3 РАЗЛИЧНЫЕ АСПЕКТЫ КРАСОТЫ В ПРИРОДЕ

Эстетика природы и ее роль в формировании личности

Куликова, А. Е. Эстетика природы и ее роль в формировании личности / А. Е. Куликова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2012. — № 4 (39). — С. 209-212. — URL: https://moluch.ru/archive/39/4451/ (дата обращения: 08.06.2021).

Современный, коренным образом изменившийся взгляд на эстетику природы отличается новым подходом к эстетическим характеристикам всей природной среды, ее объектов и явлений в конкретных контекстах. Эстетика XXI века вообще заменяет часто понятие «природа» терминами «универсум», «мир», включающими в качестве его компонента и человека. Эстетические свойства и самоорганизованность природной среды, а также выразительные, своеобразные особенности стихийно складывавшихся, фундаментальных закономерностей процессов, объектов и явлений, воспринимаемые человеком, отмечаются физиками, химиками, биологами, экологами, философами и особенно эстетиками.

Однако в сфере образования эти аспекты редко привлекаются к развитию общеэстетической и экологической культуры молодого поколения, неизбежно сталкивающихся с проблемами взаимодействия человека с окружающей средой.

Эстетика природы в аспекте нашего исследования будет определяться онтологическими характеристиками и закономерностями. Каждый предмет природы или ее явления объективно необходимы, экологически «неизбежны». Но также соответствует именно тому, каковы порождающий, естественный «контекст», условий непосредственной, ближней и опосредованной, дальней среды и их результирующее влияние – благоприятное либо угрожающее существованию единичного природного феномена.

Любой предмет, подвергаемый нами эстетическому обследованию, в сознании индивида порождает некоторый чувственно-оценочный отклик, несущий и эстетическую окрашенность. Характер познания зависит от свойств объекта, и личных качеств субъекта, от его цели и мотивов. Реальные бытийные формы и установки в познавательном процессе определяют определенные эмоциональные реакции, чувственные переживания, ассоциации и оценки воспринимающего субъекта. Даже и в том случае, если он «безразлично» относится к природе в целом или к ее конкретным объектам, его индифферентности сопутствуют соответственные эмоционально-чувственные ассоциации и оценки нейтрального характера.

Гносеологические аспекты освоения эстетики природы включает ценностные, аксиологические моменты, вносимые человеком. И, в свою очередь, все они относятся к онтологическому, бытийному плану существования предмета освоения и находящейся перед ним личности, но также и к ценностным предпочтениям человека. Вместе с тем чисто аксиологический подход к эстетике природы, прежде всего к ее «красоте», последовательно противопоставляет ей все остальные эстетические ценности природы как недостаточно значимые. Это вступает в противоречие с экологическим императивом, сутью построения эстетических контактов и гармонии отношений к природе как части Универсума.

В эстетическом восприятии субъекта немаловажным является учет обусловленности характером и уровнем личной культуры, освоенностью художественной сферы; в конкретизации, идущей от личного опыта в целом и опыта восприятия природы, особенностей и направленности личных ассоциаций; наконец, в зависимости от реального контекста и ситуации проявлений отношений к природе и от качеств творческого, эстетического воображения.

Совокупность подобных корректив значительно изменяет и преображает исходный облик естественного объекта в восприятии и ассоциировании. Образ модифицируется, погружается в определенную эмоциональную тональность (мажорного, минорного, синтонного, нейтрального, контрастного планов). При добавлении индивидуальных цепей представлений, образов памяти, приемов творческого преобразования исходных впечатлений возникает новая субъективированная, антропоморфизированная выразительность измененного первоначального образа объекта, включенного в контекст индивидуального эстетического сознания личности. Сравнение, сопоставление, корректирование «конечных образов» данного природного творения у разных людей создает возможность для ретроспективного анализа и выявления исходных источников интерпретаций и их различий. Эстетическое освоение предмета или существа, его онтологического облика протекает в идеальной деятельности как мысленный диалог субъекта с субъективированным объектом, представляющим данную эпоху, страну, культуру.

В данном случае показательным является пример икебаны, как яркого примера онтологического осмысления взаимодействия природы и человека. Синтоизм и учение буддизма оказали огромное влияние на формирование философии икебаны. Последняя настолько глубоко была пронизана религиозно-философским смыслом, что даже и в наши дни, спустя много веков и сильно изменившись, она не освободилась от символики и некоторых традиционных постулатов восточных религий. Еще во времена, когда в стране господствовал синтоизм, икебана основывалась на философии противостояния двух сил — света и тьмы, символизирующих Небо и Землю.

