Биосоциальная природа человека в философии это

Биосоциальная природа человека

Среди наиболее важных проблем, решаемых философской антропологией, в первую очередь следует назвать вопрос о соотношении биологического и социального в человеке. То, что он является частью живой природы, к тому же продуктом биологической эволюции, теперь, на фоне современного естествознания, стало в достаточной мере очевидным и практически бесспорным уже не только для ученых и специалистов, но и для широкого круга образованных людей.

Нет сомнения, что каждый человек неповторим уже в силу своих биологических особенностей: генетического кода, веса, роста, темперамента, цвета волос и кожи, срока жизни и т. п. Однако также бесспорным является и то, что он — существо социальное, и его неповторимость, уникальность обусловлены не в меньшей степени его общественной природой, социальной средой, в которой он формируется, получает воспитание, образование, культурные, этические, ценностные ориентиры.

Именно поэтому человеческий индивид, помимо биологических особенностей, обретает свою индивидуальность (наличие единичных, неповторимых черт) и как социальное существо. Другими словами, становление человека в полном смысле этого слова происходит в обществе, и только в обществе.

Как уже отмечалось: будучи оторванным от общества, например, в младенческом возрасте, человеческое существо развивается лишь как биологическая особь, и практически безвозвратно утрачивает способность стать полноценным человеком, т. е. утрачивает способность овладеть нормальной речью, навыками общения, обучиться труду — коллективной совместной деятельности и т. п.

Дуалистическая и монистическая концепции человека

Из признания биологических и социальных различий между людьми и их неповторимости проистекают два принципиальных подхода к пониманию целостности человеческой природы: дуалистический и монистический.

Дуалистический взгляд на человека, идущий еще с доисторических времен, заключается в том, что человек рассматривается как существо, состоящее, с одной стороны, из материального организма, а с другой — из нематериальной души, которая является самостоятельной сущностью и управляет этим организмом.

Монистическая же концепция понимания человека, разделяемая большинством современных ученых, исходит из того, что психика человека, его чувства, мысли, эмоции и настроение — есть не что иное, как результат жизнедеятельности нервных клеток головного мозга, который в свою очередь является лишь составной частью человеческого организма. По мнению сторонников данного подхода нет никаких достаточных оснований полагать, что психические явления имеют в своей основе что-то нематериальное, поэтому в объяснении природы психического нет причины выходить за пределы материальных процессов, протекающих в организме человека.

Таким образом, обозначенная проблема не сводится к тому, является ли человек по своей природе существом только биологическим или только социальным. Он, несомненно, и то и другое.

Но каково соотношение в нем этих двух начал, доминирует ли одно из них над другим и что определяет сущность человека — это уже предмет серьезных дискуссий. Оговоримся сразу: и сегодня указанные вопросы не имеют однозначного решения, а различные современные биологические, психологические и тем более философские школы дают на него весьма противоречивые ответы. Серьезные же основания для дискуссий есть. Так, из интервью директора Института молекулярной генетики РАН академика Е. Д. Свердлова «Новым Известиям» (9 декабря 1998) следует, что последние достижения в области исследования генотипа человека подтверждают факт, который раньше активно оспаривался, а именно — поведение человека на 70-80% определяется генами, т. е. наследуется. В частности, например, такое мироощущение как счаст-ливость не воспитывается и не очень сильно зависит от обстоятельств. В то же время и влияние социальной среды на формирование человека не вызывает сомнения, но вот эффективность общественного воздействия, степень такого влияния — остаются вопросами открытыми, дискуссионными.

Из всего многообразия существующих подходов к решению данной проблемы выделим две наиболее разработанные и чаще всего обсуждаемые концепции, именуемые как биоло-гизаторская и социологизаторская, которые являются выражением крайних позиций в понимании биосоциальной природы человека. При этом каждая из них не отрицает полностью другую, но преувеличивает в ущерб противоположной или даже абсолютизирует какую-то одну (биологическую или социальную) природу человека.

Биологизаторские концепции

Так, сторонники биологизаторских концепций стремятся объяснить человека, исходя из его естественного, биологического начала. Первой наиболее известной попыткой такого объяснения можно считать теорию уже упоминавшегося Т. Мальтуса, который в конце XVIII в. предложил рассматривать общественную жизнь как арену борьбы отдельных людей за свое существование, где побеждают сильнейшие, а слабые обречены на гибель. При этом, указывал Мальтус, люди вовлечены в такую борьбу естественными обстоятельствами, в соответствии с которыми численность народонаселения, растущая в геометрической прогрессии, сдерживается нехваткой средств существования, ибо их увеличение происходит только в арифметической прогрессии. Отсюда голод, эпидемии, войны рассматриваются им как «естественные», неизбежные и даже необходимые регуляторы общественных отношений, обеспечивающие выживание сильнейшим.

