бога, а мать — с идеей Природы. Но на данном этапе Пифагор считал, что идея Единого Бога, Верховной истины, будет непонятна ученикам. Поэтому им давалось лишь предвидение ее, перенесенное на музыку и числа.

Источник

Adblock
detector