Соответственно, конструктивную основу аранжировки составляли два главных элемента (две ветки), но в середине VII в., после посещения Китая монахом Сэнму и под влиянием конфуцианства, к этим двум веткам в структуру икэбаны привнесен третий элемент, символизирующий Человека. Тем самым выражалась идея гармонии человека и природы.

Подходы к проблемам эстетического восприятия мира, его объектов обосновывают современные психологи. Существование в обществе систем сенсорных эталонов, специально формирующихся перцептивных действий (А.В. Запорожец, В.П. Зинченко), то есть цветовой, звуковой гаммы, языковой фонетики, и прочих, позволяет индивидуально и социально эстетически познавать предметы. Зрительный образ чрезвычайно емок, так как в нем практически одновременно отражается информация о цветовых, пространственных, динамических и фигуративных предметах. Наконец, он весьма пластичен» [2;46]. Специфика реального восприятия природных объектов и внешней среды раскрывается в монографии Дж. Гибсона[1;36], учитывающей одновременно экологию среды и экологию восприятия человека. Гибсон подчеркивает приоритетный тезис о связи человека с миром в процессе его наблюдения, о понимании их взаимной дополнительности как основы принципиально нового поведения, отношения к миру. Ведь, по его мысли, каждая точка среды является потенциальным пунктом восприятия для любого наблюдателя, «способного смотреть, слушать или обонять». К тому следует добавить, что он и эмоционально переживает, и эстетически рефлексирует относительно воспринятого.

Изменения картин мира в ходе истории человечества связаны не только с реально протекающими процессами их освоения (познавательным, чувственно-эмоциональным, научным, эстетическим, художественным, общекультурным) в границах цивилизации. Менялись восприятия, впечатления о природе, ее субъективные образы. Развивались исторически обусловленные представления об эстетике природы, дифференцировалась их объективно или социокультурно, этнически усматриваемая «поэтика». В наиболее устоявшемся виде природопоэтика входит в теорию садово-паркового искусства, создававшуюся в различные исторические эпохи [4]. Так например, традиционный китайский сад — своеобразный феномен культуры, в котором нашло отражение основополагающее для китайской культурной традиции миропонимание, а именно — специфика философско-религиозного, эстетического и этического отношения к действительности. Особенности китайских садов состоят в отличном от европейского, подходе к системе взаимоотношений человека с миром. Это своего рода «наглядное пособие», модель взаимоотношений людей и природы.

В китайской философской традиции окружающий человека мир не разделяется на категории, привычные для философской традиции Европы. В связи с этим встает проблема анализа системы соответствующих терминов и понятий, поскольку исторически сложившийся в странах с европейской структурой сознания понятийный аппарат лишь с большими оговорками можно применить к Китаю. В частности, понятие «природа» у китайцев существенно отличается от привычного для человека с европейской культурой мышления. Согласно древним китайским представлениям, мир раскладывается на три составляющие (сань-цай) — Небо, Землю и Человека. Они единосущны и обладают равным онтологическим статусом. Высшая функция человека при взаимодействии с природой сводилась к сближению с окружающим миром и самораскрытию его сущности в соответствии с образами, рождаемыми Небом и Землей. Наиболее полно это можно было реализовать в творчестве, одной из самых ярких и значимых сфер которого было искусство.

Садовое искусство, в силу своей специфики, позволяет очень многосторонне взглянуть на многие аспекты взаимоотношений человека с естественной средой. Цели создания сада и в Европе и в Китае довольно сходны: это попытка поместить естественную природную среду в социокультурную сферу, предварительно придав ей наиболее приемлемый для данного культурного сознания вид.

Из всего многообразия проявлений эстетического красота природы наиболее близка и понятна человеку. В любом возрасте человек интуитивно стремится к близости с природой, выделить в ней прекрасное, поэтичное. Объективно присущие природе качества — форма, цвет, симметрия, порядок, ритм, гармоничность, целесообразность — в процессе их восприятия и переживания оцениваются человеком как красивое. Таким образом, природа — источник творческого вдохновения, источник подъема всех духовных сил человека, развития его творческих способностей, она помогает окрашивать в эмоциональные тона все восприятие окружающей действительности. Именно при заинтересованном эмоциональном отношении к окружающей природе, неисчерпаемому источнику красоты, воспитывает в человеке эстетические позиции. Воспринимая явления природы в соответствии со своими идеалами или с позиции гармонии, человек оценивает в ней такие состояния, которые полнее всего соотносятся с его внутренними субъективными духовными и душевными качествами, давая возможность глубже проникать в свой собственный неповторимый духовный мир. Природа возвышает и облагораживает душу, она способствует тому, чтобы в человеке все было гармонично. Нельзя общение с природой ограничивать лишь утилитарным, потребительским отношением к ней, а воспитывать умение бескорыстно наслаждаться ее красотой, развивая культуру эстетических чувств.