Нерешенность демографических проблем, а тем более резкое обострение их в XX столетии способствовали тому, что идеи Мальтуса имели и продолжают иметь своих сторонников, именуемых неомальтузианцами. В познании сущности человека они придерживаются, по существу, тех же биологизаторских позиций, но несколько смягчили свои взгляды в отношении «естественных» регуляторов численности населения, не считая их теперь единственно возможными и неизбежными.

Биологизаторские взгляды характерны также, например, для социал-дарвинистов, которые получили известность на рубеже XIX и XX вв. тем, что абсолютизировали учение Дарвина о естественном отборе и эволюции и с этих позиций пытались объяснить не только происхождение человека, но и его сущность, а в конечном счете — и всю природу общественных отношений. Эту же линию продолжает теперь со-циобиология, делающая акцент на генетической наследственности, которая одинаково присуща и людям, и животным. По мнению социобиологов, поведение человека так же, как и животного, генетически детерминировано, и никто не может преодолеть влияние своей наследственности, какой бы она ни была — плохой или хорошей.

Сходные взгляды на природу человека можно обнаружить и в расистских концепциях, объявляющих превосходство одних людей над другими исключительно по признаку их принадлежности к «высшим» или «низшим» расам, что ярко проявилось, в частности, в фашистской идеологии, ратовавшей за «расовую гигиену» и осуществление «расового отбора». В значительной мере эти идеи опирались на получившую развитие в конце XIX— начале XX вв. евгенику — учение о том, какими средствами и каким образом можно достигать «высшего качества наследственности человека».

Одно время евгеника стала столь популярной, что в ряде стран оказалась тесно связанной с государственной политикой. Так, в 20-е — 30-е годы в Дании, Швеции, Норвегии даже были приняты расовые законы, социально закреплявшие естественный отбор в обществе.

Социологизаторские концепции

В противоположность биологизаторскому, социологизаторский подход характеризуется тем, что природу человека пытаются усмотреть в общественных отношениях, зачастую не просто противопоставляя социальное биологическому, духовное— плотскому, но и рассматривая биологическое начало в человеке как более низкое, животное и даже низменное, а потому не заслуживающее серьезного внимания. Акцент же переносится на анализ общественных отношений и на выявление той роли, которую играет общество в становлении индивида, личности. В итоге общественное доминирует над индивидуальным, подавляя и растворяя его в себе, что является наиболее характерным для тотальных социальных систем и обосновывающих их философских концепций, в частности, для философии Платона и марксизма. В более общем плане эта проблема является проблемой индивидуализма и коллективизма.

Платон, например, отдельного человека полностью подчинил обществу, а свою неприязнь по отношению к личности, его естественной природе выразил так: «Никто не должен оставаться без начальника — ни мужчины, ни женщины.

Ни в серьезных занятиях, ни в играх никто не должен приучать себя действовать по собственному усмотрению: нет, всегда — и на войне, и в мирное время — надо жить с постоянной оглядкой на начальника и следовать его указаниям. Словом, пусть человеческая душа приобретет навык совершенно не уметь делать что-либо отдельно от других людей и даже не понимать, как это возможно». (Платон. Соч. Т. З. 4.2. М., 1972. С. 444). Платон настолько увлечен общественным благом, что фактически оставляет без внимания отдельного человека, тем более его биологическую природу, полагая, что общественное неизменно должно доминировать, господствовать над личным. «Я установлю законы, приняв в расчет все то, что наиболее полезно всему государству и всему роду в целом, — говорил он. — Этой цели я справедливо подчиню интересы каждого отдельного гражданина». (Там же. С. 423).

Марксистская позиция также характеризуется социологическим детерминизмом в понимании человека, что наиболее ярко передают слова К. Маркса: «Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений». (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 3). Человек в марксизме, во многом как и в философии Платона, растворяется в обществе, находится в подчиненном положении по отношению к нему и свою жизнь должен посвятить коллективу, достижению общего блага.

Слова известной песни советских лет «Прежде думай о Родине, а потом о себе» — стали определенным символом того времени, когда марксистскую теорию активно пытались претворить в жизнь.