Эстетическое отношение человека к природе — продукт многовекового исторического развития. Так, в архаичной культуре первобытный человек уникально вписывался своей жизнедеятельностью в природу, больше поклонялся ей, обожествлял ее, несмело восхищался ею. Искусство и эстетика античности открывали и воспевали красоту природы Земли — родной колыбели человечества и раскинувшегося вокруг нее Космоса.

В религиозном искусстве средневековья изображение носило условно-схематический характер. Только в эпоху Возрождения художники начинают воспевать реальный, материальный мир, показывая, что природа прекрасна и что человек есть часть природы, высшее ее проявление.

Одна из главных характерных особен­ностей восточной культуры состоит в интенсивном «окультуривании» всех сфер жизнедеятельности людей — от установления социальных ритуалов и норм общения до интимных сторон жизни каждого человека. В то же время на Востоке культура, упорядочивая стихийное природное начало, не противопоставлялась природе (что, как известно, стало заметной тенденцией в истории западной цивилизации).

Характерно, что в восточной философии человек никогда не является центром мира, поскольку он рассматривается ею как часть. Элемент природы, один из многих уровней мироздания. В восточной философской традиции нет анропоцентризма, и нет собственной философской антропологии. В этой философии человек как бы естественным образом включён в мир, в ритм природы. Сама же природа совершенна и человек должен не противостоять, а следовать ей. Такой пиетет в исламе, например, выражается положением о том, что природа неподвластна человеку.

В этом плане важным было исследование, проведенное А.А.Курбанмамадовым. В частности, им было отмечено, что «в основе восторженного отношения к природной красоте, преклонения перед всем естественным лежит эстетическое понимание природы, умение чувствовать её красоту. Не случайно Фирдавси подмечает красоту не только в богатой флорой и фауной природе своего времени, но даже в степях и горах. Природная красота очищает и освежает душу человека, является источником радости и наслаждения. Приведем лишь несколько строк из дастана о Сиявуше.

Не так далеко отсюда (находится) луг,

На другой стороне от пути всадников Тура.

Ты подними черное седло и узду,

Направляйся завтра в сторону того луга.

Увидишь гору высотой до небес,

Вершины которой покрыты облаками.

Выше поднимешься, увидишь красивый луг.

(Есть там) ручей, по которому течет прозрачная вода,

Увидишь её и душа становится чище.

А.А. Курбанмамадов заключает: «отношение Фирдавси к природе доказывает, что в персидско-таджикской культуре эпохи Средневековья природа не всегда становилась лишь фоном или «черным сукном», по выражению литературоведов, местом действия эпических или лирических героев. Природа была основным объектом эстетического наслаждения, служила для творчески мыслящих людей источником радости и вдохновения, высшим мерилом красоты, с чем сверяли свои творения живописец, архитектор, музыкант и поэт. С помощью описания природных явлений, образов поэты ярче, глубже выявляли внутренние и внешние качества своих героев» [3; 34-35].

Таким образом, воспитание культуры отношений к природе, умение видеть и ценить ее красоту, видеть в ней мир удивительного «творчества», многообразных поисков, воспитания творческого отношения и стремления познать тайну природы, ее красоту должно явиться важнейшей стороной эстетического воспитания. Воспитание любви к природе, умение чувствовать ее красоту и восхищаться ею имеет огромное значение не только для эстетического развития, но и для нравственного воспитания, в частности, для пробуждения патриотических чувств, чуткости к окружающему, способствует физической закалке, а также расширению умственного кругозора. Умение видеть природу – первое условие воспитания мироощущения единства с ней, первое условие воспитания через природу. Чтобы ощущать себя частью целого, человек должен постоянно находиться во взаимоотношениях с этим целым. Вот почему гармония педагогических воздействий требует постоянного общения с природой.


    Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию.М.,1988.С.36.

Зинченко В.П., Смирнов А.А. Актуальные проблемы инженерной психологии. М.1988.

Кубонмамадов А. Из истории эстетической мысли в Средней Азии (эпоха древности и раннего средневековья). – Ташкент: НУУ, 2007. – С.34-35.

Источник

Эстетика природы

Необходимым элементом эстетической культуры является эстетическая деятельность. Ведь эстетическое отношение к действительности представляет собой не только созерцание и оценку, но и некую форму практики. Эстетическая деятельность многообразна, она не сводится только к созданию произведений искусства.

В сегодняшнем мире немаловажное значение приобретает и эстетическое начало в деятельности по отношению к природе. Красота окружающего мира с давних пор поражала воображение человека и привлекала внимание художников. Но на современном этапе прекрасное отношение к природе подразумевает не только любование ею, но и гармонизацию взаимодействия: бережное использование, ненавязчивое изучение. Эстетически выверенным становится отношение кприроде не как «внешней среде», а отношения с природой как живого с живым.

Эстетическая значимость природных предметов и явлений открывается человеку по мере их материального и духовного освоения, то есть по мере того, как посредством труда он преобразует природу, ставит ее силы на службу своим потребностям. Красота природы открывалась человеку постепенно. На ранних этапах его становления природа была настолько неприступной и чуждой, что оставалась закрытой для эстетического освоения. Красота природы для человека состоит не в чисто внешней формальной красивости ее явлений, а в выражении в природных явлениях положительного человеческого содержания. Красота природы воспринимается в рамках господствующего эстетического идеала. Если в XVII-XVIII вв. при французском дворе сформировался идеал «подстриженной», «украшенной» природы, что нашло отражение в искусстве классицизма, то под влиянием Ж.Ж.Руссо сложился идеал гармоничной и умиротворенной природы, противостоящей искусственности и порочности цивилизации. Романтическое искусство начала XIX века воспевало, напротив, дикую, необузданную природу, противостоящую обыденности буржуазной жизни.

В ХХ веке под влиянием экологических проблем эстетическая значимость природы была вновь переосмыслена, появились основы экологической эстетики. Она утверждает, что подлинное чувство прекрасного рождает не внешняя красота природы, не знание законов ее функционирования, а красота процесса гармонического взаимодействия человека с окружающей средой.

Природа как эстетический объект обладает самоценностью, и все в ней заслуживает охраны. Безобразное в ней не исключается, если оно порождено не деятельностью человека, а есть лишь следствие естественного нарушения жизненных процессов: заболевания животных и растений, разрушения в результате стихийных бедствий. Таким образом, объективным источником ощущения красоты в природе выступает гармоническая взаимосвязь ее явлений. Нарушение этой взаимосвязи, пресекание жизни порождает ощущение безобразного, дисгармоничного, уродливого. Воспитание эстетического отношения к природе – своеобразный барьер на пути совершения насилия над ней в угоду материальным эгоистическим потребностям.

Источник



Эстетика природы — Aesthetics of nature

Эстетика природы — это подраздел философской этики , которое относится к изучению природных объектов с их эстетической точки зрения.

Содержание

История

Эстетика природы развивалась как раздел философской этики. В XVIII и XIX веках эстетика природы выдвинула концепции бескорыстия, изображения и идею позитивной эстетики. Первые крупные разработки природы произошли в 18 веке. Концепция бескорыстия объяснялась многими мыслителями. Энтони Эшли-Купер ввел это понятие как способ охарактеризовать понятие эстетики, позже усиленное Фрэнсисом Хатчесоном , который расширил его, исключив личные и утилитаристские интересы и ассоциации более общего характера из эстетического опыта. Эта концепция была развита Арчибальдом Элисоном, который относил ее к определенному состоянию души.

Теории

Теория бескорыстия открыла двери для лучшего понимания эстетических аспектов природы с точки зрения трех концептуализаций:

  1. Идея прекрасного: применительно к прирученным и ухоженным европейским садам и ландшафтам.
  2. Идея возвышенного: это объясняет угрожающую и устрашающую сторону природы, такую ​​как горы и дикая местность; однако, если смотреть на это с точки зрения незаинтересованности, его можно эстетически оценить, а не бояться или пренебрегать.
  3. Понятие живописного: термин «живописный» означает «подобный картинке», где мир природы воспринимается так, как будто он разделен на сцены, похожие на искусство.

Предметы, которые воспринимаются как красивые, обычно маленькие, гладкие и светлые. Напротив, объекты, рассматриваемые как возвышенные, имеют тенденцию быть мощными, интенсивными и устрашающими. Живописные предметы представляют собой смесь того и другого, которые можно рассматривать как разнообразные и нерегулярные, богатые, мощные и даже яркие.