Какими качествами обладает человек, хорошими или плохими, зависит от того, в каком обществе он живет, считают марксисты, поэтому, чтобы устранить отрицательные человеческие качества, необходимо прежде изменить общественные отношения, положив в их основу идеи гуманизма, равенства, справедливости.

Появление такого идеального (коммунистического) общества предопределено объективным ходом общественного развития, считал К. Маркс и его последователи, а потому и становление нового человека, «всесторонне развитой личности», освободившейся от «груза прошлого» (эгоизма, агрессивности, алчности и т. п.) и обладающей только социально значимыми качествами (альтруизмом, миролюбием, добротой, бескорыстием и т. п.), также исторически предопределено.

Эта гуманистически привлекательная и на первый, некритический взгляд осуществимая перспектива эволюции общества и человека на самом деле является не такой уж безобидной утопией. Известный английский философ и видный исследователь марксизма К. Поппер (1902—1994) заметил: «Чтобы справедливо судить о марксизме, следует признать его искренность».

Однако, добавляет философ, «несмотря на все его несомненные достоинства, я считаю Маркса ложным пророком. Он был пророком, указавшим направление движения истории, и его пророчества не сбылись. Однако я обвиняю его прежде всего в другом. Намного важнее, что он ввел в заблуждение множество интеллигентных людей, поверивших, что историческое пророчество — это научный способ подхода к общественным проблемам. Маркс ответственен за опустошающее воздействие исто-рицистского метода мышления на тех людей, которые хотели защитить принципы открытого общества». (Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992. С. 98—99).

Сущность человека

Так как же понимать человека, если отказаться от крайностей биологизаторских и социологизаторских подходов? Кто же он, человек, на самом деле — Бог или зверь, волк или овца? «Одни полагают, что люди — это овцы, другие считают их хищными волками. Обе стороны могут привести аргументы в пользу своей точки зрения. Великие инквизиторы и диктаторы основывали свои системы власти как раз на утверждении, что люди — это овцы». (Фромм Э. Душа человека. М., 1992. С. 16). А известный английский философ Т. Гоббс считал, например, что «человек человеку — волк». В конечном же счете такая постановка вопроса есть не что иное, как попытка заострить извечную проблему — о добром и злом начале в человеке, о его альтруизме и агрессивности, способности совершенствоваться, преодолевая пороки.

Но слишком тесно переплетены в нем различные, в том числе и прямо противоположные качества, чтобы судить о человеке однозначно. «Странное существо, — говорит о нем Н. Бердяев, — двоящееся и двусмысленное, имеющее облик царственный и облик рабский, существо свободное и закованное, сильное и слабое, соединившее в одном бытии величие с ничтожеством, вечное с тленным». (Бердяев Н. Смысл творчества. С. 296).

Современное состояние человечества, как и многовековая его история непрекращающейся борьбы, перманентных распрей и конфликтов, не дают пока повода для излишнего оптимизма в оценке нравственных преобразований человека, ибо войны и насилие, агрессивность и несправедливость — все еще такие же обычные явления общественной жизни, как и прежде. Обращая внимание на природу этих явлений, известный философ и психоаналитик Э. Фромм (1900—1980), в частности, писал: «Меня часто несправедливо упрекали в недооценке зла, потенциально заложенного в человеке. Хотелось бы подчеркнуть, что я далек от подобного сентиментального оптимизма. Тот, кто обладает длительным опытом практикующего психоаналитика, едва ли может быть склонен к недооценке деструктивных сил в человеке». (Фромм Э. Душа человека. С. 18—19).

Однако, подчеркивал он далее, существует опасность того, что роль деструктивных факторов в человеческой природе может быть неправомерно преувеличена, в то время как «подобная точка зрения, нередко козыряющая своим необыкновенным реализмом, является заблуждением».

В попытке понять человеческую сущность нельзя не учитывать того, что человек обладает не только внешними, но и внутренними, скрытыми характеристиками, которые в своей совокупности формируют определенный его образ, отражаемый в таких понятиях, как индивид, индивидуальность, личность. Иными словами, сущность человека нужно искать в единстве его внутреннего и внешнего бытия, в его деятельном отношении к миру.

Таким образом, если индивид выступает как обобщенный образ конкретного человека, а индивидуальность характеризует его как носителя тех или иных специфических черт, то в понятие « личность » вкладывается еще более узкий смысл, так как в этом случае человек берется в совокупности со всеми его социальными качествами, что позволяет говорить о личности, имея в виду лишь ту или иную систему общественных отношений. То есть понятия «индивид» и «индивидуальность», допускающие широкое толкование, могут быть применены не только к человеку, понятие же «личность» всегда связано с человеком как общественным существом, и только с ним.

Любая личность характеризуется сознательно-волевой активностью, в основе которой лежит рациональная деятельность. «То обстоятельство, что человек может обладать представлением о своем Я, бесконечно возвышает его над всеми другими существами, живущими на Земле. Благодаря этому он личность», — подчеркивал И. Кант. (Кант И. Соч. Т.6. М., 1966. С. 357). Человек также проявляется как личность, когда целенаправленно реализует свой творческий потенциал, создавая новые материальные и духовные ценности.

Современная наука выделяет три важнейших фактора, влияющих на формирование личности: генетическую наследственность, культурную среду и обстоятельства жизни. В результате взаимодействия этих составляющих человек как личность обретает специфический, присущий ему и только ему набор качеств: соответствующие потребности, интересы, темперамент, способности, мотивации, целевые установки, нравственность и т. п. Эти индивидуальные особенности человека, отличающие его от других людей, формируются в значительной степени под влиянием тех социальных и культурных условий, в которых он живет, что позволяет говорить о принципиальной роли, которую играет общество в формировании и становлении личности, хотя она и может развиваться как в согласии с общепринятыми нормами, так и вопреки им. И в этом плане можно говорить как о положительных, так и об отрицательных личностях.

Имея в виду противоречивость человеческой натуры и принимая во внимание тот факт, что и теперь он все еще не только созидатель, но и разрушитель, многие ученые и философы связывают положительные тенденции в эволюции человека и перспективы социальных перемен с гуманизацией общественных отношений, с установлением и укоренением в сознании людей общечеловеческих норм. При этом необходимо принять во внимание, что на протяжении всей жизни человек непрерывно эволюционирует как единое целое, с одной стороны, стремясь к осуществлению поставленных перед собою целей и задач, а с другой — испытывая на себе влияние окружающей социальной и природной среды. Иными словами, в своем развитии он всегда является и субъектом, и объектом одновременно, что предопределяет появление еще одной важной персональной и философской проблемы, связанной с самореализацией личности и поиском смысла жизни.

Источник

Проблема биосоциальной природы человека в современной философии и науке

Среди наиболее важных проблем философской антропологии особое значение имеет вопрос о соотношении биологического и социального в человеке. Двуединство человеческой природы (включенность человека в мир общества и в мир органической природы) порождает следующие вопросы: а) какое из начал в человеке является определяющим в формировании его способностей, чувств, поведения; б) какое значение в жизни общества имеют биологически обусловленные различия между людьми и группами людей.

В ходе дискуссий о соотношении биологического и социального в человеке высказывается широкий спектр мнений, заключенных между двумя полюсами (крайними позициями) – социологизаторством (рассматривающим человека как пассивное порождение социальных отношений) и биологизаторством (абсолютизирующим роль естественного, биологического, начала в человеке).

К наиболее влиятельным биологизаторским концепциям XIX– XX вв. относятся следующие:

* Расизм исходит из тезиса о том, что основные особенности человека (физические и духовные задатки) определяются его расовой принадлежностью.

* Социал-дарвинизм, абсолютизирующий учение Дарвина о естественном отборе и эволюции, рассматривает общественную жизнь в качестве арены борьбы за существование между отдельными индивидами, в которой успеха добиваются наиболее приспособленные.

* Социобиология (Э. О. Уилсон и др.) экстраполирует (переносит) выводы, полученные при изучении поведения животных, на человека, и ставит вопрос о возможностях и границах применения аналогий между поведением человека и животных. Социобиологами было установлено, что большинство стереотипных форм человеческого поведения свойственно млекопитающим, а более специфических – поведению приматов: альтруизм, защита местообитания, следование появившимся эволюционно формам сексуального поведения, непотизм (семейственность), означающий приверженность не только родовым, но и внутрипопуляционным образованиям, и, наконец, социализация с помощью отработанных эволюцией способов и механизмов.

* Евгеника –исходит из идеи о том, что социальные добродетели и пороки имеют наследственную природу. В такой трактовке выдающиеся личности имеют гораздо больше шансов передать по наследству хотя бы некоторые из своих исключительных качеств. Для того чтобы приблизить человечество к нравственному и социальному идеалу необходимо создать систему дополнительного искусственного отбора, которая: а) поощряла бы размножение наиболее даровитых и ценных индивидуумов; б) способствовала бы очищению популяции от вредных, биологически обусловленных свойств.