События 21 века

Когнитивные и некогнитивные подходы к природе сосредоточили свое внимание с естественной среды на рассмотрение среды, находящейся под влиянием человека и человека, и разработали эстетические исследования повседневной жизни. (Карлсон и Линтотт, 2007; Парсонс 2008a; Карлсон 2010)

Перспективы человека и отношения с природой

Люди могут ошибаться, используя аналогию с арт-объектом . Например, песчаный журавль — это не арт-объект; арт-объект — это не песчаный журавль. На самом деле арт-объект следует называть артефактом . Журавль сам по себе является дикой природой и не является объектом искусства. Это может быть связано с определением когнитивного взгляда Сатио. В дальнейшем журавль живет в различных экосистемах, таких как Йеллоустон. Природа — это живая система, в которую входят животные, растения и экосистемы. Напротив, арт-объект не имеет регенерации, эволюционной истории или метаболизма. Человек может находиться в лесу и воспринимать его как красивый из-за обилия цветов, таких как красный, зеленый и желтый. Это результат взаимодействия химических веществ с хлорофиллом. Эстетический опыт человека может увеличиваться; однако ни одна из упомянутых вещей не имеет ничего общего с тем, что на самом деле происходит в лесу. Хлорофилл поглощает солнечную энергию, а остаточные химические вещества защищают деревья от выпаса насекомых.

Любой цвет, воспринимаемый посетителями-людьми в течение нескольких часов, полностью отличается от того, что происходит на самом деле. По словам Леопольда, три характеристики экосистем, которые определяют этику земли, — это целостность, стабильность и красота. Ни одна из упомянутых особенностей не является реальной по своей природе. Экосистемы нестабильны: они резко меняются и мало интегрируются; Следовательно, красота в глазах смотрящего.

В постмодернистском подходе, когда человек занимается эстетической оценкой естественной вещи, мы придаем значение тому, что мы ценим, и в этом смысле мы выражаем и развиваем наши собственные взгляды, ценности и убеждения. Наш интерес к естественным вещам — это не только пассивное отражение наших наклонностей, как Кроче описывает как оценку природы как смотрящую в зеркало, или то, что мы могли бы назвать своей внутренней жизнью; но вместо этого могут быть вещи, с которыми мы сталкиваемся в природе, которые вовлекают и стимулируют наше воображение. В результате мы вынуждены мыслить по-другому и применять мысли и ассоциации к новым ситуациям и способами.

В качестве характеристики оценки искусства эстетики природы утверждают, что постмодернизм — это ошибочная точка зрения, потому что у нас нет ни единого аргумента. Эстетическая оценка искусства регулируется некоторыми нормативными стандартами. В мире искусства критика может иметь место, когда люди собираются вместе и обсуждают книги и фильмы или когда критики пишут оценки публикациям. Напротив, не существует очевидных примеров дебатов и оценок, в которых оцениваются разные суждения об эстетике характера природы.

Источник

3. РАЗЛИЧНЫЕ АСПЕКТЫ КРАСОТЫ В ПРИРОДЕ

Таким образом, мы должны были бы называть прекрасной природу вообще как чувственное воплощение конкретного понятия и идеи. Она прекрасна, поскольку при созерцании соразмерных понятию образов природы мы смутно чувствуем существование такого соответствия и поскольку при чувственном рассмотрении взору открывается внутренняя необходимость и связь расчленения целого. Дальше этого смутного предчувствия понятия созерцание природы как прекрасной нас не ведет. Но в таком случае это восприятие, для которого части представляются происшедшими свободно и независимо, обнаруживая в то же время согласованность друг с другом в форме, очертаниях, движении и т. д., остается неопределенным и абстрактным. Внутреннее единство остается внутренним, оно не выступает для созерцания в конкретно идеальной, духовной форме, и рассмотрение довольствуется всеобщностью необходимой одушевляющей согласованности вообще.