В контексте биологизаторских концепций возникают попытки не только описания сущности человека, но и обоснования определенной программы социальных действий, предполагающих, например, подчинение и даже истребление «наименее приспособленных» представителей человечества. Таким образом, биологические различия между людьми могут служить основой для возникновения различных форм и видов дискриминации (расовой, национальной, половой и т. п.).

Сторонники социологизаторского похода (Платон, К. Маркс и др.) убеждены в возможности радикального изменения человеческой природы в сторону, определяемую каким-либо социальным идеалом за счет внешних воспитательных воздействий. Акцент в данном подходе переносится на анализ общественных отношений и на выявление той роли, которую играет социум в становлении личности. В итоге общественное доминирует над индивидуальным, подавляя и растворяя его в себе. Отдельная человеческая жизнь рассматривается в качестве средства для достижения общего блага. Эта установка характерна для социальных систем тоталитарного типа и обосновывающих их философских концепций.

В целом в социологизаторских моделях человека социальное оценивается как нечто более высокое и благородное, по сравнению с биологическим. Идеологическая основа подобной установки в отношении к природным основам человеческого бытия отчасти была заложена в христианской традиции.

Мировоззренческая важность дискуссий вокруг второй проблемы (о значении в жизни общества биологических или социально обусловленных различий между людьми) определяется тем, что в их процессе не только выдвигаются и подвергаются критике какие-то идеи, но и вырабатываются новые стратегии поведения, принципы коммуникации, способствующие гуманизации взаимоотношений между людьми. Например, сегодня для большинства людей оказывается неприемлемой идея о биологическом превосходстве одной расы над другой, мужского пола над женским. В общественном сознании утвердилось понимание того, что расовые и половые различия – это один из важнейших источников разнообразия и устойчивости человеческой природы.

В настоящее время выделение в человеке биологического и социального начал рассматривается и используется в качестве методологического приема, позволяющего исследовать человека как единую сложную систему, включенную как в природный, так и в социальный мир. Оказывается, что биологическое в человеке не может быть вытеснено социальным, и наоборот. Биологическая сторона проявляет себя на всех этапах социализации человека, влияет на конкретные формы его общественного поведения. Так, биологически обусловлена продолжительность детства, зрелого возраста и старости человека; задан возраст, в котором женщины способны рожать детей (в среднем, 15–49 лет); запрограммирована последовательность таких процессов в развитии человеческого организма, как способности усваивать различные виды пищи, осваивать языки в раннем возрасте.

С другой стороны, некоторые биологические функции у человека имеют специфику, возникшую вследствие перехода к прямохождению наших далеких предков и изменения их образа жизни, то есть обусловлены социально. Многие из генетически детерминированных особенностей, свойств и характеристик человека формируются также в онтогенезе, то есть в процессе индивидуального развития, которое осуществляется в социальной среде. Таким образом, развитие и существование человека в равной мере определены двумя «программами»: биологической, инстинктивной, и социально-культурной. Их взаимодействие разворачивается как в диахронном (антропосоциогенез), так и в синхронном («ставший» человек) аспектах.

Двуединство конкретного человеческого бытия отражается в «зеркале» таких понятий, как «индивид» и «личность».

Понятие«индивид»обладает двумя значениями: 1) каждый самостоятельно существующий организм (биологическая единица); 2) человек как единичный представитель вида Homo sapiens, специфика которого определяется набором генов, обусловливающим анатомо-физиологические данные (группа и резус крови, цвет глаз и т. п.), а также психологические индивидуальные задатки в виде памяти, воли, темперамента. Во втором значении индивид – это обобщенный образ конкретного человека.

Социальная сущность человека выражается понятием личности.

Личность – это индивид, наделенный системой социально значимых качеств. К их числу, в первую очередь, относят: способность к формированию нравственных принципов, регламентирующих поведение; свободу; ответственность; креативность (если понимать ее как способность к творчеству и саморазвитию) и волевые характеристики (самодисциплину, целеустремленность и др.).

Уникальность и специфическое своеобразие каждой личности, неповторимость конкретного человека, обусловленную своеобразным сочетанием в нем биологического и социального начал, фиксирует понятие «индивидуальность».

Личностные качества во многом зависят от функционирования сознания человека: нарушения в нормальной деятельности сознания приводят к полной или частичной утрате личностных свойств (что наблюдается у хронических алкоголиков, наркоманов и некоторых других категорий лиц). Биологические качества индивида остаются относительно неизменными в норме и патологии, в условиях психического здоровья и в состоянии душевной болезни.

Биологическая организация человека позволяет ему адаптироваться к достаточно широкому диапазону внешних условий. Однако существуют некие пороговые значения, за пределами которых ее способность к самовосстановлению и саморегуляции оказывается исчерпанной. Существует, например, реальная опасность генетических деформаций человеческого организма, обусловленная мощным радиационным и химическим загрязнением окружающей среды. Не получили однозначной оценки до настоящего времени и успехи биотехнологии, медицинской генетики, генной инженерии, в частности создание и употребление в пищу трансгенных продуктов. Таким образом, именно проблема выживания человека как биологического вида сегодня является одной из наиболее актуальных. Перечисленные факторы обусловливают значимость проблем экологии человека. Экология человека является составной частью общей экологии, спектр задач которой определяется, прежде всего, негативным воздействием на людей ими же изменяемой среды обитания.

Источник



Биосоциальная природа человека

Человек – существо биосоциальное, а значит подчинено законам двух миров: мира биологического и мира социального.

Человек, в отличие от животного, живет одновременно в этих двух мирах, а не в одном, природном.

биосоциальная природа человека

Но чего же в нас больше? И в чем природа биосоциальности человека?

Биологического в человеке достаточно много — это:

  • анатомия и физиология: кровеносная, мышечная и нервная системы; потребность в сне, еде, движении;
  • и самое интригующее — наши инстинкты.

Социального в человеке также не мало:

  • человек неразрывно связан с обществом и становится самим собой только при этой неразрывной связи; ;
  • мышление;
  • способность к целенаправленной деятельности; ;
  • и (венец всего) — творчество.

Таким образом, можно выделить основные отличия человека от животного: человеческая речь, сознание, способность производить орудия труда и творческая активность

Процесс индивидуального развития человека основан на накоплении биологической и социальной информации.

Биологическая информация отбиралась и сохранялась в процессе эволюции, она зафиксирована в виде генетической информации ДНК. Благодаря этой информации в индивидуальном развитии человека складывается уникальный комплекс структурных и функциональных признаков, отличающих человека от других живых существ. Второй вид информации представлен сумой знаний умений навыков (ЗУН), которые создаются, сохраняются и используются поколениями людей в процессе становления человеческого рода. Освоение этой информации происходит в ходе развития, воспитания и обучения индивида в течение всей его жизни.

Отметим очень важную вещь:

наследуются не речь, мышление, действия, а лишь потенциальная возможность их последующего приобретения и развития

Генетические возможности реализуются лишь при условии, что ребенок воспитывается в определенных условиях, с наглядным примером того или иного поведения, иначе говоря если с ним занимаются и общаются.

История о Маугли из одноименной сказки Р. Киплинга, о возвращении человеческого детеныша в свою стаю – это всего лишь миф, красивая сказка, не имеющая под собой ничего общего с реальной жизнью.

Ребенок лишенный человеческого общения в ранние (сензитивные) периоды своего развития навсегда утрачивает многие возможности и способности своего становления.

Если пропустить сензитивный период развития той или иной психической функции – потери будут практически невосполнимы.

Современный человек — это продукт взаимодействия биологических и социальных факторов.

Очень наглядно сочетание и взаимодействие биологического и социального в человеке показывает пирамида потребностей А. Маслоу.

биосоциальная природа человека

Мы видим, что базовые, биологические, животные потребности находятся в основании пирамиды, являясь ее базисом. Потребности социальные (любовь, общение, познание и самореализация) идут вверх по нарастающей, чем выше духовно и нравственнее развитее находится человек, тем более высокую ступень реализации своих потребностей он занимает. Но стоит учитывать, что без удовлетворения низших потребностей (сон, еда, движение) невозможно движение вверх.

Таким образом, без биологической составляющей не возможно появление Homo, но без общества, без социума, невозможно становление человека как Homo Sapiens.

В завершение хочется отметить, что и в животном мире встречается много социальных моментов. Изучение социального поведения среди животных – это прежде всего изучение сотрудничества между особями.