a) Следовательно, теперь у нас осталась в качестве красоты природы лишь одушевленная внутри себя связь, обнаруживающаяся в соразмерной понятию определенности природных образований. С этой связью непосредственно тождественна материя, а форма как истинная сущность и образующая сила материи непосредственно имманентна ей. Это дает нам всеобщее определение красоты на данной ступени. Так, например, нас восхищает природный кристалл своей правильной формой, которая порождается не внешним механическим воздействием, а собственным внутренним определением и свободной силой, порождается свободно самим же предметом. Внешняя ему деятельность как таковая тоже могла бы быть свободной, однако в кристаллах формирующая деятельность является не чужеродной объекту, а такой деятельной формой, которая принадлежит этому минералу согласно его собственной природе. Здесь свободная сила самой материи формирует себя посредством имманентной деятельности, а не пассивно получает свою определенность извне, и в своей реализованной форме материя остается свободной у себя самой. Сходная деятельность имманентной формы обнаруживается на более высокой ступени и более конкретно в живом организме и его очертаниях, в облике его членов и главным образом в движении и выражении ощущений. Здесь сама внутренняя подвижность выступает в ее живом проявлении.

b) Однако даже при этой неопределенности красоты в природе как внутреннего одушевления мы все же проводим

α. существенное различие как со стороны нашего представления о жизни и предчувствия ее истинного понятия, так и со стороны обычного типа соответствующего понятию явления этой жизни. Исходя из этих различий, мы называем животных прекрасными и безобразными. Так, например, ленивец, животное, которое тащится с трудом и весь наружный вид которого показывает неспособность к быстрому движению и живой деятельности, не нравится нам вследствие этой сонной инертности. Ибо деятельность, подвижность свидетельствуют о высшей идеальности жизни.

Точно так же мы не можем считать красивыми амфибии, некоторые виды рыб, крокодилов, жаб, многие виды насекомых и т. д., но особенно кажутся нам некрасивыми, хотя и бросаются нам в глаза, промежуточные типы животных, образующие переход от одной определенной формы к другой и объединяющие в себе в смешанном виде внешние черты того и другого. Так, например, нам кажется некрасивым утконос, представляющий собой помесь птицы и четвероногого животного. Это может нам казаться сначала простой привычкой, так как мы твердо удержали в своем представлении определенный тип животного. Но эта привычка не лишена смутного представления о том, что черты строения тела, например, птицы находятся в необходимой «вязи друг с другом, и по своему существу это строение тела не может сочетаться с формами, принадлежащими другим родам живых существ, не образуя этих промежуточных созданий. Такие смешения оказываются поэтому странными и противоречивыми. Как односторонняя ограниченность организации, кажущаяся несовершенной и незначительной и указывающая лишь на внешние ограниченные потребности, так и смешения и переходы, оказывающиеся не в состоянии сохранять определенность различий, хотя внутри себя они и не столь односторонни, находятся за пределами живой красоты в природе.

β. Когда перед нами нет органических живых существ, как, например, при созерцании ландшафта, мы говорим о красоте природы в другом смысле. Здесь нет определенного понятия и оживленного в своем идеальном, духовном единстве органического расчленения частей. Перед нами проходят лишь богатое многообразие предметов и внешняя связь различных органических или неорганических созданий: контуры гор, изгибы рек, группы деревьев, хижины, дома, города, дворцы, дороги, корабли, небо и море, долины и пропасти. Внутри же этого различия выступает приятная или импонирующая нам внешняя согласованность, которая интересует нас.

γ. Красота в природе получает своеобразный характер, вызывая в нас созвучные душевные настроения. Таковы, например, тишина лунной ночи, покой долины, через которую струится ручей, возвышенность безмерного волнующегося моря, спокойное величие звездного неба. Смысл следует искать и здесь не в предметах как таковых, а в пробужденном в нас душевном настроении. Сходным образом мы называем животных красивыми, если они обнаруживают душевное выражение, созвучное человеческим свойствам, например смелость, силу, храбрость, добродушие и т. п. Это выражение, с одной стороны, несомненно свойственно предметам и изображает определенную сторону животной жизни, но, с другой стороны, связано с нашими представлениями и нашими душевными настроениями.

c) Животная жизнь, представляя собой вершину красоты в природе, уже выражает одушевляющее начало, однако любая животная жизнь все же ограничена и связана с совершенно определенными качествами. Круг се существования узок, ее интересы подчинены естественной нужде — пище, половому влечению и т. д. Ее душевная жизнь в качестве того внутреннего содержания, которое выражается в ее телесном образе, бедна, абстрактна, бессодержательна. Далее, это внутреннее содержание не проявляется как внутреннее. Принадлежащее царству природы живое существо не открывает своей души самому себе, потому что его душа вследствие природного характера этого существа остается лишь внутренней и не проявляет себя как нечто идеальное, духовное. Как мы уже вкратце указали, душа животного, но является для самой себя этим идеальным, духовным единством; если бы она существовала для себя, она проявлялась бы в этом бытии-для-себя также и для других.