Не все виды животных умеют «сотрудничать». Так мотыльки, прилетевшие на свет и крутящиеся вокруг него скорее всего просто привлечены ярким источником, их поведение разрозненно, а не едино. Но например скворцы перед своей ночёвкой, совершают некие «полуобрядные» маневры в воздухе, следуя друг за другом в правильном порядке, что похоже на сверхъестественное общение.

Самым ярким типом социального сотрудничества между особями является привлечение одной особи другой, а также драки, брачные игры и «общение» в процессе всего этого представителей животного мира.

Так же отметим, что у животных существует и разделение труда: как правило, самец охотится, самка – охраняет потомство, но иногда бывает и наоборот, а иной раз партнеры сменяют друг друга.

Но самым ярким и любимым примером социальности среди животных представляют собой, конечно же, дельфины!

Учеными доказано, что звуки, которые издают эти млекопитающие, являются средством общения между ними!

Источник

Биосоциальная природа человека в философии это

Издревле (начиная с древнеиндийской, древнекитайской, античной философии) проблема человеказанимала умы фило­софов. Данная проблема становится еще более актуальной в ХХ веке, когда новыми факторами жизни человека стала научно-техническая революция и человеческая личность рискует ниве­лироваться "в тисках" информационно-техногенного общества.

Человек – представитель Homo sapiens, генетически связанный с другими формами живого, наделен разумом, рефлексией, речью, способностью создавать орудия труда. Человек – это живая система, представляющая единство трех составляющих:

1) биологического (анатомо-физиологические задатки, тип нервной системы, половые и возрастные особенности и т.п.)

2) психического (чувства, воображения, память, мышление, воля, характер и т.д.)

3) социального (мировоззрение, ценностные установки, знания и умения и т.п.)

Он существо целостное — соединяет в себе физическое, психическое и духовное начало; универсальное — способное к любому виду деятельности; уникальное открытое миру, неповторимое, свободное, творческое, стремящееся к самосовершенствованию и самопреодолению. Если относительно двух последних характеристик сомнений ученых не возникает, то относительно целостности велись и ведутся ожесточенные споры.

Индивидуальный человек – часть живой природы, он неповторим в силу своих биологических особенностей (генетического кода, веса, роста, темперамента и т.д.). Однако стать человеком он может только в обществе: будучи оторванным от общества, например, в младенческом обществе, человеческое существо развивается как биологическая особь, но безвозвратно утрачивает способность стать полноценным человеком (овладеть речью, навыками общения, обучиться труду, интеллектуальная деятельность тоже для него недоступна). Несомненно, человек по своей природе и биологическое, и социальное существо. Но каково соотношение этих двух начал, является ли одно из них определяющим – это предмет научных дискуссий. Существует два основных подхода в решении этой проблемы: биологизаторский и социологизаторский. Каждый из которых абсолютизирует какую-то одну природу (биологическую или социальную) человека.

Сторонники биологизаторских концепций стремятся объяснить человека, исходя только из его биологического начала, и совершенно игнорируют влияние общества или собственный выбор личности. Так, Т.Мальтус предложил рассматривать общественную жизнь как арену борьбы отдельных людей за свое существование, где побеждают сильнейшие, а слабые обречены на гибель (по аналогии с животным миром). Социал-дарвинизмна рубеже ХIХ-ХХ вв. продолжают эту идею, вооружившись учением Ч.Дарвина о естественном отборе и эволюции. Социобиологияв ХХ в. делает акцент на генетической наследственности. Поведение человека так же, как и животного, генетически определено и никто не может преодолеть влияние своей наследственности, какой бы она не была – плохой или хорошей (общество здесь тоже не помощник). Расистскиеконцепции, заявляют о превосходстве одних людей над другими по признаку принадлежности к «высшим» или «низшим» расам, что ярко проявилось в фашистской идеологии, призывавшей к «расовой чистоте» и «расовой гигиене». В большей степени эти идеи опирались на евгенику – учение о том, какими средствами и каким образом можно достигать «высшего качества наследственности человека». Фрейдизмс его пониманием культуры как сублимации сексуальных влечений тоже относится к биологизаторскому направлению.

Социологизаторские концепции, напротив, абсолютизируют влияние общества на формирование человека. Какова социальная среда, окружающая человека, таков и он сам. В нем, как в зеркале отражаются пороки общества или его добродетели. Злым человека делает несовершенство общественных отношений и неправильное воспитание. Создайте человеку идеальные условия, и он будет совершенным. Такова установка всего социального утопизма, начиная с эпохи Просвещения, заканчивая К.Марксом, и его воплощением в действительность – социализмом. Однако в действительности оказалось все сложнее. Не учитываются не только генетические особенности данного индивида, но и сознательный свободный выбор ценностей и направления жизненного движения, зачастую совершенно необъяснимый (и противоположный) окружающей социальной средой.

В формировании человеческой личности играют большую роль и биологические задатки, и социальное воспитание и собственный выбор (Я). Ни одно из этих трех факторов современная наука не называет в качестве определяющего. Все важно и необходимо. Человек – это целостная система, открытая миру и возможностям.

Большое значение для превращения биологического индивида в социально-биологическую личность имеет деятельность. Только занимаясь каким-либо определенным делом, причем таким, которое отвечает склонностям и интересам самого человека и полезно для общества, человек может оценить свою социальную значимость, раскрыть все грани своей личности. Основным видом деятельности является труд.

Источник

Биосоциальная природа человека

Статья посвящена анализу природы человека как биосоциального существа, у которого биологическое тесно связано с социальным. Обращается внимание и на духовное в структуре личности.

Среди наиболее важных проблем, решаемых философской антропологией, в первую очередь следует назвать вопрос о соотношении биологического и социального в человеке. То, что человек является частью живой природы, и к тому же продуктом биологической эволюции, теперь, на фоне современного естествознания, стало в достаточной мере очевидным и практически бесспорным уже не только для ученых и специалистов, но и для широкого круга образованных людей [1].

Нет сомнения, что каждый человек неповторим уже в силу своих биологических особенностей: генетического кода, веса, роста, темперамента, цвета волос и кожи, срока жизни и т. п. Однако также бесспорным является и то, что он – существо социальное, и его неповторимость, уникальность обусловлены не в меньшей степени его общественной природой, социальной средой, в которой он формируется, получает воспитание, образование, культурные, этические, ценностные ориентиры [2].

Именно поэтому человеческий индивид, помимо биологических особенностей, обретает свою индивидуальность (наличие единичных, неповторимых черт) и как социальное существо. Другими словами, становление человека в полном смысле этого слова происходит в обществе, и только в обществе.

Будучи оторванным от общества в младенческом возрасте, человеческое существо развивается лишь как биологическая особь, и практически безвозвратно утрачивает способность стать полноценным человеком, т. е. утрачивает способность овладеть нормальной речью, навыками общения, обучиться труду как к коллективной совместной деятельности и т.п.

В процессе антропогенеза произошло возникновение на нашей планете высшей формы существования материи – социальной. Появление человека является результатом развития жизни в одной из ее эволюционных ветвей – царстве приматов. Биологический вид Homo sapiens представляет собой уникальную жизненную форму, соединяющую в себе биологическую и социальную сущности. Это соединение обусловлено длительным процессом биологической эволюции и исторического развития человечества. Социальность не противопоставляет людей остальной природе. Соответственно своей биологической организации человек безусловно принадлежит живой природе, царству животных. Жизнедеятельность человеческого организма основывается на фундаментальных биологических механизмах, которые составляют биологическое наследство человека. Именно поэтому он включен в систему природы, которая складывалась на протяжении большей части истории развития планеты независимо от социального фактора и сама же породила этот фактор. Человек составляет своеобразный и неотъемлемый компонент биосферы. Особенность биологической сущности человека заключается в том, что она проявляется в условиях действия законов высшей, социальной формы движения материи. Из социальной сущности людей вытекают закономерности и направления исторического развития человечества [3]. Биологические процессы с необходимостью происходят в организме человека и им принадлежит фундаментальная роль в обеспечении важнейших сторон жизнеспособности и развития. Тем не менее, в популяциях людей эти процессы не приводят к результатам, обычным для остального мира живых существ. Так, естественный отбор – движущий фактор эволюции живых организмов – утратил свое значение (например, в видообразовании) в развитии человека, уступив ведущую роль социальным факторам.

В религиозной философии биосоциальная модель человека дополняется при помощи добавления в нее духовного фактора. В результате человек рассматривается как био-социо-духовное существо [4]. В наиболее ясном виде это проявляется в суфийской антропологии, где духовное (душа) составляет ядро человека, разум и тело рассматриваются как важные, но решающие факторы человеческой жизнедеятельности [5; 6]. Примерно такое же представление о природе человека мы встречаем у традиционалистов, учение которых тесно связано с религиозной идеологией.

Источник

Adblock
detector