Лишь сознательное «я» представляет собой такое простое идеальное, духовное единство, которое существует в качестве идеального для себя самого и знает о себе как таковом. Поэтому и реальность его носит идеальный, духовный, а не только внешний, чувственный и телесный характер. Здесь реальность, впервые обладает формой самого понятия, понятие противостоит себе, имея себя своей объективностью и существуя в ней для себя. Напротив, животная жизнь является таковым единством лишь в себе, ибо в ней телесная реальность имеет другую форму, нежели идеальное, духовное единство души. Сознательное же «я» представляет само для себя это единство, стороны которого в равной степени носят идеальный, духовный характер. В качестве такого сознательного единства «я» проявляется и для других. Созерцая же облик животного, мы можем лишь предчувствовать существование в нем души. Само животное обладает лишь смутной видимостью души, подобно дуновению, распространяющемуся по всему организму, приводящему к единству члены тела и открывающему нам во всей повадке животного задатки особенного характера.

Таков первый недостаток даже высших форм красоты в природе, и из этого недостатка вытекает необходимость идеала как прекрасного в искусстве. Но прежде чем перейти к идеалу, следует рассмотреть два определения, являющиеся следствиями этой неудовлетворительности природной красоты.

Мы сказали, что душа предстает нам в образе животного помутненной, является нам лишь в качестве связи организма, средоточия одушевления, которому недостает содержательного наполнения. Здесь выявляется лишь неопределенная и совершенно ограниченная душевность. Рассмотрим вкратце это абстрактное явление в его самостоятельности.

Источник

Эстетика природы

Мир природы естественное лоно жизни человека. Все, что окружает его на Земле и в обозримом Космосе актуально или потенциально способно вызывать эстетические переживания, стать объектом эстетического отношения. Между тем, сами по себе природные предметы и явления в своей собственной данности ни красивы и ни уродливы. Их формы, цвета, звуки и запахи изначально несут в себе возможность воздействия на человека оптически, акустически и т. п. Однако подобного рода физические, физиологические и другие их естественные свойства не тождественны их эстетической ценности. Как справедливо подметил еще Л. Фейербах, «чувством овладевает не звук как таковой, а только звук полный содержания, смысла и чувства».

В. Соловьев, определяя красоту в природе, говорил, что она есть ни что иное как «преображение материи через воплощение в ней другого, сверхматериального начала». Например, пение соловья в своей физиологической основе есть преображение полового инстинкта, но оно способно вызывать глубокое эстетическое переживание, так как оно воплощает в себе идеальное начало, идею любви.

Следовательно, эстетическая значимость природных предметов и явлений открывается человеку лишь в процессе их материально-духовного освоения, то есть по мере того, как посредством труда он преобразует природу, ставит ее силы на службу своим потребностям. Лишь включение природных предметов и явлений в общественную практику способно придать им собственно человеческое содержание, тот особый смысл и чувства, которые и составляют основу эстетического отношения.

Потребность человека в эстетическом взаимодействии с природой относится к духовным потребностям. Эстетическое созерцание – высший вид духовной деятельности, способствующий саморазвитию, самосовершенствованию, самовоспитанию личности. Общение с природой, ее созерцание укрепляет жизненные силы человека, дает положительный заряд, человек испытывает восторг, восхищение, изумление.

Красота природы открывалась человеку постепенно. На ранних этапах его становления и развития, отмеченных тотальной зависимостью человека от игры стихийных сил, природа оставалась как бы закрытой для эстетического переживания.

Неосвоенная и непознанная, она противостояла человеку как чуждая и неприступная сила, власти которой необходимо было подчиняться. И лишь вовлекая постепенно в сферу своего практического преобразующего воздействия самые многообразные природные предметы и явления, он утверждал таким образом свое материальное и духовное господство над ними, запечатлевал в них свои познавательные и созидательные способности. В этом процессе освоения и познания природа становилась выразителем человеческого содержания, его чувств и мыслей.

Благодаря очеловечиванию природы, ее превращению в человеческую действительность, собственно, и стало возможным не только ее узкоутилитарное, но и духовное, в том числе эстетическое освоение. Видя в преобразуемом мире свою собственную сущность, человек и по отношению к еще неосвоенным в труде природным предметам и явлениям, применяет человеческую меру, замечая в них то, что соответствует его жизненному опыту, его представлениям о красоте. Эстетическое отношение позволяет преодолевать чуждость, внеположенность природных и, в частности, космических объектов.

Красота в природе, ее содержание и критерий являются, таким образом, изначально общественными, человеческими и по своему происхождению, и по сути. Воспитанное культурой ощущение человеком красоты природы есть его универсальное свойство, в основе которого заложено родовое стремление к гармонии и целесообразности. М. Горький, имея в виду универсальность этого свойства, отметил, что «Человек по натуре своей — художник. Он всюду, так или иначе, стремится вносить в свою жизнь красоту».

Итак, красота природы для человека состоит не в чисто внешней формальной красивости ее явлений, а в выражении в этих явлениях положительного человеческого содержания. Не случайно, восприятие и переживание человеком красоты природы во все исторические периоды обнаруживает свою связь с господствующими идеалами и нормами, концентрированно выражающими характерные представления людей той или иной эпохи о гармонической взаимосвязи явлений, о понимании их существенности для человека и в связи с человеком. Данное положение хорошо иллюстрируется примерами отражения природы в искусстве.

Так, например, сформировавшийся в ХVII-ХVIII вв. у придворно-аристократической части французского общества идеал «подстриженной», «украшенной» природы, нашел свое отражение в искусстве классицизма.

Позднее, руссоистский идеал естественной, гармоничной, умиротворенной природы, противостоящий искусственности и испорченности цивилизации, явился выражением эстетической позиции просветителей XVIII в. и их политического отрицания французского абсолютизма. Далее, в первой трети XIX в. характерные для романтиков настроения индивидуалистического бунтарства против «прозы» и пошлости буржуазной жизни нашли свое эстетическое выражение в их искусстве, воспевавшем идеал возвышенной дикой, буйной и необузданной природы. Русское классическое искусство XIX в., тесно связанное с гуманистическими настроениями и чувствами передовых людей, исповедовало идеал природы как свободной стихии, как цветения богатой и многообразной жизни.

Данная закономерность продолжает действовать и на протяжении XX века – века научно-технической революции. Общепризнанным является тезис о том, что развитие человечества в этот период поднялось на качественно новый уровень овладения силами природы, и использования в своих интересах. Весьма далекое от рационального подхода использование природных ресурсов, сопровождаемое при этом прогрессирующим загрязнением природной среды всевозможными вредными для человека отходами, по существу, поставили Землю на грань экологической катастрофы. Человечество должно осознать, что одностороннее использование достижений науки и техники только для производства, без достаточной заботы о самой природе, заключает в себе самые разрушительные последствия, вплоть до самоуничтожения. В русле такого осознания и понимания необходимости принципиально новых взаимоотношений человека и природы, общества и окружающей среды ныне формируется и подход к вопросу о красоте природы, ее роли в эстетической организации среды обитания современного человека. На стыке наук — экологии и традиционной эстетики возникают новые направления исследований, в частности, экзоэстетика и экологическая эстетика.

Первое направление связано с практическим освоением космоса, с необходимостью его включения в систему нашего эстетического отношения.

Представители экологической эстетики считают свою науку частью философии окружающей среды. Данное направление достаточно широко представлено исследованиями западных ученых. Оно строится на стыке эстетической и неэстетической (моральной, религиозной, интеллектуальной и т.п.) трактовки прекрасного. Причем акцент делается на активности эстетического отношения к природе и тесной взаимосвязи с этикой, конкретными науками и общественной практикой. Знание об окружающей среде углубляет и регулирует эстетический опыт, ставит его в этические рамки.

Природа как эстетический объект, обладает самоценностью и все в ней заслуживает охраны. Безобразное в ней не исключается, однако трактуется оно как следствие нарушения жизненных процессов: заболевания животных и деревьев, разрушения в результате ураганов, пожаров и наводнений и т. п. В месте с тем, естественные жизненные процессы, включающие гибель как элемент необходимости поддержки биологической стабильности экосистемы, в целом воспринимаются как прекрасные.

Таким образом, можно сделать вывод: объективным источником ощущения красоты в природе всегда выступает та или иная непосредственно воспринимаемая гармоническая взаимосвязь явлений, в которой проявляется всеобщее диалектическое единство развивающейся природной действительности. Нарушение этой взаимосвязи, возникающее в результате экологического ущерба, наносимого природе человеком, либо стихийными бедствиями, способно порождать ощущение безобразного, дисгармоничного, уродливого.

Воспитание эстетического отношения к природе — своеобразный барьер на пути совершения насилия над ней в угоду эгоистических материальных потребностей. Сегодня, как никогда, важно утвердиться людям в принципах гуманной эстетической жизни.

Источник

Adblock
detector